fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

Журнал Age: Конфликт миров

В то время как экономика Китая становится всё более либеральной, в отношении политических прав страна пятится назад.

Попросившему политического убежища китайскому дипломату Чень Юнлиню (Chen Yonglin) нет причин бояться наказания, если он вернётся в Китай, — говорится в заявлении представительства страны в Канберре.

«Существуют законы, гарантирующие его свободу», — заявила на прошлой неделе посол Китая Фу Ин (Fu Ying). В Китае действительно имеются законы и конституционные нормы, обеспечивающие защиту прав и свобод своих граждан. К сожалению, юридическая защита существует только на бумаге и отсутствует совсем, когда эти права и свободы противоречат интересам компартии Китая.

Фу почувствовала бы это на себе, как миллионы среднего возраста китайцев, если бы начала практиковать Фалуньгун, — движение, которое было запрещено после организованного ими в 1999 г. мирного протеста.

Фу вряд ли была бы предоставлена возможность честного суда или юридической помощи, скорее всего её бы сослали после незаконного полицейского ареста в один из 280 «Ляоцзяо» (Liaojiao) или «преобразовательных трудовых лагерей». По словам последователей Фалуньгун, в эти лагеря было отправлено около 100.000 китайских практикующих, 1076 из которых скончались от жестокого обращения и пыток. (1)

Но если даже после этого, она всё ещё продолжала бы усердно практиковать Фалуньгун, тогда местный «Офис 610», орган по репрессиям практикующих, на долгое время поместил бы её для «промывания мозгов» в специальное учреждение, названное по принципу Оруэлла «юридическое учебное заведение».

Судьбы попросивших политического убежища дипломата Ченя и сотрудника полиции из сомнительного «Офиса 610» Хао Фэнцзюня (Hao Fengjun) будут зависеть от усилий практикующих Фалуньгун, с которым они оба теперь будут рассматриваться тесно связанными.

Несмотря на то, что они не являются последователями Фалуньгун, оба заявили, что их решение о желании разорвать связи с китайским правительством вызвано личным отвращением к приказам, которые они должны были выполнять в отношении преследований людей Фалуньгун, повинуясь велению правительства. Хао также заявил о своём решении выйти из рядов коммунистической партии, что подтверждает заявление Фалуньгун о недавнем выходе из партии более чем одного миллиона человек в знак негласного протеста. (2)

«Слова посла не имеют серьёзного значения. . .они только иллюстрируют горячее желание заполучить Ченя назад»

«Заявление Ченя является переломным событием в судьбе Фалуньгун, — говорит доктор Николас Беккуэлин (Dr Nicolas Becquelin), руководитель исследовательской группы по Правам Человека в Китае, расположенной в Гонг-Конге. — Это наглядно демонстрирует, что у Фалуньгун есть некоторые сторонники среди официальный лиц».

«Если Канберра отошлёт Ченя назад, он непременно подвергнется наказанию, как пример другим дипломатам, — говорит Беккуэлин. — Возможно, что его заключат в тюрьму по обвинениям в нарушении государственной безопасности и за клевету на партийных лидеров и на страну — у них имеются специальные постановления, которые они могли бы применить в этом случае. Я думаю, что слова Посла не имеют серьёзного значения. Если они что-либо и означают, так это горячее желание получить Ченя назад», — подчеркнул Беккуэлин.

Между тем дела в отношении предоставления политического убежища раскрыли тёмную сторону страны, испытывающей огромнейшие социальные и экономические трудности, но всё ещё находящейся под ленинским диктаторским единоличным режимом партии.

Растущее число многомиллионного населения в Китае (1.3 млд) дало возможность экономического роста и процветания, получения высшего образования, большей свободы в выборе своего работодателя, места проживания и супруга/супруги.

В то же время в отношении политических прав Китай не просто находится в неподвижном состоянии, а пятится назад. Генеральный Секретарь коммунистической партии Ху Цзиньтао (Hu Jintao) заставляет все 69 миллионов членов партии заново пройти интенсивное ознакомление с марксисткой теорией и идеями выдающихся китайских коммунистических лидеров.

Пирамидная система «политических и судебных» комиссий, возглавляемая на самом верху членом постоянного комитета Политбюро, 70-летним Ло Ганом (Lu Gan), прошедшим обучение методам современной полиции у восточно-германской секретной службы Стаци (Stasi), действует от государственного до местного уровня. Эти комиссии диктуют полиции, кто является их мишенью, а судьям — кого и насколько осудить.

Орудие партии для пропаганды, которое в наши дни любит называть себя «Отдел публикаций», контролирует средства массовой информации, а около 30.000 полицейских следят за цензурой в Интернете, в то время как пользователи Интернетом обязаны зарегистрироваться, а иначе им грозят огромные штрафы до 1 миллиона юаней (около $158.000 австралийских долларов).

Несмотря на шумное признание информационных компаний, таких как журнал Цайцзин (Caijing), разоблачающих мошенничество, ясным остаётся тот факт, что предметом для атаки, в основном, становятся официально одобренные козлы отпущения. В большинстве случаев жертвам и истцам никогда не удаётся избежать давления со стороны различных местных властей, включая партию, полицию, судей и бизнесменов. Стороны, участвующие в судебном процессе, могут подать апелляцию только один раз, что означает, что они редко могут попасть за пределы областного уровня или местной олигархии.

Подача исковых заявлений в суд является гарантированным правом в конституции. Несмотря на это, местная полиция постоянно препятствует потерпевшим гражданам при подаче их заявлений в совместный партийно-государственный офис по приёму жалоб в Пекине, расположенный в заброшенном глухом переулке, где доведённые до отчаяния люди живут в разбитых лагерях месяцами и даже годами, чтобы дождаться слушания.

А когда намечается какое-то важное политическое событие, пекинская полиция сгоняет всех подателей исков на футбольный стадион, а затем вызывают областную полицию, чтобы развести их по домам. Новое постановление о подаче исковых заявлений, вступившее в силу в прошлом месяце, пытается передать полномочия по рассмотрению исков обратно местным властям и ограничить время рассмотрения жалоб, поданных не в Пекине.

В прошлом месяце во время визита представителя Международного Олимпийского Комитета по поводу подготовки предстоящих в 2008 г. Олимпийский Игр в Пекине партийный коммунистический лидер Пекина Лю Ци (Liu Qi) заявил, что атмосфера Игр отразит «гармоничное общество» — кодовое название общества, которое Ху Цзиньтао (Hu Jintao) пытается сделать отличительной чертой своего правления. Не будет ничего нового в том, что протестующих в Китае уберут из нашего поля зрения. Полицейское руководство по «Безопасности Олимпийских Игр» советует, что посетителям надо рекомендовать строго придерживаться наблюдения за Играми.

Однако Китай развивается быстрее, чем органы управления. В ряды китайских пользователей сети Интернета также входят самые изобретательные «взломщики» компьютерных программ. Доступные всем DVD на любой вкус и запрещённые книги продаются в виде дешёвых пиратских копий.

Нелегальные спутниковые антенны ловят блокированные иностранные каналы. А численность людей, посещающих официальные и подпольные церкви, достигает почти 45 миллионов, что при тенденции роста скоро превзойдёт усилия коммунистической партии по привлечению в свои ряды новых членов.

Официальные лица Австралии в данный момент готовятся к своему ежегодному диалогу с китайскими коллегами по вопросу прав человека. Как обычно, он будет проходить за закрытыми дверями, а гражданам и парламенту Австралии дадут не что иное, как успокоительные гарантии, что самым лучшим образом делается всё возможное.

Свидетельские показания, предоставленные просящими политического убежища Чень и Хао, могли бы иметь прямое отношение к диалогу по крайне мере в одном аспекте нарушений прав человека в Китае — контролю над вероисповеданием.
Но, кажется, пока никто из кругов иностранных дел, юстиции или разведслужбы не горит желанием принять их во внимание.

(1) Подтверждённое на данное время число погибших последователей Фалуньгун составляет 2.336 человек.
(2) На данное время 2,243,790 человек публично вышли из рядов коммунистической партии Китая и её дочерних организаций.

  • Фалунь Дафа семинар
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic