fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

«Великая Эпоха»: бывший сотрудник «Офиса 610» рассказал, что происходит в китайских трудовых лагерях

Господин Хань Гуаншен (Han Guangsheng), бывший директор судебного отдела и заместитель начальника отдела Общественной безопасности в городе Шеньян (Shenyang) провинции Ляонин (Liaoning), сбежал из Китая в поисках убежища в Канаде в сентябре 2001 года.

Так же, как и недавно перебежавшие, господин Чен Юнлин (Chen Yonglin), дипломат из китайского консульства в Сиднее и господин Хао Фенцзунь (Hao Fengjun), чиновник «Офиса 610» из Тянцзина (Tianjin), господин Хань, бывший партийный чиновник публично отказался от своего партийного билета и разоблачил нелегальные операции КПК. В своём интервью «Великой Эпохе» Хань Гуаншен раскрыл малоизвестные факты работы «Офиса 610».

«Офис 610» на самом деле существует

Корреспондент: Хао Фенцзунь раскрыл многие факты о деятельности «Офиса 610», а также о преследовании Фалуньгун. Китайское правительство отрицает существование «Офиса 610». Что вы можете сказать по этому поводу?

Г-н Хань: «Офиса 610» на самом деле существует.

Корреспондент: Почему он называется «610»?

Г-н Хань: Он был учреждён как отдел при центральном правительстве 10 июля 1999 года. Но в других местах этот отдел может называться «611» или «621» согласно тем датам, когда он был учреждён. В основном их задачи и организация одинаковы, и все они находятся под непосредственным руководством Центрального Комитета КПК. На службу в офис приходят из четырёх организаций: полиции, прокуратуры, суда, судебно-исполнительских организаций, и все они отвечают за преследование Фалуньгун. «Офис 610» стоит над законом и может руководить всеми официальными организациями в каждом районе страны.

Корреспондент: Возьмём, к примеру, город Шеньян. Каким образом «Офис 610» выполняет работу в этом городе?

Г-н Хань: В Шеньяне он называется «Офис 611» и возглавляет его помощник секретаря городского комитета партии, который руководит всеми политическими делами и законодательством. Члены офиса — это в первую очередь чиновники из отдела партийного комитета и представители полиции, прокуратуры, суда, общественной безопасности. Офис часто получает директивы от высших эшелонов власти и выполняет в Шеньяне такие задания, как захват практикующих, которые едут апеллировать в Пекин, их задержание и «промывку мозгов», вынесение приговора и отправка практикующих в трудовые лагеря.

Корреспондент: На каком количестве заседаний «Офиса 610» вы присутствовали и какую работу выполняли? Можете ли вы привести какие-либо примеры?

Г-н Хань: Мы часто посещали заседания, потому что многие члены окружного комитета партии со всех районов и персонал «Офиса 610» должны были участвовать в заседаниях. В то время первостепенная задача была остановить последователей Фалуньгун, которые ехали в Пекин апеллировать. Выполняя эту задачу, все центральные и региональные органы власти имели собственную квоту.

«Квота», которая определяет, наградить или наказать чиновника

Корреспондент: Что такое квота?

Г-н Хань: Квота означает, что если в течение одного месяца трём или четырём сторонникам Фалуньгун удастся приехать в Пекин апеллировать за своё право на практику, помощник секретаря или же сам секретарь городского комитета партии должен будет отправиться в столицу провинции, чтобы принять участие в заседании по самокритике. Чтобы этого не произошло, а также в целях спасения репутации и должностей каждый город использует многочисленное количество полицейских и денег, направленных на пресечение последователей Фалунь Дафа на месте.

Корреспондент: Какова же квота в Шеньяне?

Г-н Хань: Она обычно составляет три человека. Однажды был уволен мэр города, так как последователю Фалуньгун из его города неоднократно удавалось приезжать в Пекин с апелляцией.

«Офис 610» отдаёт устные приказы

Корреспондент: КПК отрицает существование «Офиса 610». Есть ли какие-либо документы, касающиеся Фалуньгун, которые были изданы этим офисом? Например, отдаёт ли «Офис 610» устные или письменные приказы?

Г-н Хань: Я не помню, чтобы видел хоть один документ в письменном виде, но имели место обсуждения, проводимые руководством. Эти обсуждения считаются в Китае такими же важными, как и документы. В устных указаниях руководства предусматриваются все детали планируемых событий, даются директивы, предупреждения, в связи с некоторыми ситуациями. Приказы чаще всего отдаются в устной форме.

Корреспондент: Кто во время собраний подготавливает эти устные приказы?

Г-н Хань: Это делается двумя частями. Одна часть приказа, подготовленная согласно региону, отдаётся, когда городской партийный комитет намечает мероприятие и делает предписания. Другая часть готовится специальными отделами, например, законодательное бюро провинции Ляонин делает запросы, планирует задания, ведёт обмен информацией. Работа, которую необходимо сделать, организуется посредством заседаний и брифингов руководителей. Последователи Фалунь Дафа содержатся в принудительно трудовых лагерях.

Корреспондент: Какова была ваша особая функция?

Г-н Хань: У меня было довольно много обязанностей, например, выполнение законодательной работы, обучение офицеров, отвечающих за исполнение законов, руководство адвокатами, руководство официальными сообщениями, управление тюрьмами и принудительно трудовыми лагерями города Шеньяна. В Шеньяне находятся четыре лагеря, и три из них предназначены для последователей Фалуньгун.

Корреспондент: Во время самых серьёзных репрессий, сколько последователей Фалунь Дафа были арестованы?

Г-н Хань: Возможно, четыреста или пятьсот человек.

Корреспондент: Когда стали происходить подобные аресты?

Г-н Хань: Аресты начались приблизительно в конце 1999 года и до сих пор имеют место.

Корреспондент: Какие приказы вы получали в этом процессе? Насколько мне известно, принудительные трудовые лагеря предназначены для содержания под стражей людей, осуждённых за преступление. Почему последователей Фалуньгун держат в трудовых лагерях?

Г-н Хань: Видимо, приказ исходил от центрального правительства. В самом начале это были комитет общественной безопасности и полиция, а вовсе не судопроизводство, кто были вовлечены в преследование Фалуньгун. Положение изменилось, когда центры задержания и тюрьмы не смогли больше вмещать всех людей.
В то время я занимал должность заместителя секретаря партийного комитета города Шеньяна. Они пришли ко мне и попросили открыть принудительный трудовой лагерь для содержания последователей Фалуньгун. Первоначально в четырёх лагерях Шеньяна никогда не содержались женщины. Их отправляли в провинциальный лагерь или тюрьму, но на этот раз меня попросили заключить в лагерь женщин, практикующих Фалуньгун.
Я твёрдо заявил, что не буду делать этого, потому что трудовые лагеря предназначены для содержания под стражей уголовных преступников, а не последователей Фалуньгун, которых я не считаю преступниками. С юридической точки зрения, последователи Фалуньгун никогда не совершали преступлений и не нарушали закон, и поэтому их нельзя заключать в лагерь.

Корреспондент: С самого начала вы сопротивлялись приказам и не соглашались с тем, что делалось?

Г-н Хань: Совершенно верно, я не соглашался. Потом секретарь партийного комитета ударил кулаком по столу и велел мне выполнять приказы, сказав, что берёт на себя ответственность за любые проблемы.
Я ответил, что мне необходимо проконсультироваться с законодательным отделом, и позвонил директору законодательного отдела провинции Ляонин. Я чувствовал, что мне необходима поддержка со стороны более высокой власти, чтобы опровергнуть приказы городского комитета партии.
Директор занял ту же позицию, что и я, заявив, что заключать последователей Фалуньгун в трудовые лагеря неправильно. Но несколько дней спустя Законодательный отдел изменил своё мнение и вызвал нас на совещание, где нас попросили открыть лагерь для содержания последователей Фалуньгун.
Я не мог больше сопротивляться, так как они посчитали бы меня чуждым партии элементом, и я был бы сурово наказан. Следовательно, меня вынудили открыть Трудовой лагерь Луншань (Longshan) для заключения последователей Фалуньгун.

Корреспондент: Некоторые зарубежные средства массовой информации рассказывают о том, что в трудовых лагерях последователей Фалуньгун часто подвергают словесным оскорблениям, избивают и даже пытают. Происходили ли подобные вещи, когда вы несли ответственность за принудительные трудовые лагеря?

Г-н Хань: Да, был подобный случай. Персонал лагеря обнаружил, что пятнадцатилетняя девочка Хань Тянцзы (Han Tianzi) выполняла упражнения Фалуньгун. Её заставляли написать гарантийное письмо, в котором она отказывается от практики Фалуньгун. Так как она решительно отвергла эти попытки, персонал лагеря, в том числе и заместитель директора Бай Сюся (Bai Suxia), применили к девочке электрошокеры. Этот инцидент вызвал сильную реакцию со стороны последователей Фалуньгун, и они объявили голодовку.
Изуродованное лицо Гао Жунжун (Gao Rongrong) и «успешное выполнение нормы преобразованных» в лагере Масанцзя (Masanjia)

Корреспондент: Недавно мы получили сообщение и фотографию практикующей по имени Гао Жунжун, лицо которой было обезображено в результате применения электрошокеров. Она умерла 16 июня этого года от непрекращающихся пыток. Считаете ли вы, что это на самом деле могло случиться? Вы, возможно, знаете об этом, потому что это произошло в принудительном трудовом лагере Луншань (Longshan). Это один из трудовых лагерей, который находился под вашей юрисдикцией?

Г-н Хань: Это случилось после того, как я покинул Китай. Позже я прочитал об этом случае на вебсайте. Я был чрезвычайно шокирован, увидев её обожжённое лицо. Я полагаю, что подобные инциденты имеют место. Насколько я знаю, в то время жесточайшие пытки применялись к последователям Фалуньгун в лагере Масанцзя провинции Ляонин (Liaoning).
Масанцзя находился не под моей юрисдикцией, а напрямую контролировался законодательным отделом провинции Ляонин. Применялись многочисленные пытки, чтобы сломить последователей Фалуньгун и увеличить норму «преобразования».
Вначале я не знал, что такое происходило в лагере. Но позже законодательный отдел распорядился, чтобы все города провинции побывали в Масанцзя и изучили их технику преобразования.
Чжан Сяньшен (Zhang Xiansheng), помощник директора законодательного отдела Шеньяна, поехал туда. Вернувшись, он рассказал мне, что в Масанцзя применялся один основной инструмент — электрошокер, таким образом, нам тоже следует её использовать. Я сказал, что это абсолютно непозволительно, и я никогда не разрешу применять элктрошокеры в отношении последователей Фалуньгун.
Во второй половине 2000 года мне позвонил заместитель директора законодательного отдела провинции Ляонин, который отвечал за «проблему Фалуньгун». Он просил перевести десять женщин — последовательниц Фалуньгун в наш лагерь, так как лагерь Масанзя не смог преобразовать их.

Корреспондент: Как вы только что упомянули, норма преобразования в лагере Масанцзя была высокой, потому что они применяли электрошокеры. Даже подвергнув тех женщин-практикующих этой пытке, лагерь не смог их преобразовать? Объясните, пожалуйста.

Г-н Хань: Так как заместитель директора занимал более высокий пост, я вынужден был принять этих женщин в свой лагерь. Когда они приехали, я пошёл взглянуть на них. Две женщины находились в комнате, одну звали Чжао (Zhao), а другую — Инь (Yin). Они описали жестокие преступные пытки, которые испытали на себе в лагере Масанцзя. Например: неоднократное пощипывание за нежные места на бёдрах, принудительное сидение на корточках в течение долгого времени, выжимание в упоре в холодную и снежную погоду. Кроме применения электродубинок, были другие подобные пытки и дурное обращение.

Товар, производимый рабским трудом, поступает из трудовых лагерей

Корреспондент: За пределами Китая отклик на эту тему довольно решительный. Многие страны не принимают товары, произведённые рабским трудом. Например, США и Канада. Как из средств массовой информации, так и из источников, которые мы получаем, известно, что большое количество товаров, произведённых в принудительно-трудовых лагерях в Китае, идёт на экспорт. Существует ли такой феномен в тех лагерях, за которые вы отвечали?

Г-н Хань: Да, существует. Это известно давно и является неразрешимой проблемой. Она поднимается многие годы, но ситуация не меняется. У Китая две проблемы: во- первых, китайская система наказания — это система «преобразование через труд», где заключённые должны работать.
Во-вторых, китайские тюрьмы и принудительные трудовые лагеря недостаточно финансируются, и таким образом они зависят от продажи производимых ими товаров, чтобы покрыть недостаток финансирования, следовательно, всех заставляют работать.
Некоторые работают в литейных цехах, например, изготавливают рождественские ёлки, игрушки для детей и тому подобное. Эти товары обычно делают на экспорт.

Корреспондент: Сырьё присылается в лагерь, а затем используется заключёнными для производства товаров, предназначенных на экспорт. Получают ли деньги заключённые?

Г-н Хань: Труд заключённых в лагерях не оплачивается, но в некоторых тюрьмах они получают минимальную сумму.

Ян Чжен (Yan Zhen) и Я Мей (Ya Mei)

  • Фалунь Дафа семинар
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic