fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

Вдохновляющая история. Эмоциональное выступление танцовщицы Shen Yun Анжелии Ван вызывает слёзы у зрителей

Возможно, вы не до конца поймёте китайскую пословицу «Упорство и невзгоды — старые враги», пока не увидите, как танцует Анжелия Ван.


Ван присоединилась к глобальному туру Shen Yun Performing Arts в 2007 году. Физические и эмоциональные трудности, связанные с напряжённым графиком труппы классического танца, укрепили её личность, внутреннюю выдержку и одновременно помогли ей отточить мастерство.

«Теперь я больше осознаю, кого играю, когда танцую, чтобы показать и выразить что-то для других, как это делает книга или картина», — говорит Анжелия, отмечая, что сразу же входит в роль во время репетиций.

Танцовщица Анжелия Ван черпает вдохновение из книг об исторических личностях, которых она изображает на сцене.

Ван имеет возможность исполнять новые роли каждый год, воплощая на сцене широкий спектр образов добродетельных героинь. Это и элегантная дама династии Тан, и небесная фея, танцующая в лунном свете, и благородная принцесса династии Цин, а также исторические персонажи популярных древних китайских легенд, такие как Му Гуйин, Чанъэ и Ван Баочуань. Каждый танец подобен микрокосму — частичке долгой истории Китая.

«Чтобы рассказать историю за несколько минут и передать образ героини, вы должны взволновать зрителей, — говорит Ван. — Нужно усиленно думать о том, как передать характер персонажа и сделать так, чтобы движения выглядели хорошо, это самое трудное».

18 лет тяжёлого труда за пять минут

В танцевальной драме «Холодная пещера» из программы Shen Yun 2018 года Анжелия изобразила во многом похожую на неё саму волевую личность, даже фамилии у них одинаковые. Она сыграла Ван Баочуань, жену Сюэ Ренгуя, самого известного генерала династии Тан. После того как её муж ушёл на войну, Ван Баочуань оставалась одна в холодной пещере в течение 18 лет, преданно ожидая его возвращения. Эту древнюю легенду знают все китайцы.

«Взявшись за эту роль, я часто слушала музыку аккомпанемента, чтобы найти эмоциональные точки, и плакала каждый раз», — рассказывает Анжелия.

Ван Баочуань была так бедна, что питалась только травой, к тому же в пещере было очень холодно. Однажды приехали её родители, чтобы забрать дочь домой.

«Я должна была показать обиду и печаль ожидания, когда увидела свою мать. Надо было разрыдаться», — говорит она.

Генерал Сюэ Ренгу вернулся через 18 лет, когда закончилась война. Благодарный за верность, он любовно накинул плащ на жену.

«Мне пришлось расплакаться от счастья и волнения. Я не могла просто действовать, как Ван Баочуань; я должна была стать ею», — сказала Анжелия.

Чтобы достичь этого, она прочитала множество исторических книг и посмотрела все фильмы и спектакли об этой культовой паре.

«Ван Баочуань была грациозной дамой благородного происхождения и с необычайными прозрениями и видениями. Её привлекли характер и талант Сюэ; она настояла на том, чтобы выйти за него замуж, несмотря на то, что ей пришлось покинуть свой богатый дом, — говорит танцовщица. — Такую женщину не так-то легко победить, даже когда она испытывает трудности. Так что Ван Баочуань, которую я исполняла, была упорной».

Ван исполняет танец «Феи облаков». «Древние легенды говорят об эфирных мирах, где небесные девы скользят среди облаков. Когда они изящно кружатся, их красота освещает небесный мир», — говорится в программке шоу 

Упорство — это добродетель, которой обладает Ван. Будучи подростком, она решила покинуть свой дом в Китае и уехать за границу, чтобы танцевать, хотя её мать думала, что жизнь танцовщицы будет слишком трудной.

«Я настояла, — говорит Ван. — Я несу ответственность за свой выбор и должна помнить, почему я сделала его в самом начале. Потому что я люблю танцевать. Тогда почему я иногда чувствую горечь и усталость? Даже Ван Баочуань из любви к Сюэ Ренгуй могла ждать его 18 лет!»

Сольный танец Анжелии Ван из постановки «Холодная пещера» продемонстрировал её силу, технику и искренние эмоции. Этот танец стал любимым у зрителей. На трёхмерном цифровом фоне показана полуразрушенная пещера, покрытая снегом. Замёрзшая и голодная Ван Баочуань ждёт возвращения мужа. У неё нет еды, поэтому она вынуждена есть траву, чтобы выжить.
Анжелия выражает сердце Ван Баочуань, полное печали, слегка преувеличенными, драматическими приёмами, чтобы передать её страдания.

В кульминации пьесы она закидывает ногу за спину и выгибает спину, идеально демонстрируя танцевальное движение, запечатлённое на логотипе Shen Yun. Оно подобно даосскому принципу инь-ян, воплощающему противоположные энергии: силы и грации, мощи и гибкости.

«В этом движении больше всплеска силы, чем в других женских танцевальных движениях», — говорит Анжелия.

Это быстрое взрывное движение отражает накал эмоций.

«В тот момент, когда эмоция дошла до предела и готова к высвобождению, вам нужно получить визуальное воздействие от тела, чтобы соответствовать эмоциональному всплеску», — объяснила танцовщица.

Каллиграфия

Чтобы ярко и достоверно изобразить своих благородных героинь, Ван погружается в традиционную китайскую культуру. В дополнение к своей ежедневной танцевальной практике и репетициям она изучает каллиграфию, чтобы улучшить понимание традиционной китайской культуры.

«Каллиграфия и классический китайский танец наследуют одну и ту же культуру и влияют друг на друга, — говорит Анжелия. — Оба стремятся к красоте изнутри наружу и подчёркивают трансформацию и напряжение — сначала идут назад, когда хотят идти вперёд; сначала идут направо, когда хотят идти налево; сначала идут вниз, когда хотят идти вверх».

Она говорит, что штрихи в каллиграфии работают точно так же, сначала идут в противоположном направлении. И классическая китайская каллиграфия, и танец воплощают «противоположные принципы инь и ян — прямолинейность и круговорот, толчок и тягу, которые существуют только в китайской культуре».

Ван воплощает гармонию противоположностей — непринуждённую грацию и высокий уровень акробатики

Каждый день Ван повторяет одни и те же движения, танцуя и занимаясь каллиграфией. По мере того как каждое движение углубляет её опыт, она невольно оттачивает свою волю и характер.

«Из каллиграфии я поняла, что нельзя торопить успех. Мы должны быть трезвомыслящими, продвигаясь шаг за шагом. Ум должен быть спокойным, а не прыгать с одного на другое, и вы не должны страдать от потери, — говорит она. — Хорошее искусство опирается на собранность — прочное умение, которое достигается со временем. Когда вы действительно овладеете им, люди, естественно, увидят его на сцене и на бумаге».

В настоящее время Ван является аспирантом, осваивающим танцевальное искусство в Академии Фейтянь. Её жизнь стала ещё более насыщенной, чем раньше, балансируя между учёбой и профессиональными танцами. С улыбкой она говорит, что у неё даже нет времени подумать, слишком ли это много или тяжело.

Но как бы ни была занята Анжелия Ван, в дождливый день она сидит дома, наполняя ум и сердце традиционной китайской поэзией и читая биографии своих любимых персонажей. Классическая литература развивает тонкие эмоции и нежную сторону, уравновешивая её природное упорство.

«Люди многогранны, и у меня тоже есть сентиментальная сторона», — говорит она.

Автор: Дж. Х. Уайт

Источник: magnifissance.com

  • Фалунь Дафа семинар
  • Остановить убийства людей ради их органов
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic