fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

Пропаганда и цензура КПК

Наполненная ненавистью масштабная пропагандистская кампания была центральной в преследовании Фалуньгун 

Под руководством Министерства пропаганды китайское государственное телевидение с самого начала преследования запустило дезинформационные программы, по 24 часа в сутки транслируя клеветнические репортажи о Фалуньгун.

Чтобы охватить всё общество, эта пропаганда распространялась на все мыслимые средства информации: государственные радиостанции, газеты, рекламные щиты, комиксы, плакаты, фильмы, сериалы и даже театральные постановки.

«Пекин усилил кампанию до предела, начав пропагандистскую войну в старом коммунистическом стиле, бомбардируя граждан», — сообщала газета The Wall Street Journal.

Царство фальшивых новостей

Клайв Анслей, эсквайр, известный юрист, который преподавал международное экономическое право в Шанхайском университете Цзяотон в течение 14 лет, шутил со своими китайскими коллегами, что единственная правдивая вещь в китайских СМИ — это дата.

После того, как преследование Фалуньгун официально началось 20 июля 1999 года, Анслей утверждал, что он стал свидетелем «самой экстремальной кампании неприкрытой ненависти», которую он когда-либо видел в китайских печатных и телевизионных средствах массовой информации, включая программы для молодёжи, культурные презентации, комиксы и новостные программы.

Не менее шокирующим он находил то, как его высокообразованные коллеги поддались той самой пропагандистской тактике в средствах массовой информации, которую они высмеивали в прошлом. Именно тогда он понял, что эта кампания отличается от всех остальных.

Лицемерие в действии

Компартия первоначально использовала государственные СМИ для пропаганды Фалуньгун и его влияния на улучшение здоровья и повышение нравственности общества.

Фалуньгун был уважаем, отмечен наградами правительственных органов, включая Бюро общественной безопасности, которое хвалило Фалуньгун за «пропаганду традиционных добродетелей китайского народа в борьбе с преступностью, в охране общественного порядка и безопасности, а также за поощрение честности в обществе». Бюро общественной безопасности даже пригласило Ли Хунчжи, основателя Фалуньгун, провести семинар по Фалуньгун в 1993 году, и приглашение было принято.

31 августа 1993 года, после проведения Мастером Ли Хунчжи курса цигунского лечения для почётных членов китайского Фонда «Основы мужества» при Министерстве общественной безопасности, Мастеру Ли Хунчжи было отправлено благодарственное письмо.

Китайские эксперты считают, что быстрый рост Фалуньгун удивил и испугал тогдашнего руководителя партии Цзян Цзэминя, который рассматривал стремительно растущую популярность Фалуньгун и его принципы «Истина, Доброта, Терпение» как экзистенциальную угрозу доктринам атеизма, классовой борьбы и насильственной революции. Поэтому 20 июля 1999 года Цзян приказал начать кампанию преследования и пропаганды, требуя, чтобы режим «использовал все меры, необходимые для ликвидации Фалуньгун».

Смертельный ярлык «культ зла»

В 1999 году в статье Washington Post сообщалось, что именно Цзян приказал объявить Фалуньгун «культом», а затем потребовал принятия закона о запрете культов. Дэвид Оунби, ведущий специалист по китайским религиям, отмечает:

«Весь вопрос о предполагаемой культовой природе Фалуньгун с самого начала был отвлекающим манёвром, искусно использованным китайским правительством, чтобы уменьшить привлекательность Фалуньгун и эффективность деятельности группы за пределами Китая».

В 2017 году в докладе Freedom House под названием «Битва за дух Китая» говорилось, что ярлык «злого культа» против Фалуньгун появился в партийном дискурсе только в октябре 1999 года, через несколько месяцев после начала репрессий. То есть этот термин был применён задним числом, чтобы попытаться оправдать жестокую, иррациональную кампанию, которая вызвала международную и внутреннюю критику.

В 2014 году в статье BBC News China сообщалось, что спустя 13 лет после начала преследования Фалуньгун всё ещё не был включён ни в один из официальных китайских списков «злых культов». Однако жестокость преследований, включая распространение бесчеловечной клеветы, не ослабевает.

Некоторые международные средства массовой информации решили применить ярлыки компартии, такие как «культ» и «зло», в своих репортажах о Фалуньгун, возможно, под видом «сбалансированной подачи материала». Канадский юрист по правам человека Дэвид Мэйтас объясняет, что использование пропагандистских терминов для контекстуализации того, что думает пропагандист, оправдывает пропаганду и пропагандиста, тем самым придавая достоверность клевете и способствует угнетению. Ни одно СМИ сегодня не сообщило бы о том, как Гитлер называл еврейский народ.

Когда журналисты используют ярлыки, созданные тираническим режимом, чтобы демонизировать угнетённых, они подвергают риску невинные жизни. Важно, чтобы репортёры и читатели чётко понимали, что такие демонизирующие термины — инструменты угнетения, а не подлинные характеристики и не обоснованные репортажи. Отступая от истины, они просто позволяют китайской компартии использовать СМИ для расширения сферы охвата своей пропаганды и своих возможностей угнетать.

Инсценированное самосожжение на площади Тяньаньмэнь

В 2000 году гонения, казалось, не затронули сердца и умы людей в Китае. Кроме того, международное сообщество рассматривало Фалуньгун как ещё одну пострадавшую группу, подвергшуюся репрессиям со стороны крупнейшего в мире нарушителя прав человека.

Но с 23 января 2001 года всё изменилось, когда рупор компартии, новостное агентство «Синьхуа» заявило, что пять практикующих Фалуньгун, включая 12-летнюю девочку, пытались «войти в рай» и подожгли себя на площади Тяньаньмэнь.

Круглые сутки ужасные видео и фотографии транслировались во всех газетах, журналах, радио и телевизионных станциях Китая. На них была изображена сильно обожжённая и изуродованная маленькая девочка, лежащая на носилках, её лицо и губы были обуглены до черноты, и она всхлипывала: «Мама, мама».

Несколько дней спустя в сообщениях западных СМИ начали пробиваться зияющие дыры в хронологической видеозаписи инцидента, которая указывала на правительственный заговор.

Репортёр «Си-эн-эн», который был на месте происшествия, не видел там 12-летнюю девочку. Для следственного отчёта Washington Post под названием «Человеческий огонь зажигает китайскую тайну» репортёр опросил соседей 12-летней девочки и её матери, которые погибли на месте происшествия. Соседи сказали, что у матери были проблемы с психикой и что «никто никогда не видел, как она практикует Фалуньгун».

Однако ничто не могло остановить силу ненависти после этой ужасной истории самосожжения. То, что когда-то воспринималось на Западе как мирная медитативная группа и жертва репрессивного режима, теперь выглядело как маргинальная группа и, возможно, даже опасная.

Документальный фильм о ложном пожаре. Анализ инцидента «самосожжения» 

Ненавистные послания завершаются жестокими репрессиями

В период с 1999 по 2001 год наблюдатели независимых СМИ, таких как «Репортёры без границ», всё больше беспокоились по поводу неспособности сообщать о Фалуньгун в Китае, а также об аресте и преследовании репортёров, которые пытались это сделать.

Среди успешных репортёров были Джон Помфрет и Филипп Пэн из The Washington Post. В августе 2001 года они опубликовали статью под названием «Пытки, чтобы сломить Фалуньгун в Китае, систематическое искоренение этой группы». Они тайно побеседовали с правительственным чиновником, разоблачившим три метода, которые режим использовал против Фалуньгун.

Первым было санкционирование компартией широко распространённого насилия в отношении практикующих Фалуньгун. Вторым — интенсивные сеансы промывания мозгов, чтобы заставить практикующих отказаться от своей веры. А третьим и самым важным методом была мощная пропагандистская кампания. Поскольку китайское общество отвернулось от Фалуньгун после инсценировки самосожжения на площади Тяньаньмэнь, давление на практикующих, чтобы они отказались от своих убеждений, возросло, и режиму стало легче применять насилие против тех, кто ранее отказывался это делать.

«Каждый аспект кампании имеет решающее значение, — сказал чиновник в интервью The Post. — Чистое насилие не работает. Просто научить тоже не получается. И ничего бы из этого не вышло, если бы пропаганда не начала менять образ мышления широкой публики. Нужны были все три составляющие. Именно это они и сделали».

50-центовая армия, или онлайн-тролли по найму

Помимо контроля над мышлением, лидеры компартии по собственному опыту знали, что должны помешать массам получить доступ к общей картине и свободному потоку информации. Цензура в интернете является одной из основных забот КПК с 2000 года. Они создали самую большую в мире систему межсетевой защиты в рамках проекта «Золотой щит». Неудивительно, что все сайты, связанные с Фалуньгун, заблокированы, в том числе сайт Массачусетского технологического института, потому что на нём размещается клуб MIT Falun Gong club.

«По нашим оценкам, [китайское] правительство фабрикует и публикует около 448 миллионов комментариев в социальных сетях в год», — Гарвардское исследование «Как китайское правительство фабрикует посты в социальных сетях для стратегического отвлечения внимания» (2016)

В Гарвардском исследовании 2016 года сообщается:

«Китайское правительство наняло около двух миллионов человек, которые анонимно рассылают огромное количество ложной информации в поток реальных сообщений в социальных сетях, прикидываясь обычными пользователями. … По нашим оценкам, правительство фабрикует и публикует около 448 миллионов комментариев в социальных сетях в год».

Эти интернет-комментаторы называются «50-центовой партией», потому что им, как сообщается, платят по 50 центов за каждый пост. Разжигание ненависти, распространение дезинформации и продвижение государственной пропаганды против Фалуньгун — это их работа.

Благодаря своему мужеству, изобретательности и техническому ноу-хау практикующие Фалуньгун противостоят массированной пропаганде лжи. Они подключались к контролируемым государством кабельным телевизионным сетям для трансляции правдивых видеороликов, изобретали и распространяли программное обеспечение для обхода интернет-блокады, вывешивали баннеры на деревьях, выпускали и распространяли компакт-диски, DVD, листовки, чтобы донести правду до китайского народа. За эти, казалось бы, простые действия многие были схвачены и подвергнуты пыткам, многие умерли в заключении.

По словам американского конгрессмена Криса Смита, «практикующие Фалуньгун представляют собой великое свидетельство мужества и миролюбия».

Источник: faluninfo.net

  • Фалунь Дафа семинар
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic