fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

Жительница провинции Ляонин рассказывает о 18-летнем жестоком преследовании

С момента начала преследования Фалуньгун 59-летняя Ван Сяоянь, жительница города Фушунь провинции Ляонин, шесть раз подвергалась незаконным арестам и дважды была приговорена к тюремному заключению, где провела в общей сложности 18 лет. Она едва не умерла от жестоких пыток.

Из-за отказа отречься от веры в Фалуньгун Ван подверглась огромным физическим и психическим страданиям. От сильных болей в суставах она едва может ходить, её зрение значительно ухудшилось.

В самых тяжёлых случаях в результате пыток Ван впадала в состояние оцепенения и периодически теряла сознание. Иногда практикующую избивали до такой степени, что на её теле буквально не оставалось живого места от синяков и ран. Омертвевшие мышцы были твёрдыми как камень.

Ван подверглась преследованию и в финансовом отношении. С июля 1999 по июль 2017 года власти удерживали её заработную плату. Известно, что часть этих денег перечислялась на счёт «Офиса 610» для оплаты штрафов, которые на неё были наложены. После освобождения Ван в 2017 году пособие, которое она получала от отдела социального обеспечения, было сокращено до прожиточного минимума.

Ниже приводится рассказ Ван о преследовании, которому она подвергалась в течение 20 лет.

Обретение новой жизни благодаря практике Фалуньгун

В 1989 году, когда мне было всего 28 лет, у меня появились странные симптомы. В больнице, куда я обратилась, у меня диагностировали рак щитовидной железы. Эта страшная новость потрясла меня, как гром средь бела дня.

Я перенесла две операции, прошла курс химиотерапии и множество других процедур, но ничего не приносило облегчения. После операции я испытывала такие сильные боли, что впала в отчаяние и потеряла желание жить. Мой характер испортился, из-за чего я постоянно ругалась с мужем и вела себя высокомерно со свекровью. Моя некогда счастливая семья находилась на грани распада.

В этот тяжёлый период жизни я познакомилась с Фалуньгун. Начав практиковать, я узнала, для чего люди живут и почему болеют. Я также поняла смысл своей жизни.

Придерживаясь принципов «Истина, Доброта, Терпение», я перестала спорить с мужем и научилась с добротой относиться к его матери. В своей повседневной жизни, где бы я ни находилась, интересы других людей я ставила на первое место. В процессе самосовершенствования я почувствовала, что все мои болезни исчезли.

Увидев произошедшие во мне позитивные перемены, свекровь тоже начала практиковать Фалуньгун. У неё прошло заболевание сердца, и она стала более доброжелательной. Счастье снова вернулось в нашу семью.

Многочисленные аресты за веру в Фалунь Дафа

20 июля 1999 года Коммунистическая партия Китая (КПК) под руководством Цзян Цзэминя начала жестокое преследование Фалуньгун. В соответствие с выдвинутой директивой Цзяна «опорочить репутацию практикующих, разорить их финансово и уничтожить физически», сотни тысяч практикующих были заключены в тюрьмы, многие были убиты (точное число неизвестно), были разрушены миллионы семей [примечание редактора: в настоящий момент получено подтверждение более четырёх тысяч случаев смерти практикующих, погибших в результате преследования, но в связи с цензурой КПК и информационной блокадой в Китае, фактическое число погибших вероятно во много раз больше].

10 сентября 1999 года мы с группой практикующих выполняли упражнения у реки. Нас арестовали и доставили в отделение полиции Цзинъю, где с нами обращались как с преступниками. За отказ отречься от Фалуньгун меня отправили в центр заключения, а через 15 дней перевели в центр «промывания мозгов».

В центре заключения я стала свидетелем вопиющих нарушений прав человека. Больше месяца я подвергалась физическим и моральным пыткам.

После освобождения мой телефон незаконно прослушивался. В марте 2000 года меня арестовали за то, что мы с практикующими по телефону обсуждали поездку в Пекин с целью выступить в защиту Фалуньгун. После ареста меня отправили в центр «промывания мозгов» Уцзяпу, где я находилась больше 80 дней. В то время в Фушуне было очень холодно, но мне приходилось спать практически на голой скамье без одеяла.

В июле 2000 года, приехав в Пекин, я вышла на площадь Тяньаньмэнь в надежде рассказать людям, что КПК лишает нас права на свободу убеждений и Фалунь Дафа несёт добро. За выполнение упражнений на площади меня снова арестовали и доставили в отделение полиции Цзинъю города Фушунь. Там меня держали 15 дней, а потом отправили в центр «промывания мозгов». После чего меня на два с половиной года заключили в исправительно-трудовой лагерь Уцзяпу.

Практикующие Фалуньгун, заключённые в этом лагере, коллективно объявили голодовку в знак протеста против пыток, включая избиения и подвешивание за наручники. Поскольку я рассказала о жестоком обращении начальнику лагеря, меня поместили в изолятор и беспощадно избили.

22 сентября 2000 года нас с несколькими практикующими перевели в исправительно-трудовой лагерь Масаньцзя, известный жестоким отношением к заключённым практикующим Фалуньгун. С целью «преобразования» практикующих, тюремные надзиратели ежедневно порочили Фалуньгун и Учителя Ли (основателя Фалуньгун). Если практикующие отказывались от «преобразования», их лишали сна и жестоко пытали.

В результате жестокого обращения и издевательств у меня появился сильный кашель и открылась непрекращающаяся и настолько интенсивная рвота, что я не могла говорить. В канун Нового года меня освободили досрочно по медицинским показаниям.

С 1999 по 2002 год власти постоянно следили за мной и прослушивали мой телефон. Полицейские пять раз арестовывали меня. Наш дом в результате обысков был разграблен. В пятый раз меня арестовали дома при сыне-подростке. Его тоже доставили в отделение полиции. После этого случая я ушла из дома, чтобы избавить мою семью от угроз и арестов.

10 апреля 2002 года меня снова арестовали в то время, когда я вынуждена была скрываться. Полицейские забрали мои личные вещи, включая два мобильных телефона и 20 тысяч юаней наличными. Поскольку я оставалась тверда в своей вере, после допроса меня отправили в центр заключения города Фушуй.

Приговорена к 15 годам тюрьмы после одного года заключения

В центре заключения я объявила голодовку в знак протеста против незаконного задержания. Двадцать дней спустя моё состояние резко ухудшилось. Администрация центра заключения отправила меня домой, вокруг моего дома были выставлены полицейские, чтобы следить за мной.

Однажды ко мне приехали мама и младший брат. Не успела я приоткрыть дверь, как в мой дом ворвались полицейские, которые приказали мне отречься от Фалуньгун. Объяснив, что практика Фалуньгун спасла мне жизнь, и я буду продолжать практиковать, я посоветовала им, чтобы они не слушали ложь КПК. В результате меня снова отправили в центр заключения.

Шесть месяцев спустя сотрудники службы общественной безопасности Фушунь доставили меня в свой офис для допроса. Чтобы заставить меня отвечать на вопросы, полицейский Цюань Юн сказал мне, что практикующая по имени Цзоу Гуйжун (которая, как позже выяснилось, умерла в результате пыток в центре заключения) спрыгнула с лестницы и покончила с собой.

«Настоящий практикующий Фалуньгун никогда не совершит самоубийство, — сказала я. — Вы, должно быть, столкнули её с лестницы и убили».

Услышав мой ответ, Цюань Юн пришёл в ярость. Он связал мне руки за спиной, а затем подвесил за руки.

«Отпустите меня!» — крикнула я.

Когда другой полицейский помог мне опуститься вниз, я сказала ему:

«Практика Фалуньгун не нарушает никаких законов. Я только помогаю людям узнать правду. Я следую принципам „Истина, Доброта, Терпение“, чтобы быть доброй и заботливой женой и матерью в доме, добросовестным сотрудником на работе и честным гражданином в обществе. Что плохого в практике Фалуньгун?»

Цюань Юн также пытался изнасиловать меня. Я отчаянно сопротивлялась. Затем он лишал меня сна на три дня и пытал различными способами. Он пытался заставить меня подписать заранее напечатанное заявление об отказе от Фалуньгун, но я отказалась. После того, как все его усилия потерпели неудачу, он отправил меня обратно в центр заключения.

Спустя год после моего задержания меня приговорили к 15 годам тюрьмы без каких-либо законных оснований. Даже тюремные охранники считали, что мне вынесли слишком суровый приговор. Я подала апелляцию, но суд промежуточной инстанции оставил в силе первоначальное решение.

Жестокие пытки в тюрьме Дабэй города Шэньяна

10 апреля 2003 года меня перевели в тюрьму Дабэй города Шэньяна. Тюремная администрация сначала отказалась принять меня, потому что я страдала от онкологического заболевания. Но получив взятку в размере 1000 юаней из денег, которые были конфискованы у меня сотрудниками «Офиса 610», тюремная администрация согласились принять меня.

В то время разразилась эпидемия атипичной пневмонии. Свежие продукты и предметы первой необходимости не поставляли. В тюрьме нас кормили заплесневелой кукурузной мукой, от которой меня каждый день мучила изжога, что пагубно сказалось на моём здоровье.

Каждый день охранники безостановочно клеветали на Фалуньгун, пытаясь заставить меня отказаться от практики.

Новый начальник отделения заставил двух моих сокамерниц издеваться надо мной в тюремной мастерской. Я объявила голодовку в знак протеста против бесчеловечных пыток.

«Я умирала от рака, — кричала я. — Практика Фалуньгун спасла меня от смерти и подарила мне здоровье. Я следую принципам „Истина, Доброта, Терпение“, чтобы стать лучше. Моя практика не нарушает никаких законов. За что меня арестовали и незаконно приговорили к 15 годам?»

Так как я продолжала стоять на своём, тюремные охранники применили другую форму пыток, заставив меня выполнять тяжёлую физическую работу.

Многочасовой изнурительный труд

Заключённых лишают человеческого достоинства и прав человека. Телесные наказания были обычным явлением.

Нас поднимали в 5:30 утра и заставляли работать на поле с 6:30 утра до 8:30 вечера каждый день, включая выходные и праздничные дни. Рабочие часы часто удлинялись, и нам не хватало времени, чтобы умыться и поужинать. Иногда работа продолжалась всю ночь до следующего дня, что доводило людей до крайней степени истощения. Некоторые заключённые, не выдержав жестокого обращения, покончили жизнь самоубийством. Но охранники сообщали, что они умерли естественной смертью. Кроме того, тот, кто не выполнял отведённую ему рабочую квоту, должен был вручную переписывать тюремные правила пять раз, что часто длилось до полуночи и позже.

Охранники всячески скрывали факты издевательств и жестокого обращения. Заключённые не осмелились рассказывать об этом, опасаясь, что их убьют. Вышедшие на свободу также хранили молчание, чтобы избежать преследования и повторного ареста.

В 2011 году нас перевели в новое отделение, которое находилась далеко от мастерской. У каждого заключённого была лишь одна пара обуви, которая промокала в дождливые дни. В конце каждого рабочего дня все должны были снимать обувь и стоять босиком для обыска, независимо от того, насколько холодной была погода. Три человека пользовались одним краном, и у них было всего десять минут, чтобы почистить зубы и умыться. Нам разрешали принимать душ только раз в несколько дней, а вода в душе зимой была ледяной.

Применение неизвестных препаратов

В 2009 году в тюрьме было создано «исправительное отделение» для «преобразования» вновь прибывших практикующих Фалуньгун, а также для последователей Дафа, которые оставались твёрдыми в своей вере.

Хотя я не попала в это отделение, преследование, которому я подверглась в своём отделение, было не менее жестоким. Когда я заболела, охранники заставили меня принять неизвестные препараты.

После приёма этих препаратов я очень ослабла. У меня болели кости, суставы распухли. Меня часто мучили галлюцинации, во время которых я не могла сфокусировать зрение; появились проблемы с памятью. Осознав, что причиной возникновения этих проблем со здоровьем были те препараты, я отказалась их принимать. Охранники заставили меня подписать заявление о том, что всю ответственность за возможные последствия я беру на себя.

Раз в неделю охранники брали у меня кровь. Я спросила, зачем это делается. Они солгали, что кровь берётся для проведения анализа в городской больнице с целью поддержания моего здоровья. Позже я узнала, что они создавали банк данных для насильственного извлечения органов у живых практикующих Фалуньгун.

Изоляция

Тюремная администрация причислила меня к числу «неподдающихся» заключённых, к которым необходимо применять «особые» методы. Охранники не позволяли другим заключённым со мной разговаривать. Того, кто нарушит этот запрет, лишали права на смягчение наказания. Поэтому я не разговаривала с другими заключёнными, чтобы не создавать им проблем. Спустя некоторое время я заметила, что не могу говорить — у меня развилась афазия.

Охранники не упускали возможности поиздеваться надо мной в мастерской. В жаркие дни они сажали меня в самое горячее место между двумя металлическими столами, где я подолгу шила в одиночестве. Они заставляли меня часами нажимать педали швейной машинки, в результате чего мои ноги распухли. Я очень ослабла и едва могла ходить от невыносимой боли в ногах. После чего охранники заставили меня принять лекарство, чтобы снять боль.

После принятия лекарства моё сознание стало спутанным, появились галлюцинации. Кровяное давление поднялось до опасного уровня и появились симптомы инсульта. Даже в таком состоянии меня продолжали заставлять работать. Когда я не могла поднять свою чашу для умывания, заключённые смеялись надо мной.

Я пожаловалась на жестокое обращение начальнику отделения, но она сказала, что единственный выход — это отказаться от своей веры.

Насильственное «преобразование»

В октябре 2011 года охранники решили добиться 100% «преобразования» в нашей камере. Они взялись за меня, заявив, что я должна быть «преобразована», независимо от моего желания. Они пытались обмануть меня, что мои родные неоднократно просили их «преобразовать» меня, чтобы я могла раньше вернуться домой.

Затем охранники поместили меня в маленькую тёмную камеру, которая была предназначена специально для преследования практикующих Фалуньгун. Они приказали заключённым по очереди издавать громкие звуки. Шум был такой сильный, что даже самим заключённым трудно было вынести это. Из-за стресса моё и без того высокое давление поднялось ещё выше. Мне казалось, что мои сосуды вот-вот лопнут, а голова взорвётся. Я была близка к нервному срыву.

Охранники использовали всевозможные уловки, чтобы заманить меня в ловушку, но я оставалась тверда в своей вере. Меня снова отправили в мастерскую после 40 дней бесчеловечных пыток. Затем они сфабриковали заявление о «преобразовании», подделав мою подпись и отпечатки пальцев. Когда я опровергла это заявление, они усилили преследование, используя любой повод, чтобы подвергнуть меня унижению и издевательствам. Они даже награждали тех, кто издевался надо мной.

Охранники совершили много ужасных вещей. Они старались всеми способами лишить меня ясности мысли, потому что боялись, что после освобождения я разоблачу их преступления.

Семья разрушена

Преследование разрушило мою семью. Моя свекровь была практикующей. Её три раза арестовывали. Во время этих задержаний её жестоко избивали и подвергали «промыванию мозгов». Свекрови перестали выплачивать зарплату, и ей нечем было платить за отопление во время холодной зимы.

Когда меня приговорили к 15 годам тюремного заключения, у неё от потрясения случился инсульт. В 2014 году она умерла.

Мой муж не выдержал давления властей и развёлся со мной. Сын с детских лет неоднократно видел, как меня арестовывают, а наш дом грабят. Жестокое преследование нанесло глубокую психологическую травму его неокрепшему сознанию.

Однажды он сказал мне:

«Мама, когда я слышу сирены полицейских машин, мне кажется, что полиция снова едет тебя арестовывать. Это очень пугает меня».

Повзрослев, сын оставил меня.

Отравленные лживой пропагандой и ложью со стороны компартии Китая (КПК) мои родственники и друзья не решаются связаться со мной, опасаясь преследования. Все они избегают меня.

Источник: en.minghui.org

  • Фалунь Дафа семинар
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic