fbpx

Фалунь Дафа в мире

Выжить и не сломаться

Двадцать лет назад китайские власти арестовали Дженнифер Цзэн в ходе общенациональных репрессий против преследуемой медитативной практики Фалуньгун.

История Дженнифер Цзэн о поиске света во тьме. (magnifissance.com)

После освобождения из трудового лагеря ей удалось выбраться из Китая и опубликовать книгу о своём опыте под названием «Свидетель истории: борьба одной женщины за свободу и Фалуньгун». В ней рассказывается подлинная история её ареста, пыток и «перевоспитания» в трудовом лагере под контролем коммунистической партии Китая.

«В пещере нет ни солнца, ни луны, а в помещении трудового лагеря не было ни телевизора, ни газет, ни календарей, ни часов. Наши дни, да и вся наша жизнь, были наполнены чтением приказа № 23 (Постановление КПК, используемое для оправдания тюремного заключения невинных людей).

После трёх дней сидения на корточках и стояния у заключённых распухали ноги, руки и тело. Наши ноги были похожи на большие распаренные булочки, и мы не могли надеть обувь. Мы незаметно снимали её, и должны были каким-то образом натягивать обратно при выходе в туалет.

Мы простояли целых восемь дней, после чего нам дали маленькие складные походные табуретки. Но наше право сидеть могли отнять в любой момент по любой причине: решение принималось по усмотрению офицеров Вольфа и Бея. А произнесение приказа № 23 никогда не отменялось.

Постепенно мы потеряли всякое чувство времени, каждый день с момента подъёма мы просто ждали наступления ночи», — пишет Дженнифер в своей книге.

Причина ареста

Единственным преступлением, которое Цзэн якобы совершила 20 лет назад, было занятие медитацией и упражнениями Фалуньгун, духовной практикой, в основе которой лежат принципы истины, доброты, терпения.

Медленные упражнения Фалуньгун когда-то были обычным зрелищем в каждом городском парке Китая. Подобно тому, как йога стала популярной в Северной Америке, различные практики цигун широко распространялись в Китае. В конце 1990-х годов Фалуньгун стал самым популярным из них.

Цзэн пишет, что Фалуньгун практиковали свободно в парках без каких-либо сборов или организационной структуры. Занятия органично сочетали ежедневную медитацию и традиционную китайскую мудрость. Философия практики основывается на буддизме, акцентируя внимание на принципах доброты и терпения. Люди из всех слоёв общества занимались этой практикой, и к 1998 году в стране насчитывалось более 70 млн приверженцев Фалуньгун.

Цзэн была одной из них. В то время у неё была прекрасная родословная:

«Я была выпускницей Пекинского университета. Я была женой и матерью. Я даже была членом компартии Китая».

С тех пор она вышла из партии.

На самом деле, в 1990-х годах власти Китая даже поддерживали Фалуньгун. В правительственных учреждениях были свои группы по практике Фалуньгун, а основатель учения Ли Хунчжи, по приглашению партийных чиновников, читал лекции. Не существовало каких-либо проблем с тем, чтобы одновременно практиковать Фалуньгун и быть членом компартии Китая.

Начало репрессий

В 1999 году компартия Китая внезапно объявила Фалуньгун вне закона. Цзэн, как и десятки миллионов других людей, внезапно обнаружила, что живёт тайной жизнью.

Сначала последователи практики считали аресты недоразумением. Они думали, что всё изменится после их разговора с властями и пояснения им, что у практикующих нет политических устремлений.

Приверженцы Фалуньгун не понимали, что лидер компартии Цзян Цзэминь решил «стереть» Фалуньгун из истории. Не было никакого недопонимания. Лидеры страны знали, что Фалуньгун — это хорошая практика, но её популярность беспокоила их. Ещё хуже, что власти понимали несовместимость принципов честности и сострадания с политикой компартии и её идеологическим влиянием на население.

13 апреля 2000 года тайная полиция «Офиса 610», созданного для преследования последователей Фалуньгун, арестовала Цзэн. Девушка была вынуждена присоединиться к миллионам других практикующих в ужасных исправительно-трудовых лагерях Китая, печально известных как лаогай.

В 1999 году компартия Китая запретила практику медитации Фалуньгун, но Дженнифер Цзэн упорно следовала своей вере, что привело к её заключению и пыткам в китайском трудовом лагере. (Photography by Binggan Zhang)

Пытки

Пытки, которым подвергалась Цзэн, включали в себя удары электрическим током, избиения и психологические мучения. Всё в условиях трудового лагеря было направлено на уничтожение человечности заключённого. Но даже в этом мрачном месте Цзэн всё ещё видела доброту в мире.

Те редкие случаи, когда ей удавалось несколько минут поговорить с другим практикующим в лагере, напоминали ей «сладкую родниковую воду в пустыне».

По словам Цзэн, ключ к разрушению психики человека — лишение его связей с обществом. Оставшись наедине с собой, люди теряют цель в жизни и забывают о том, кто они. Охранники надеялись использовать это состояние изоляции и истощения заключённых для их «перевоспитания» и «преобразования».

Каждый день на практикующих оказывали давление, чтобы они подписали заявления об отказе от своей практики. Им сказали, что пытки прекратятся и их отпустят, если они откажутся от своей веры. Конечно, это была всего лишь уловка. Подписавших заявление об отказе использовали для помощи охранникам в мучении других заключённых.

Свет во тьме

Чтобы поддерживать свет в своих сердцах, практикующие Фалуньгун запоминали стихи и сочинения Ли Хунчжи. Они прятали копии рукописных отрывков на клочках бумаги и передавали их из камеры в камеру, помогая друг другу.

Цзэн рассказывает о силе этих тайных записок в следующем отрывке из своей книги.

«В ту ночь я лежала на своей койке, заставляя себя не уснуть. Моя кровать стояла прямо напротив открытой двери, часовой и ночной дежурный полицейский могли зайти в любой момент во время своего двадцатиминутного обхода. Охранники лагеря также совершали периодические патрули, проверяя часовых, полицию и заключённых.

Я сложила одежду в изголовье своей койки и, укрывшись в устроенном таким образом гнёздышке, достала пачку бумаг, которую мне подсунула Сун Мэй. Бумаги были скомканы и порваны, они, явно, побывали во многих руках. Обе стороны листов были исписаны мелкими буквами шариковой ручкой. Не было заголовка, и я не могла разобрать концовку. В тусклом свете я начала читать:

„Ваши нынешние успехи в качестве учеников Дафа великолепны. Всё это — ваша проявленная доброта, и это то, чего больше всего боится зло, поскольку те, кто нападает на добро, обречены быть злыми. Действия, которые они сейчас предпринимают для преследования Дафа и его учеников, чрезвычайно злы и постыдны, и они опасаются, что они будут разоблачены. Вы должны сообщить людям мира об их зле…“.

На этом скомканном клочке бумаги была новая статья, написанная Ли Хунчжи. Прошло больше года с тех пор, как Цзэн ничего не читала от своего Учителя. Она написала ещё несколько копий на клочках украденной бумаги, чтобы раздать их другим заключённым. Цзэн дала себе обещание, что выберется и расскажет миру о том, что происходит в лагере.

Дженнифер Цзэн (magnifissance.com)

Бесценные связи

„Самым драгоценным моментом в лагере для меня было время, проведённое наедине с соучеником, которого я знала до отправки в лагерь, — говорит Дженнифер Цзэн. — Его очень сильно пытали в мужском лагере. Ему не давали спать 12 дней и ночей подряд. Это был рекорд лагеря на тот момент. Не сумев преобразовать его, полиция отправила его и нескольких других мужчин-практикующих в женский лагерь, чтобы попытать счастья“.

Каким-то образом он убедил охранников позволить ему встретиться с Дженнифер Цзэн наедине. Надеясь, что эта связь позволит им воздействовать на двух трудных сокамерников, охранники позволили им некоторое время разговаривать друг с другом.

Они рассказали друг другу, через что им пришлось пройти и о своих надеждах на будущее. Они обсуждали принципы Фалуньгун, и он сказал ей, что „нужно верить“. И тогда она поняла, что сможет выжить, если будет придерживаться своей веры в правдивость, сострадание и терпимость, зная, что Фалуньгун помог ей стать ещё лучше.

„В тот момент я почувствовала столько тепла и такой силы. Именно тогда я решила сбежать из Китая и написать книгу, но я похоронила это намерение глубоко в своём сердце, не осмеливаясь ни с кем об этом говорить“, — говорит она.

Цзэн хранила это намерение как маленький тайный огонь в своей груди, свет и источник тепла в холод. Это поддерживало её и давало надежду.

Дженнифер Цзэн сейчас на свободе.

Выжив в застенках Китая, Цзэн теперь выступает за религиозную и политическую свободу во всём мире. (magnifissance.com)

Сострадание

„Иногда, когда злобные полицейские приказывали другим заключённым пытать нас, они вместо этого защищали нас“, — говорит Дженнифер Цзэн.

Охранники не понимали, как практикующие могли стать лучшими людьми для проституток и наркоманов, которые составляли большую часть населения лагеря. Последователи Фалуньгун делились с ними своей едой, даже когда пайков было мало. Они проявляли доброту даже к людям, которые их преследовали. Они учили упражнениям Фалуньгун окружающих и давали надежду их обездоленным душам, даже когда у самих не было никакой надежды.

„Однажды надзиратели пытали меня всю ночь и не давали спать. На следующий день они попросили непрактикующую присматривать за мной и не давать мне спать. Но она тайно от меня изучала Фалуньгун, и у неё даже были некоторые статьи Учителя Ли, которые я записала для неё. Она рискнула позволить мне поспать, а сама стояла у двери камеры, наблюдая за полицией. Это сострадание и доброта показали мне природу вселенной и в темноте трудового лагеря согрели моё сердце“.

По словам Цзэн, без этих небольших проявлений доброты со стороны других заключённых или тайных ночей, когда они читали друг другу запрещённые стихи, она, возможно, не выжила бы. Она часто плачет, вспоминая, как была близка к тому, чтобы заблудиться в этом месте.

Но она выбралась. В 2001 году Дженнифер Цзэн бежала в Австралию, а затем в США. Её путь к свободе сопровождался чудесами. Первое чудо — выжить в лагере, второе — сохранить чистой совесть. То, что ей выдали паспорт, тоже казалось невероятным. Бывшим узникам системы трудовых лагерей такая возможность предоставляется редко. В течение пяти месяцев ей удалось получить разрешение на поездку в Австралию, где она сразу же попросила убежища и нашла издателя для своей книги.

Борьба за свободу

По мере того как физические шрамы заживали, Цзэн целыми днями писала и выступала за освобождение других. Психологически восстановиться было сложнее. Однако вместо того, чтобы поддаться депрессии, она использовала мрачные воспоминания для своей работы по разоблачению нарушений прав человека в Китае.

Дженнифер Цзэн продолжает практиковать Фалуньгун и сегодня, ценя свою свободу, что трудно понять тем, кому посчастливилось вырасти в свободном обществе.

Она по-прежнему помогает тем, кто ещё страдает, как некогда она. Её работа сегодня состоит в просвещении Запада о природе коммунизма и угрозе, которую он представляет для мира. Живя в США, она думала, что свободна от этих угроз. Однако растущая популярность социалистической мысли и других культурных явлений на Западе, по её словам, напоминает коммунистическое общество, которого ей чудом удалось избежать. Она столкнулась с цензурой после размещения в социальных сетях видео, в котором обсуждались связи между компартией Китая и официальными лицами США.

История преследования Цзэн — это больше, чем просто трагическая история о том, что произошло давным-давно и далеко. Её история — урок ценности веры, мужества и свободы. В ней отражены крайности человеческого естества, способность людей быть добрыми и злыми.

Дженнифер Цзэн утверждает, что свобода в её понимании — это возможность самому воплощать в жизнь принципы добра, потому что такими мы были созданы — такими мы являемся на самом деле.

„Самое главное в этом мире — понять, что делать с той жизнью, которую дал тебе Творец“, — говорит она.

Источник: The Epoch Times

  • Фалунь Дафа семинар
  • Остановить убийства людей ради их органов
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic