fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

На передовой борьбы с эпидемией коронавируса

Я начал практиковать Фалунь Дафа (или Фалуньгун) в 1996 году. Будучи врачом городской больницы, я оказался на передовой борьбы с эпидемией коронавируса. Как только в 2020 году началось распространение вируса КПК, наша больница оказалась переполнена пациентами. Каждый день был похож на работу в зоне боевых действий.

В тяжёлых условиях врачи, практикующие Фалунь Дафа, выполняют свою миссию по спасению людей.

Учитель сказал:

«Разве я не говорил, что когда один человек закаляет Гун, то вся семья получает пользу?» («Проповедь Закона на конференции Фа в Австралии»).

Во время пандемии мои родители были здоровы. Я не боялся заражения, поэтому первым вызвался работать с инфицированными пациентами.

Меня назначили лечить пациентов с подозрением на коронавирус. То, с чем мы столкнулись, было хуже самого наихудшего сценария. Не хватало медикаментов, управление было хаотичным, число пациентов росло в геометрической прогрессии. Нам приходилось сутками работать в защитных костюмах. Кожа рук была повреждена дезинфицирующим средством, на носу, ушах и подбородке образовались синяки от защитных очков, я не мог заснуть из-за сильной гипоксии (кислородная недостаточность).

Посещение пациентов было запрещено, поэтому родственники не могли помочь в уходе за больными. Искренне беспокоясь об этих людях, я разъяснял правду о Фалунь Дафа каждому, с кем общался. Я настоятельно призывал их выйти из организаций КПК (компартии Китая), в которых они состояли.

Картина. Стереть клеймо коммунистической партии.  Божественное существо снимает клеймо КПК (Коммунистической партии Китая) со лба девушки после того, как она вышла из рядов КПК и принадлежащих ей организаций. Происходящее наводнение символизирует будущую катастрофу. Это бедствие также было остановлено после того, как была удалена отметка КПК.

Я заботился о каждом из своих пациентов, включая забор крови на анализ и доставку еды. Понимая, что Учитель защищает меня, я не боялся физического контакта с заражёнными. Я помогал пожилым пациентам пользоваться туалетом, и инвалидам садиться и вставать со своих инвалидных колясок. Многие люди, тронутые моей добротой, начали больше мне доверять. Это помогло мне разъяснить им правду: рассказать, что «Фалунь Дафа несёт добро» и «Истина, Доброта, Терпение — праведные принципы».

Поскольку родственники не могли навещать больных, большинство пациентов находились в подавленном состоянии, поэтому я старался их успокоить. Я объяснял, что широкое распространение пандемии вызвано испорченной моралью партии, а также её попытками скрыть информацию о вспышке коронавируса. Китайский рынок переполнен поддельной продукцией, включая лекарства и продукты питания; люди совершают ужасные вещи за деньги; загрязнение окружающей среды достигло катастрофических масштабов, потому что государственные чиновники стремятся лишь к экономической выгоде в ущерб здоровью людей.

Партия также разрушила традиционные ценности Китая и преследует духовные верования, такие как практика Фалунь Дафа, которая учит людей жить согласно принципам «Истина, Доброта, Терпение». Вместо этого КПК поощряет насилие и пренебрежение к человеческой жизни, что приводит к многочисленным бедствиям. Я объяснял людям, что, только следуя принципам «Истина, Доброта, Терпение» и отмежевавшись от партии, они получат безопасное и светлое будущее.

Большинство пациентов соглашались с моими словами, но с некоторыми нужно было беседовать дополнительно. Хотя надевание и снятие и защитного костюма отнимало много времени, я всё же посещал палаты, где находились пациенты с коронавирусом. Я просил больных помнить фразы «Фалунь Дафа несёт добро. Истина, Доброта, Терпение — праведные принципы».

Помимо этого, я разъяснял правду своим коллегам. Я добровольно выполнял многие задания и завоевал доверие и уважение администрации больницы и коллег. Многие последовали моему совету и вышли из партии.

Я часто не мог сдержать слёз, когда смотрел на пациентов, выстроившихся вдоль прохода. Я искренне надеялся, что смогу разъяснить им всем правду и спасти их. Каждая жизнь драгоценна.
Позже меня перевели в отделение интенсивной терапии. Нагрузка там была ещё больше. Мы не могли отлучаться из блока ни на минуту, применяя всевозможные средства защиты. Опять же, я взял на себя дополнительную нагрузку. Писал отчёты о случаях заболевания, помогал пациентам вставать и ложиться в постель, пожилым людям ходить в туалет.

Пожилая женщина, которой я помогал в палате для пациентов с подозрительными случаями заболевания, позже была переведена в отделение интенсивной терапии. Она была счастлива снова увидеть меня.

«У нас действительно предопределённые отношения», — сказала она.

Я часто беседовал с ней, напоминая повторять фразы: «Фалунь Дафа несёт добро. Истина, Доброта, Терпение — праведные принципы».

Она очень быстро выздоровела.

Позже в больницу поступил её зять в тяжёлом состоянии. После месяца интенсивного лечения он скончался. В тот день, когда он умер, я был на дежурстве. Я сделал ему компрессию сердца, но не смог спасти его жизнь. Все члены его семьи были помещены в карантин. Санитары положили его тело в мешок. Я сожалел, что не смог разъяснить ему правду. Каждая жизнь драгоценна. Этот случай стал для меня предупреждением, чтобы я не ослаблял усилий по разъяснению правды из-за собственной лени и страха.

Друга моего родственника отправили в реанимацию. Власти попытались выяснить, с какими людьми он контактировал за три недели до госпитализации. Администрация больницы обещала, что его личная информация нигде не будет использоваться, но не сдержала своего обещания. Его контактные данные были размещены в Интернете, что вызвало огромное давление на него и его семью. Пострадала репутация его родных, а сам он лишился работы. Родственник попросил меня поговорить с его близкими.

Вся его семья была помещена в больницу на карантин. Когда я навестил их, они спорили с врачами, отказываясь лечиться из-за утечки личной информации. Они требовали встречи с мэром. Врачи попросили меня помочь и убедить их лечиться.

Когда врачи ушли, мы остались одни в палате. Я начал с того, что рассказал им, как КПК пыталась скрыть пандемию. После чего я попросил их запомнить слова «Фалунь Дафа несёт добро. Истина, Доброта, Терпение — праведные принципы» и помог им выйти из рядов компартии. Почувствовав мою искренность, они были тронуты моей добротой и милосердием. Один из них сказал: «Большинство людей избегают нас, но вы пошли на риск и поговорили с нами. Мы вам очень благодарны».

Я счастлив, что у меня есть возможность разъяснять правду в этот особый период. Впоследствии они относились ко мне как к доброму другу, и мы часто разговаривали по телефону. Теперь вся их семья находится в безопасности. Их личные данные также были удалены из Интернета.

Многие врачи и медсёстры из других больниц временно были переведены на работу в нашу больницу. В больнице нам выделили специальную зону отдыха, где медицинский персонал мог отдохнуть в перерывах между сменами. Я воспользовался этой возможностью, чтобы разъяснить правду многим коллегам.

Когда медицинские работники были помещены под карантин, мы оставались в отеле. Я обзвонил всех, кого только мог вспомнить, и разъяснил им правду. Был ещё один человек, с которым мне нужно было поговорить, — это руководитель партийного комитета отделения. Я не знал, что сказать. Однажды она разослала письмо сотрудникам отделении, сообщив, что руководство больницы предписало нам держать в секрете количество подтверждённых случаев заболевания и смерти, потому что городские власти занижали передаваемые властям цифры. Мы должны были помочь городу скрыть их ложь.

Я воспользовался этой возможностью, чтобы ей позвонить. Я начал с того, что рассказал о лжи КПК во время этой пандемии. Затем я рассказал ей, какую пользу принесла мне практика Фалунь Дафа, и как партия использует ложь, чтобы оклеветать Фалунь Дафа. Я сказал ей, что многие люди чувствуют себя счастливыми и защищёнными после выхода из партии. Удивительно, но она приняла мои слова и согласилась выйти из рядов компартии.

У каждого есть своя знающая сторона, которую нельзя обмануть пропагандой КПК. Пока мы искренне стараемся спасти людей, они почувствуют наше милосердие и сделают правильный выбор.

Я боялся, что мне не удастся разъяснить правду некоторым друзьям и родственникам, и что они умрут от вируса. Это было бы моим самым большим сожалением.

Напряжённая 50-дневная работа была закончена, и я благополучно вернулся домой. Многие медицинские работники заразились этим вирусом, и многие из них скончались. КПК лжёт, реальные цифры намного выше, чем те, которые они сообщили миру.

КПК обещала всем премии и пособия в начале периода напряжённой работы, но власти в очередной раз нарушили своё обещание. Многие молодые врачи и медсёстры зарабатывают всего 2000 юаней в месяц (примерно 300 долларов США). Они до сих пор ничего не получили.

КПК требовала документы и подтверждения, такие как фотографии, в доказательство, что они работали в палатах пациентов COVID-19, хотя сотрудники больницы уже неоднократно представляли документы во время пандемии. Многие медицинские работники были возмущены, ведь они пошли на большой риск, работая с пациентами, заражёнными COVID-19. Несмотря на то, что работали они не ради денег, но отношение коммунистических властей оскорбило их.

«У нас нет фотографий, подтверждающих, что мы там работали. Мы отказались от премий и пособий», — сказали они.

Я надеюсь, что люди пробудятся и осознают истинную, разрушительную природу КПК, чтобы у них было светлое будущее.

Автор: практикующий Фалунь Дафа из Китая

  • Фалунь Дафа семинар
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic