fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

Австралия: Вопросы, заданные Килгуру и МакМиллан-Скотту по разоблачению злодеяний КПК (выдержки)

После семинаров, проведённых в Канберре и Сиднее 21 августа 2006 г.? Эдвард Макмиллан-Скотт, вице-президент Европейского парламента, и Дэвид Килгур, один из двух авторов Доклада с подтверждением изъятия органов у последователей Фалуньгун в Китае, приехали в Мельбурн, их третью цель в Австралии. Они провели в Мельбурне два семинара — один в полдень, другой вечером. Среди приглашённых ораторов были Виктор Пертон, член Викторианской Законодательной ассамблеи, Джейн Тернер, Олимпийский серебряный призёр, и последователи Фалуньгун Дунфань Чзан и Чжичжэнь Дай. Ниже выдержки из вопросов и ответов, прозвучавших на семинарах.

Вопрос: Как Вы думаете, каковы наиболее действенные способы остановить изъятие органов?

Дэвид Килгур: В основном делая то, что Вы только что попросили сделать. Консульство Китая послало на этой неделе три письма редактору и в четыре ток-шоу, где поднималась эта проблема. Кстати, я хотел бы публично поблагодарить австралийскую телевизионную корпорацию за то, что они три ночи подряд показывали нас в шоу Lateline. Сколько из вас видело эти шоу, между прочим? Кажется, немногие люди в Австралии не смотрят эти шоу.

Давайте примем как факт, что мы живём в условиях демократии средств массовой информации, так что я заставил бы любое средство массовой информации сделать что-то подобное, и я уверен, что вы тоже. Китай должен понять, что если есть шанс перенесения Олимпийских игр в другое место, как это было в случае с Россией… Канадцы не поехали в Москву. Если у них есть хотя бы беспокойство, что такое может случиться, судя по тому, что генеральное консульство будет посылать отсюда домой, то я думаю, они остановят это.

Вы можете сказать, что они остановятся только до 2008 г., но это хотя бы спасёт некоторые жизни.

[…]

Я призвал бы всех подумать о десяти способах, которые вы можете предпринять, чтобы изменить эту ситуацию, и держу пари, вы, находящиеся в этой комнате, можете придумать, по крайней мере, 10 способов что-то сделать. Поговорите с десятью друзьями. Джейн, где Джейн? Она и её дочь сели на поезд вчера вечером, это было в 8 часов? … чтобы прибыть сюда сегодня. Ну, как мы можем [ничего не делать], когда видим, что делает она, [мы должны] сказать себе: мы тоже должны что-то сделать.

Вопрос: Органы, очевидно, должны привозить куда-то. Где людям делают пересадки?

Дэвид Килгур: Есть сайт — сейчас, если вы попробуете, то не найдёте его — он назывался «Китайская поддержка международной сети трансплантации». Он работал несколько дней назад. См. страницу 36 доклада [Доклад с подтверждением изъятия органов у практикующих Фалуньгун в Китае]. Был прейскурант — почка за 60 000 $, печень 98 000–130 000 $, и т. д. Прейскурант был внезапно удалён. [Эта страница] заархивирована, и вы можете узнать цену только если спуститесь в самый низ страницы и увидите адрес архива.

К сожалению, у нас нет статистики относительно того, кто приезжает из Канады, Австралии или США. Конечно, мы хотели бы иметь её. Врачи-трансплантологи должны что-то знать об этом, и один из вариантов — это расспросить [их]. Они могли бы сообщить о них, по крайней мере, своим профессиональным ассоциациям? Они скажут вам, что сохраняют тайну своих пациентов.

Но разъезжая по Европе, я обнаружил, что люди там думают, что они получат орган казнённого заключённого. [Они полагают, что] … тот человек больше в нём не нуждается — действительно, не имеет значения, если я получаю новую почку, потому что такой-то и такой-то мёртв.

Мы же полагаем, что по всей вероятности именно живой человек был убит после сопоставления по компьютеру и установления соответствия крови и всех вещей, о которых мы слышали ранее.

Им даже не надо находиться в том же городе. Эти органы могут привозить из неизвестной части Китая в Шанхай или куда-нибудь ещё. Это очень быстро. Так что им не надо физически присутствовать в том месте, где был убит человек, чтобы получить орган. Это совершенно разные вещи — взять орган у живого человека, преступление которого состоит в том, что он верит в Фалуньгун, и взять его у любого казнённого заключённого — кого-то, кто, возможно, совершил очень серьёзный или не такой серьёзный проступок.

Многие люди пытаются запутать вопрос с казнёнными заключёнными — это совершенно другой вид казни — быть казнённый врачом или медсестрой, которые убивают их ради их органов.

Эдвард МакМиллан-Скотт: Некоторые могут возразить, что Китай — огромная страна, вот почему там легко найти органы для пересадки. Знаете ли вы, что в Австралии требуется 7 лет, чтобы получить печень? Моему другу в Лондоне потребовалось 8 месяцев, и это было быстро. Так что это вопрос, на который нужно обратить внимание.

На этой неделе я получил известие от очень авторитетного австралийского источника, что настоящие сделки — не какая-то частная вещь [в маленькой группе]. Почти 400 больниц в Китае выполняют пересадки органов. 400! Рекламируя на интернет-сайтах почки за 75 000 $ и так далее. Это огромная торговля.

Фактический механизм передачи органов вокруг Китая осуществляется Народной Освободительной Армией (НОА). Агентство, которое занимается этим — нашим эквивалентом была бы австралийская Армия — это будет некоторое другое агентство государства в Австралии.

В Китае это пагубная повсеместно распространившаяся организация, НОА. Это коммунистическое правительство Китая торгует органами в больницах и тюрьмах и так далее. Так что это прямо вовлекает режим в эту проблему, и пока не было ничего, чтобы подтвердить виновность режима — они без сомнения знают, что это продолжается. Но они всегда могут сказать: «Сожалеем, это действия частного сектора; больницы могут делать, что хотят. Они нуждаются в доходе — мы не обеспечиваем никакого дохода для больниц». Поэтому они должны получать его, как могут. Теперь мы знаем, что это НОА, официальная армия Китая, продаёт эти органы.

Вопрос: Меня интересует роль Международной Амнистии в этом деле. Они, конечно, всемирно признаны как один из главных мировых защитников узников совести. Я надеюсь, что они смогли бы оказать давление, чтобы остановить это преступление.

Дэвид Килгур: Спасибо за ваш вопрос. Дэйвид Мэйтас, соавтор этого доклада, является легальным адвокатом Международной Амнистии в Канаде. Мы встретились с Международной Амнистией в Лондоне, их главном офисе. Мы убедили их сделать что-нибудь по этому вопросу. Возможно, вы могли бы заставить их принять какие-то меры.

Они имеют особую методологию, которая, как вы знаете, требует двух независимых подтверждений каждого заявления. Но как мы собираемся получить это при таком произволе?
Так что им придётся или изменить свою методологию в данной ситуации или они должны будут сказать: «Что ж, мы не можем принять ваше заключение из-за нашей методологии, но по крайней мере мы подтверждаем все или некоторые из ваших рекомендаций».

Та же самая проблема с «Наблюдением за правами человека». Мы встретились с ними в Нью-Йорке, и они обещали опубликовать заявление в течение 30 дней. Люди из «Наблюдения за правами человека» в Китае кстати говорили, что мы должны использовать Игры в Пекине как рычаг или окно, чтобы оказать давление на них. Они убеждены, что если достаточно многие из нас будут продолжать указывать на эти игры, это, вероятно, лучший способ привлечь внимание.

Другой рычаг в этой стране — Соглашение о свободной торговле. Китай нуждается в этом соглашении. Они фактически воспринимают это как окно в различные западные страны и дорогу в США и др. Федеральное правительство Австралии чувствительно к этому вопросу. У вас есть национальная партия, которая говорит: «Вы должны отделить торговлю от прав человека».

Я говорю, что вы не можете разделить их, когда понимаете режим, с которым вы работаете, и откуда происходят некоторые из их товаров. Это очень важный рычаг.

Электронная почта, отправленная генеральным консульством Китая в Мельбурне — первый прямой дипломатический ответ другой стране. Это ясно показывает, что Дэйвид и Эдвард оказали воздействие. Этот доклад имеет воздействие. Для нас важно продолжить распространять слово.

Эдвард Макмиллан-Скотт: Здесь есть некоторые интересные элементы; я могу только добавить к тому, что Дэвид сказал о ABC [Австралийской телевизионной корпорации]. Будучи независимыми, на самом деле, телевизионные средства массовой информации мало того что в течение 3 ночей освещали этот вопрос на Lateline, но ещё и на Dateline в прошлое воскресенье.

Это самоцензура, на которую ссылался Виктор Пертон, говоря о факторах влияния, которое Китай имеет в Австралии. Это может сказать вам, что во всём мире этот режим очень эффективно развёртывает свои щупальца и старается удостовериться, что люди не поднимают смущающие их проблемы. И конечно, если в Европейском союзе и Европейском парламенте что-либо сказано, вызывает поток жалоб от китайской миссии о том, как это может быть. Когда Дэйвид был в Лондоне, он сделал 4 передачи на Би-Би-Си, которые также были независимы от редактора и смогли поднять этот вопрос.

Амнистия, замечательная в прошлом организация, сыграла огромную роль в разрушении тирании советского коммунизма. Но сегодняшний мир более сложный, в нём меньше чёрно-белых, но больше серых тонов. И всё же есть одна проблема, где абсолютно нет сомнений, чем это является, и это — тирания режима в Китае.

В Лондоне есть 400 исследователей, которые сейчас даже получают субсидию от Европейского союза, который сильно сомневается по поводу жалобы о Китае. Этот захват китайским режимом шаблона мнения, и я тоже с сожалением говорю принимавшим решение… вашим политическим деятелям, которые не хотят критиковать. Это часть процесса, который, по отношению к этой специфической проблеме, собирается найти в ближайшие дни, недели и месяцы, растущее усиление опровержения из Пекина, которое уже началось.

Эта встреча важна. Мы ещё не упомянули об этом, но на прошлой неделе в Китае был похищен адвокат Гао Чжишен. Он христианин, но он адвокат по правам человека, самостоятельно обучавшийся 7 лет. Он управлял юридической фирмой в Пекине, имея дело с широким диапазоном проблем, включая Фалуньгун. Он большой защитник прав Фалуньгун. Он был арестован 15 августа, через день после ареста другого адвоката, который работал с ним по делам с Фалуньгун. Так что есть связь, к которой я хочу привлечь ваше внимание.

Мы можем назвать это кампанией, в которую вовлечены Дэйвид, я, Виктор и другие, пытающиеся привлечь международное внимание к этим ужасным докладам об изъятии органов и репрессиях Фалуньгун. Сейчас реакция режима в Пекине становится организованной, расспрашивая его людей, отправляя электронные письма коллегам Виктора. Это позорно. Моё единственное обращение к Австралии — не торгуйте правами человека ради сохранения торговли с Китаем.

Вопрос: Наши политические деятели представляют австралийскую публику, но их, очевидно, нет здесь сегодня. Это показывает, что думает австралийская публика, или это наши политические деятели безразлично относятся к этой проблеме и не встречают её мужественно?

Виктор Пертон: Это действительно сложно. Я думаю, что австралийцы не осведомлены хорошо об этих проблемах. Есть курс на уровне VCE, в последний год средней школы, называемый Историей революций. Я редко видел такую причёсанную версию советской или китайской истории. Но если вы не учите этот предмет в VCE, и вероятно всего около 4–5% студентов VCE изучают его, поэтому 2–3% студентов изучают этот предмет. Ни одно из этого не охвачено. Так что у австралийской публики есть большое невежество по этой проблеме и вероятно незнание по поводу Фалуньгун. Они не знают, что такое Фалуньгун.

Среди членов парламента есть группа людей, разделяющих это мнение; они говорят, что их обязанности относятся к Австралии. Премьер-министр произнёс речь именно по этому вопросу; он сказал что-то типа того, что «мои обязанности относятся к Австралии, я признаю зло режима, но мой долг по отношению к моей стране состоит в том, чтобы договориться о свободном торговом соглашении». Так что он сделал разделение между защитой прав человека и сказал, что главное в австралийских интересах — иметь торговлю. Так что, по крайней мере, он честен и недвусмысленно определился по этому поводу. То же самое Марк Вэйл и вероятно некоторые лидеры лейбористской партии.

Я недавно написал премьер-министру [австралийской провинции]. Вы помните, около 5 лет назад была проблема под названием Мрамор Элгина. Мрамор Элгина — группа реликвий из Афин, которые хранились в британском музее. [Премьер-министр] думал, что это было настолько важно, что членам парламента и государственным служащим была дана новая директива: поехать в Лондон и встретиться с британскими должностными лицами, что мы должны забрать у них Мрамор Элгина.

Так что я написал премьер-министру и сказал: «Ладно, позвольте нам поднять проблему с правами человека среди китайских делегаций, по крайней мере 2 или 3 проходящих через парламент каждую неделю». Ответное письмо было моделью очевидного предостережения.

В нём говорилось, что он не имеет дел с международными отношениями. Так что всё в порядке — иметь дело с международными отношениями, когда это какие-то реликвии в британском музее.

Но когда это жизни людей — это совсем другое дело.

Тогда он сказал, что это касается Отдела международных отношений.

Самая коварная группа людей, по-моему, — это те, кто позволил себе полностью пойти на поводу у китайцев. Есть делегации, которые ездят взад-вперёд в Китай. Когда вы едете в Китай, вас очень хорошо принимают. Действительно, очень хорошо, и они думают, что они что-то должны китайскому правительству. Явно один из моих коллег думает, что он им должен, так что он отправил письмо по e-mail, которое прислали ему как члену парламента (ему или ей, извините), в китайское Консульство. Так что есть факторы влияния. Я думаю, что знаю, кто это был, но не могу сказать. Есть люди, кто разделил свою лояльность. Это потому, что они видят своё будущее связанным с ростом в китайских отношениях.

Вопрос: Меня интересует, будет ли возможно в таком случае для австралийского правительства запретить доступ к этим органам австралийцам, выезжающим за границу. Если бы рынок для этих органов исчез, могло бы это оказать влияние?

Виктор Пертон: Ну, я думаю, это было бы слишком трудно. Люди выезжают за границу.
Я полагаю, это зависит от того, считаете ли вы моральным и этическим покупать органы. Задержка в 7 лет здесь, потому что у нас очень низкий уровень пожертвования [органов] в этой стране. Я думаю, моральная и этическая проблема в подобном обществе — запретить человеку уехать в другую страну на лечение является слишком трудной. Фактически, сейчас есть процветающая торговля на людях, просто едущих для законного лечения в Таиланд и куда-то ещё. Люди с избирательной хирургией.

Например, есть хорошие больницы в Таиланде и в других местах, предлагающие скидки выше, чем на австралийском рынке. Я думаю, что это могло бы быть несколько сложно, потому что вы могли бы поехать и совершить сознательное нарушение, участвуя в получении органа от осуждённого заключённого или от узника совести. Но я думаю, что вопрос, знали ли вы об этом, было бы слишком трудно доказать, так что вас никогда не осудят. Но это законная идея, о которой можно подумать. Я думаю, вероятно, это трудно осуществить.

Дэвид Килгур: Канада тоже имеет изобилие ресурсов — и что, все здесь думают, что Китай собирается перестать покупать ваш природный газ, если вы должны поднять проблему того, что продолжается с последователями Фалуньгун? Я так не думаю. Пример, который я обычно привожу — Голландия. Каждый год Голландия становится спонсором движения Комиссии по правам человека в ООН. Им говорили, что если они будут так делать, их торговля с Китаем пострадает. Я думаю, к их великой чести, они сказали: «Мы не собираемся жертвовать этим принципом ради торговли, и это блеф». Если я не ошибаюсь, торговля Китая с Голландией продолжает идти как обычно.

Я читал на днях, что ваш дефицит с Китаем составляет около 5 миллиардов долларов в год. Дефицит Канады — около 13 миллиардов долларов. Сколько рабочих мест это даёт, между прочим? Возможно, мы должны попытаться также получить людей, рабочие места которых находятся на линии, вовлечённой в эту проблему. Поскольку, если вы потеряете вашу производственную базу в Китае, как Канада потеряла большую часть нашей, я не думаю, что вы опередите его.

Австралийцы известны защитой различных дел в мире. Вы принципиальные люди. Я надеюсь, что когда-нибудь найдётся проблема, по которой все мы сможем согласиться, и не поймите меня неправильно, но Эдвард и я имеем очень хороший отклик в Парламенте. Спросите, когда в следующий раз будете обращаться к другому политическому деятелю, кроме Виктора, неужели он думает, что вы потеряете возможность продажи газа из-за того, что поднимете эту проблему с Китаем? Спасибо.

Можно, я напомню вам о двух вещах? Первое — международное медицинское сообщество сожалеет об использовании органов заключённых для трансплантаций [это китайские правительственные методы]. Все подвергают это суровой критике, включая австралийское общество по трансплантации. Это злоупотребление органами. Это прискорбно. Это должно быть остановлено.

Второе — то, что это продолжается, режим теперь признан, и это широко распространённая практика. Мы теперь знаем, как это механизировано через НОА и тому подобное. Второе, что вы услышали сегодня — то, что только заключённые Фалуньгун проходят медицинские проверки. Сложите два и два.

  • Фалунь Дафа семинар
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic