fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

Милиционеры пытками довели последовательницу Дафа почти до смерти

Меня зовут Ли Цон, я живу в деревне Суньцзя города Дэхуэй в провинции Цзилинь. В 1997 году я и отец получили Дафа и начали совершенствоваться. Отец, который раньше был очень скандальным, стал мирным и больше никогда не раздражался по мелочам. Напряжённая семейная атмосфера стала дружелюбной, все стали радоваться жизни.

Однако хорошее время пролетело быстро. Наступил чёрный июль 1999 года, начались безумные преследования. Весь мир наполнился ложью. Много людей было обмануто, мама также была обманута и начала создавать мне и папе помехи в совершенствовании. Среда в семье вновь стала напряжённой и мрачной.

 Отец был схвачен, пришлось начать бродяжничество

После 20 июля 1999 года из полиции постоянно приходили к нам домой, чтобы запугивать нас, позже отца заключили в отделение Дэхуэй и пытались отправить его в трудовой лагерь. В знак протеста он начал 50-дневную голодовку, его жизнь висела на волоске. Полиция и власти сваливали ответственность друг на друга, но не хотели освободить папу. В конце концов больница вынудила родных уплатить 3000 юаней за его освобождение.

Отца привезли домой. Когда он выздоровел, полицейские и представители «Офиса-610» вновь начали приходить домой, планировали схватить папу. 80-летняя бабушка испугалась и стала просить полицейских: «Не арестовывайте моего сына, ведь он хороший человек! Он ничего плохого не сделал!»

Но её просьбы не тронули этих «народных защитников». Они всё равно постоянно беспокоили нас. Папе пришлось начать бродяжничество, он нашёл себе работу в другом месте. Я также уехала из дома. Бабушка, мама и брат перенесли горе расставания и беспокоились за нас. День для них стал таким длинным, как год. Из-за постоянного страха и волнений, бабушка заболела и умерла. Я так больше и не смогла увидеть её.

Мы с папой стараемся предъявлять к себе требования по принципу «Истина, Доброта, Терпение», во всех делах мы прежде всего думаем о других, строго относимся к себе, с милосердием относимся к другим, что в этом плохого? Разве быть хорошим человеком не правильно? Почему китайская компартия так относится к нам?

 Я была схвачена в милиции Дэхуэй и подверглась жестоким мучениям

В 2002 году осенью я работала на швейной фабрике Цзинцзы города Чанчунь. В нашем хозяйстве не хватало рабочих рук во время сбора урожая из-за того, что не было папы. Я отпросилась с работы и приехала домой на помощь. После уборки осеннего урожая по пути на работу я заехала к тёте. Только я вошла, послышался сильный стук в дверь, и человек семь ворвались в комнату. Они велели мне открыть чемодан, но я отказалась (в чемодане кроме одежды были книга Дафа и некоторые материалы с правдой о Дафа). И они затащили меня в машину.

Я услышала их разговор: «Схватили удачно, теперь можем получить премию в 10 тысяч юаней». Они привезли меня в полицию Дэхуэй, взломали чемодан, вытащили материалы с правдой, то есть нашли «свидетельство преступления». Несколько крепких мужчин начали допрашивать меня о происхождении материалов. Я не отвечала, и один из них начал избивать меня по лицу.

Оно сразу покраснело и распухло, от боли у меня начала сильно кружиться голова.

Они избивали меня снова и снова, потому что я молчала. Наконец, они устали. Но я не выдала соучеников, потому что знаю, что их сразу арестуют и могут замучить до смерти (в то время было подтверждено, что уже несколько сотен учеников Дафа в Китае погибли в результате преследования).

Затем один злобный полицейский привёл меня в комнату и избивал, пытаясь узнать о происхождении материалов. Я всё время смотрела ему в глаза, а он избегал моих взглядов и кричал: «Почему ты так смотришь на меня?» Я знала, что он боялся. Когда он разговаривал по телефону со своими домашними, он был очень нежным.

Я подумала: «Если бы я была членом твоей семьи, твоей сестрой, разве ты смог так избивать меня? Как твои руки смогли бы подняться?» После разговора по телефону он опять стал допрашивать меня, я ничего не отвечала, он больше не избивал меня и привёл меня обратно в участок.

В полицейском участке меня пытались заставить подписаться, что задержат на 15 дней. Я не совершила никакого преступления и отказалась подписаться. Полицейские кричали: «Подпишешься ты или нет, всё равно посадим тебя!»

Они привезли меня в отделение Дэхуэй. После этих допросов в моих ушах стоял звон, я плохо слышала, лицо сильно изменилось из-за избиений, глазам было трудно смотреть, я вся был изранена.

 Жестокие мучения на «скамье тигра»

На следующий день утром несколько полицейских вывезли меня на допрос, заковали в наручники, посадили в машину, надели на голову чёрный пакет, сзади прижали, чтобы с улицы не было видно моего лица. Я едва не задохнулась.

Через некоторое время машина остановилась, два человека втащили меня в помещение, стены которого были оббиты чем-то мягким для звукоизоляции. С моей головы стащили кулёк, и я увидела, что комната была небольшая, там стоял диван, а посредине — «скамья тигра».

С меня сняли наручники, раздели до тонкого свитера, привязали к скамье, руки вывернули назад, привязали за спинку скамьи, ноги завязали верёвками, прикрепили к одной железной палке внизу скамьи и полностью обездвижили. После этого начали мучить.

Сначала избивали по лицу так, что у меня в ушах звенело. Через некоторое время остановились и стали спрашивать с притворной добротой: «Смотри, девочка, ты такая красивая, зачем тебе мучиться? Поскорее всё скажи! И сразу отпустим тебя домой!» Я действительно не хотела, чтобы меня избивали, но понимала, что они не могут сдержать своё слово, они не только не опустят меня, но и схватят других и замучают их. Я решила, что не скажу. Увидев, что этот способ не действовал, они сменили его.

В основном два человека из первого отдела полиции города Чанчунь мучили меня, один из них был высокий с длинным лицом, большими глазами и коротко подстрижен. Ему чуть больше 20 лет; другому столько же лет, только ростом ниже. Они сильно приподнимали мои закованные за спиной руки, потом давили вниз. Верхняя часть моего тела по ходу изгибалась, грудь совсем соприкасалась с ногами.

Из-за давления от железной палки на живот мне было очень больно, я тут же вспотела, каждую секунду чувствовала, что меня задушат, от такой боли я теряла рассудок. Это действительно было так, что жизнь казалась хуже смерти (есть и такие, кто из-за жестоких мучений сошли с ума, например, ученица Чжао Сяоцинь из города Чанчунь).

Они долго давили на руки, вдруг сильно потянули их, я тут же почувствовала, что меня как бы ударили электричеством, затем они «односторонним ножом» (ладонями) рубили мои руки. Каждый раз это хватало меня за сердце, мне было очень больно. Устав, они присели на диван. Спросили, буду ли я говорить. В это время я вся была в поту, мне было очень тяжело, всё тело обмякло, но я всё-таки решительно качала головой : «Нет!»

Они немного отдохнули, и высокий сказал низкому: «Ты сиди, я ей сделаю массаж». Он начал пальцами ковырять места между ключицами. Я тут же почувствовала такую боль, словно вытаскивали мои кости. Через некоторое время он начал чесать мне под мышками, это усилило боль.

Они спрашивали меня, я не соглашалась. Они не добились ничего и от этого их пытки стали ещё страшнее. Вытащили большой черный толстый кулёк, резко надели его на мою голову, одной рукой закрыли мой нос и рот, чтобы я не могла дышать, и едва не задушили меня, затем отпустив. Так повторяли много раз.

Я боролась, тело двигалось, даже табурет издавал звуки. Железная палка перед животом из-за моих сильных движений изгибалась. Через некоторое время они увидели, что я действительно задыхаюсь, и сняли пакет. Я стала нормально дышать. Они опять спросили: «Кто дал тебе материалы?» Я качала головой.

Они опять начали мучить меня. Каждый раз я умирала. Эти 5-6 часов, которые обычно быстро проходят, в то время были такими долгими, как 50 лет…

Незаконно приговорена к наказанию трудовым перевоспитанием

Они принесли мне на подпись приговор, предписывающий трудовое перевоспитание, но я отказалась, потому что не сделала ничего вредного для народа и государства. Они обвинили меня в «нарушении общественного порядка» и приговорили к году наказания. Всё это было так несерьёзно, вроде детской игры.

Во время моего заключения в трудовом лагере, умерла бабушка. Я ведь только была в гостях у тёти, чем я помешала общественному порядку? Что это за логика? Ещё нелепее ситуация произошла с учеником Дафа Ли Чжэньхуном из моего села, который готовил технику для осеннего урожая. Полиция схватила его дома и также выдвинула обвинение в «нарушении общественного порядка», приговорив его к году наказания трудовым перевоспитанием.

Осенью люди заняты больше, чем весной. Они торопятся подготовиться к осеннему урожаю, а полицейские отбирают главную рабочую силу, мешают нормальной жизни, обвиняют людей в «нарушении общественного порядка». Что это за логика?

Однако таких случаев за эти семь лет преследования Фалуньгун было очень много. СМИ, которыми китайская компартия управляет, никогда не говорят правду, а только фабрикуют ложь.

Соотечественники, вы подумайте, если бы Фалуньгун действительно был таким, каким китайская компартия представляет его, то есть «самосожжение, самоубийство, убийство других…», то разве нужно было бы всей государственной системе преследовать его? Люди сами перестали бы учиться ему.

Однако на самом деле преследования продолжались семь лет — а количество учеников Фалуньгун растёт. Жестокие мучения не только не победили и не сломили их, а наоборот, ученики стали более зрелыми и стойкими, потому что «Истина, Доброта, Терпение» уже живёт в их сердцах, и их твёрдая вера, которая не жалеет ничего ради правды, помогает им преодолеть любую трудность.

Скоро правда о преследованиях раскроется под небесами.

Добрые соотечественники, надеюсь, вы внимательно читаете каждое сообщение о правде и сумеете сделать правильный выбор, чтобы получить хорошее будущее.

  • Фалунь Дафа семинар
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic