fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

Насильственное изъятие органов

Всё больше поступает свидетельств о том, что китайские больницы вступили в сговор с полицией страны в рамках гнусной схемы, известной как насильственное изъятие органов.

В Китае узников совести держат в тюрьмах и лагерях и принудительно берут у них анализы крови и ткани на совместимость, чтобы поставлять их органы для бурно развивающейся индустрии трансплантации.

По словам очевидцев, тела убитых на органы кремируют.

По оценкам Итана Гутмана, журналиста-исследователя, Дэвида Мэйтаса, международного юриста по правам человека, и Дэвида Килгура, бывшего члена парламента Канады, подавляющее большинство узников совести, преследуемых таким образом, являются практикующими Фалуньгун. Они опубликовали свои исследования в 2016 году.

Обвинения в массовых убийствах практикующих Фалунь Дафа (или Фалуньгун) ради органов были выдвинуты в 2006 году. В последние несколько лет появлялось всё больше доказательств, подтверждающих эти обвинения. Методологии, используемые для анализа данных о проведённых операциях, стали более точными, а проблемы, вызывающие озабоченность, всё более острыми. Между тем позиция китайского режима и его защитников, стремящихся опровергнуть эти обвинения, становится всё более несостоятельной.

Ряд событий, произошедших в этом году, вызывают тревогу.

Главным из них является Независимый трибунал по насильственному изъятию органов у узников совести в Китае, возглавляемый выдающимся британским адвокатом и профессором, сэром Джеффри Найсом. Найс был обвинителем Слободана Милошевича в Гааге и впоследствии расследовал дела Международного уголовного суда. Группа экспертов в Трибунале анализировала доказательства об изъятии органов у живых людей в Китае, и определила, что это преступление против человечности.

В процессе рассмотрения доказательств в течение девяти месяцев до начала трёхдневных слушаний в Лондоне, в декабре 2018 года трибунал вынес промежуточное решение, в котором говорится:

«Все члены трибунала были единогласны во мнении, что в Китае в течение длительного времени практикуется насильственное изъятие органов у значительного числа жертв».

Вопрос о том, были ли убитые практикующими Фалуньгун или другими узниками совести, стал очень «неудобным» для мировых правительств, крупных правозащитных организаций и крупных медиакорпораций с тех пор, как эти обвинения всплыли в 2006 году.

Миллионы людей во всём мире, включая видных экспертов, смотрели документальные фильмы, такие как «Человеческая жатва» или «Трудно поверить», и читали доклады исследователей. Они пришли к выводу, что такие преступления против человечности действительно имели место. Но для внешнеполитических ведомств западных стран этот вопрос является более сложным. Если бы они также признали эти преступления, им пришлось бы решать, что с этим делать.

Такие деяния эквивалентны любому из крупных преступлений против человечности XX века, если не по масштабу, то по тяжести. Глобальное разоблачение и признание того, что эти преступления имели место и, вероятно, всё ещё происходят в Китае, вызовут серьёзные вопросы о легитимности правящей Коммунистической партии и заставят правительства принять решительные меры.

Сомнительные данные Китая

В ответ на растущее давление из-за рубежа китайские трансплантологи пообещали в 2015 году, что больше не будут получать органы от заключённых, приговорённых к смертной казни. Это утверждение было в значительной степени принято Международными учреждениями по трансплантации. Впоследствии китайские официальные лица стали членами целевой группы ВОЗ по трансплантации органов, а китайские хирурги продолжали публиковаться в западных медицинских журналах и выступать с докладами на конференциях.

Но новые научные исследования ставят под сомнение реформы в области трансплантологии в Китае.

В статье под названием «Анализ официальных данных об умерших донорах органов ставит под сомнение достоверность реформы по пересадке органов в Китае» говорится, что данные Китая чрезвычайно точно соответствуют произвольной формуле роста — в частности, квадратному уравнению. В настоящее время эта статья проходит рецензирование д-ром Рэймондом Л. Хиндом, статистиком, и д-ром Яковом Лави, кардиохирургом-трансплантологом и профессором хирургии. Автором статьи является Мэтью Робертсон, докторант Австралийского национального университета и научный сотрудник Мемориального фонда жертв коммунизма.

Стремительный рост числа операций по трансплантации в Китае напрямую коррелирует со стремительным ростом числа заключённых практикующих Фалуньгун. Китайский режим превратил практикующих Фалуньгун в бесконечный банк органов, из которых можно их извлекать.

Невероятный рост проведённых операций по пересадке в Китае идёт вразрез с весьма условным характером добровольного донорства органов умерших, когда члены их семей часто отказываются давать своё согласие. Отражают ли данные из Китая реальную картину по донорству органов по всей стране, или же они просто сфабрикованы и использованы в качестве шаблона?

Чтобы проверить гипотезу о фальсификации данных, возникшую в ходе первоначального анализа, авторы сравнили их с данными, полученными Красным Крестом, и с данными больниц в ряде китайских провинций. Они обнаружили, что во всех данных есть множество расхождений, которые могут быть объяснены только целенаправленными манипуляциями.

В одном случае данные Красного Креста показали, что китайские больницы получили 21,33 органа от каждого донора в течение примерно двух недель — явно невыполнимое требование. Сопоставление данных из трёх источников свидетельствует о преднамеренном, тщательно продуманном процессе фальсификации, который был направлен на создание ложной картины об успешном внедрении программы добровольного донорства органов.

Выявление систематической фальсификации официальных данных о донорстве органов вызывает многочисленные вопросы о системе трансплантации органов в Китае. Каково реальное количество донорских органов, и каков фактический объём всех проводимых операций по пересадке органов?

Доказательства убийства практикующих Фалуньгун ради органов

Китайские власти признаются, что в течение многих лет изымали органы у заключённых, приговорённых к смертной казни, и это широко признаётся в неправительственных организациях и дипломатических кругах. Это относится к заключённым-уголовникам, которые были приговорены судом к смертной казни за (в большинстве случаев) насильственные преступления.

Но обвинения, которые сейчас обсуждаются, не касаются этого аспекта. Согласно утверждениям, в военных госпиталях, сязанных с китайскими властями, во внесудебном порядке убивают практикующих Фалуньгун и других узников совести. Эти люди не совершали никаких преступлений, помимо принадлежности к религиозной или этнической группе, которую партия решила уничтожить.

Проблема в получении широкого признания убийства людей ради органов заключается в том, что несмотря на существующие многочисленные свидетельства, наблюдается нежелание рассматривать эти доказательства. Сложно найти и прочесть на китайском первичные исходные документы, которые должны быть упорядочены, проанализированы и представлены как аргументы. Более того, одно свидетельство приобретает значение только в контексте других свидетельств.

Этот аргумент можно резюмировать следующим образом:

До 2000 года трансплантация органов в Китае была относительно узкоспециализированной медицинской отраслью, главным образом предназначенной для чиновников Коммунистической партии.

Источниками органов были почти исключительно заключённые, признанные виновными в совершении тяжких преступлений и приговорённые к смертной казни (далее именуемые «заключённые-смертники»), хотя уйгуры и некоторые политические заключённые также подвергались изъятию органов.

Начиная с 2000 года, в китайском секторе трансплантации начался тектонический сдвиг. Об этом свидетельствует массовое расширение возможностей трансплантации, измеряемое такими показателями, как:

• Количество больниц, выполняющих операции по пересадке органов;

• Койки, предназначенные для трансплантации в этих больницах;

• Количество врачей и медсестёр, прошедших подготовку в области трансплантационной медицины (многие из которых прошли обучение за рубежом);

• Улучшение состояния пациента в период вживления органа;

• Значительное расширение фундаментальных и клинических исследований в области трансплантационной биологии и иммуносупрессивных препаратов;

• Создание многочисленных центров трансплантации в больницах;

• Рост отечественного производства иммунодепрессантов за счёт государственных субсидий;

• Разнообразие выполняемых трансплантаций органов (в зависимости от типа органа и хирургического метода);

• Огромное количество выполненных трансплантаций.

Экс госсекретарь Канады Дэвид Килгур и адвокат Дэвид Мэйтас о насильственном извлечении органов

Наряду с ростом числа выполняемых операций наблюдался также рост числа трансплантаций «по требованию». Это означает, что время ожидания трансплантации составляет всего лишь недели, а во многих случаях даже дни или часы.

Короче говоря, «большой скачок» после 2000 года заключался в том, что было сделано гораздо больше трансплантаций и гораздо быстрее.

Это продолжалось даже тогда, когда основной официальный источник органов, который предположительно снабжал систему органами от заключённых-смертников, пришёл в упадок.

Эта тенденция широко отражена в литературе, посвящённой применению смертной казни в Китае и законодательству, регулирующему её применение. Число судебных казней сокращалось каждый год в течение десятилетия, начиная с 2000 года. В частности, в 2007 году оно «резко упало», по словам не назвавшего себя китайского чиновника органов безопасности 1 после того, как пересмотр смертной казни был с 1 января 2007 года перенесён в Верховный народный суд.

Эти две противоположные тенденции — быстрое и значительное расширение масштабов пересадки органов и сокращение сроков их ожидания, несмотря на сокращение официальных источников донорства органов, — явно требуют объяснения.

Органы должны откуда-то поступать, а официальные структуры не объясняют источник. Предварительный вывод, который напрашивается, в том, что в этот период существовал какой-то другой источник органов, помимо официально заявленных заключённых-смертников. По состоянию на 2009 год, во всей стране насчитывалось около 120 совокупных добровольных умерших доноров органов.2

В Китае не было системы добровольного донорства органов в период сокращения числа судебных казней, начавшегося в 2000 году. Значит, источником органов не могли быть добровольные доноры.

На сегодняшний день наиболее правдоподобным источником органов являются узники совести, которые подвергаются внесудебной казни с целью извлечения органов и умирают в этом процессе.

Группа израильских ученых, врачей, политиков обратилась с открытым письмом к министру здравоохранения Израиля Юлию Эдельштейну с призывом прекратить медицинские и научные контакты с коммунистическим правительством Китая. В чём причина столь жесткого требования? В студии телеканала ITON.TV ситуацию разъясняет Таль Бабич, представитель международного исследовательского центра по борьбе с незаконным извлечением органов. Ведущий — Александр Гур-Арье.

Существует большое количество свидетельств, указывающих на то, что именно так и происходило:

Жестокое общенациональное преследование Фалуньгун началось в июле 1999 года, всего за шесть месяцев до начала бурного роста индустрии трансплантологии. Это означало, что у режима внезапно появились сотни тысяч заключённых последователей Фалуньгун, которых они могли использовать в качестве живого банка донорских органов.

Фалуньгун и другие политические заключённые сообщают о тестировании группы крови и весьма специфических исследованиях функций тела во время содержания под стражей, что соответствует тестам, необходимым для пересадки.

Осведомители свидетельствуют об их прямом или косвенном знании об изъятии органов.
Имели место (и продолжают иметь место) массовые заключения в места лишения свободы и постоянные исчезновения целевых групп населения.

Многочисленные телефонные звонки исследователей в китайские больницы подтвердили факт извлечения органов практикующих Фалуньгун.

Существует большое количество людей, задействованных в преследовании Фалуньгун, а также в трансплантации их органов.

Если сложить все косвенные доказательства вместе, то становится ясно, что это дело требует ответа от китайских властей. Однако имеющиеся механизмы интенсивного международного давления для форсирования этого вопроса ещё не были применены.

Уйгуры — новая цель?

Самую большую группу узников совести с 2000 года составляют практикующие Фалуньгун, которые в течение последних 20 лет были объектом кампании по их искоренению. Однако, вполне возможно, что мусульмане-уйгуры, тюркский народ в провинции Синьцзян, всё чаще используются в качестве источника органов.

Как и в случае с практикующими Фалуньгун, уйгуров в огромном количестве заключают в тюрьмы и лагеря перевоспитания без какого-либо судебного разбирательства. Семьи сообщают, что их близкие пропали без вести, и больше никогда о них не слышали. Радио «Свободная Азия» сообщало, что уйгуров отправляли поездом в тюрьмы по всей стране. Бывшие уйгурские заключённые свидетельствовали о том, что их подвергали подозрительным анализам крови и медицинскому осмотру — очень похожим на те, о которых сообщали практикующие Фалуньгун.

Тем временем китайские больницы продолжают рекламировать быструю доступность органов для иностранцев, как показано в документальном фильме, тайно снятым телевидением Chosun в ноябре 2017 года The Dark Side Of Transplant Tourism in China: Killing to Live, который можно посмотреть на Dafoh.org. Более того, количество добровольных доноров, по-видимому, было просто придумано китайскими властями.

Правительства всего мира не смогут вечно избегать этой проблемы. К счастью, есть признаки движения. Посол по особым поручениям Госдепартамента США по вопросам международной религиозной свободы Сэм Браунбек заявил журналистам в Гонконге 8 марта 2019 года:

«К нам поступают сообщения о том, что китайское правительство продолжает насильственно забирать органы у заключённых, удерживаемых за их веру, таких как практикующие Фалуньгун и уйгуры. … Это действительно ужасающая перспектива».

________________________________________
Примечание редактора: раздел, описывающий доказательства внесудебных убийств ради органов в Китае, был адаптирован с китайских источников в исследовании, предоставленном Мэтью Робертсоном, научным сотрудником по изучению Китая в Мемориальном Фонде жертв коммунизма.
________________________________________
1. Юйсяо дан, ” 中国国 «[„десять лет реформы смертной казни»] цайсин 2016» [на китайском языке]
2. Эта цифра была заявлена тремя ведущими китайскими хирургами-трансплантологами и медицинскими администраторами: Хуан Цзефу, Чэнь Чжунхуа и Чжуан Ицян. Cf. Hong Zhao and Ning Wu, 专访黄洁夫|中国器官移植事业光明正大地登上世界舞台“Эксклюзивное интервью с Хуан Цзефу: Трансплантация органов в Китае в области права и чести выходит на мировую арену”] China Healthcare 2015 [на китайском языке]; „Китай надеется, что донорский орган перестанет быть объектом торговли“, CNN 2009 中国使用死囚器官做移植将成历史 [„Китайский опыт применения смертной казни узников совести для пересадки органов станет делом прошлого”], China Youth Daily 2015. [на китайском языке]

  • Фалунь Дафа семинар
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic