fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

Послание в коммунистический Китай, по миле каждый раз

Лицо Чжан Цзяня, вышедшего из парка Киссена во Флашинге, Нью-Йорк, сияло. Он помахал рукой в сторону потока прибывающих машин и поболтал с несколькими опустившими боковые стёкла водителями, его глаза слегка щурились под ярким сиянием полуденного летнего солнца.

Практикующие Фалуньгун совершают почётный круг по Нью-Йорку, участвуя в автомобильном параде в ознаменование 21-годовщины со дня начала преследования в Китае, 18 июля 2020 года (Zhang Binqian/The Epoch Times)

18 и 19 июля группа водителей, состоящая из последователей духовного учения Фалуньгун, совершила почётный круг по Квинсу, Манхэттену и Бруклину, выражая поддержку своим единомышленникам в Китае, уже 21 год подвергающимся жестокому преследованию. К каждой из дюжины машин был прикреплён плакат.

Каждый год примерно в середине июля практикующие Фалуньгун по всему миру отмечают годовщину трагического события. Репрессии продолжаются до сих пор.

Практикующие Фалуньгун совершают почётный круг по Нью-Йорку, участвуя в автомобильном параде в ознаменование 21-годовщины со дня начала преследования в Китае, 18 июля 2020 года. (Pan Jun/The Epoch Times)

Погружаясь в воспоминания о годах, проведённых в китайских тюрьмах, Чжан глубоко задумывается.

20 июля, день, когда китайский режим начал преследование, стал точкой отсчёта для 70-100 миллионов последователей учения в Китае. В душе Чжана, которого после четырёх арестов и жестоких пыток удалось тайно вывезти из Китая, этот день рождает смесь боли, ностальгии и желания наконец выразить словами долго хранимое в сердце.

«Эти переживания словно раскалённой сталью выжжены в сознании, они не уходят, — говорит он в интервью. — Ты просто не в силах от них избавиться».

Негде спрятаться

На фоне растущего интереса к медитативным упражнениям цигун впервые представленная широкой публике в Китае в 1992 году духовная практика Фалуньгун с нравственным учением на основе принципов «Истина, Доброта, Терпение» в конце 1990-х годов пользовалась чрезвычайной популярностью.

В начале распространения учения Коммунистическая партия Китая (КПК) всячески приветствовала Фалуньгун, отмечая благотворное влияние практики на здоровье людей. Но огромное число последователей Фалуньгун, к концу десятилетия намного превышающее число членов партии, было воспринято режимом как угроза для его власти, что привело к общенациональному преследованию практики, продолжающемуся до сих пор.

Практикующий Фалуньгун Чжан Цзянь в парке Киссена во Флашинге, штат Нью-Йорк, 18 июля 2020 года (Chung I Ho/The Epoch Times)

Чжану, который родом из северо-восточной провинции Цзилинь, где эта практика впервые была представлена широкой аудитории, было 20 лет, когда началась кампания преследования.

Он рассказал, что пропаганда ненависти в государственных средствах массовой информации, порочащая практикующих Фалуньгун, в то время создала такую страшную и ядовитую атмосферу, что все родственники и друзья могли от него отвернуться.

«Мне казалось, что на огромной территории Китая для нас не осталось и крошечного уголка, где можно было бы спрятаться», — сказал он в недавнем интервью.

В 2002 году на мосту в его родном городе Тунхуа были вывешены три гигантских плаката в поддержку практики. Провинциальные власти восприняли это как серьёзное происшествие и арестовали более 100 местных практикующих для выяснения, кто стоит за этим. Чжан, чей юный возраст и слесарный опыт сделали его главным подозреваемым, был выбран мишенью для ответного удара.

Чтобы заставить Чжана «признаться в преступлениях», дюжий охранник крепко приковал его к тяжёлому металлическому стулу и схватил за волосы, чтобы развернуть стул. Волосы Чжана были стянуты в пучок. Когда сеанс пыток закончился, бетонный пол был покрыт его потом.

С покрасневшими от горьких воспоминаний глазами Чжан дрожащим голосом рассказывает, что тогда на голове у него образовались большие лысины. В тот момент оставшиеся на голове волосы встали дыбом и казались обугленными, говорит он.

Надзиратели применяли и другие пытки. Зажигалкой жгли ему грудь, из-за чего возникли глубокие раны и внутренние повреждения; в нос выдавливали полный тюбик пасты из хрена. Чжан, который на самом деле не принимал участия в развешивании плакатов, под пытками признал ложное обвинение, чтобы избежать дальнейших мучений.

Содержание под стражей длилось 18 месяцев, и в последние месяцы Чжана заставляли неподвижно сидеть в одиночной камере. Когда его, наконец, освободили, лицо его было мертвенно-бледным, а ноги так затекли, что в течение двух-трёх месяцев он вообще не мог ходить.

В 2007 году, при очередном аресте, после четырёх дней и пяти ночей поездки на автобусе Чжану удалось сбежать в Таиланд. Тогда автобус был единственным безопасным средством передвижения, в котором не проводились процедуры досмотра. Чжан рассказал, что, увидев там практикующих, многие из которых тоже бежали из Китая, он почувствовал, что «солнце снова взошло, и небо прояснилось».

«При виде их я почувствовал, что снова обрёл семью и дом», — вспоминает он.

Сейчас Чжан живёт в Нью-Йорке со своим сыном, который приехал к нему в 2013 году в возрасте 12 лет.

Практикующие Фалуньгун совершают почётный круг по Нью-Йорку, участвуя в автомобильном параде в ознаменование 21-годовщины со дня начала преследования в Китае. 18 июля 2020 года. (Pan Jun/The Epoch Times)

Другая сторона медали

Автомобильный парад с участием Чжана, впервые прошедший несколько лет назад, уже стал ежегодной традицией. Но в этом году, в условиях пандемии, когда такие способы информирования общественности, как парады и митинги, стали невозможными, это мероприятие приобрело особое значение.

Чжан сказал, что рад был вновь повидаться с друзьями практикующими, которых не видел в течение нескольких месяцев изоляции. Многие прохожие останавливались, чтобы сфотографировать машины, в то время как другие аплодировали и в знак одобрения поворачивали большой палец руки кверху.

Практикующие Фалуньгун совершают почётный круг по Нью-Йорку, участвуя в автомобильном параде в ознаменование 21-годовщины со дня начала преследования в Китае. 18 июля 2020 года (Pan Jun/The Epoch Times)

Размышляя о преследовании Фалуньгун, Чжан отмечает, что коммунистический режим устанавливает свои стандарты добра и зла, лишая 1,4 миллиарда человек шанса «увидеть другую сторону медали» и, соответственно, возможности сделать собственные выводы.

«Они [китайские власти] могут выдавать ложь за правду, путать неправильное с правильным, а вы просто обязаны им верить, — говорит он. — Мы даём общественности возможность увидеть другую сторону медали».

Тан Нгуен и Тао Чионг, вьетнамская пара из северной части штата Нью-Йорк, два часа провели в пути, чтобы принять участие в автомобильном параде. Оба эмигрировали в Соединённые Штаты, спасаясь от преследований, и пережитое ими более ясно раскрыло для них истинную сущность коммунизма.

Практикующие Фалуньгун Тао Чионг (слева) и Тан Нгуен в парке Киссена во Флашинге, штат Нью-Йорк, 18 июля 2020 года. (Chung I Ho/The Epoch Times)

Чионг рассказала, что её дед стал жертвой массовой кампании земельной реформы, проводимой в коммунистическом Вьетнаме. В 1954 году, после захвата коммунистами Северного Вьетнама, его заклеймили кулаком и живьём зарыли в землю. Тем временем семья Нгуена навлекла на себя гнев коммунистического режима из-за того, что братья Нгуена сражались против коммунистов во время Вьетнамской войны. Супруги считают, что вьетнамский коммунистический режим нельзя отождествлять с их страной, точно так же, как КПК не является воплощением истинного Китая.

«Мы хотим показать, что они [практикующие Фалуньгун, подвергающиеся преследованиям] не одиноки — мы едины с ними, мы здесь для поддержки каждого, находящегося в Китае», — говорит Нгуен.

Практикующие Фалуньгун совершают почётный круг по Нью-Йорку, участвуя в автомобильном параде в ознаменование 21-годовщины со дня начала преследования в Китае, 18 июля 2020 года. (Pan Jun/The Epoch Times)

Выход из коммунистической партии

Их усилия также направлены и на участие в общественном движении Туйдан, что с китайского переводится как «выход из партии». Это движение, начавшееся в 2005 году, неудержимо набирает обороты. Базирующийся в Нью-Йорке Туйдан (Всемирный центр помощи выхода из партии) принял почти 361 миллион запросов от китайских граждан публично объявить об их выходе из партии и связанных с ней организаций.

Для Чжана подобные действия более чем символичны: это означает решимость людей поддержать то, что правильно, и не стоять рядом с режимом, у которого кровь миллионов людей на руках.

«Многие китайцы были обмануты лживой партийной пропагандой, — говорит он. — Как можно стоять в стороне, когда они [КПК] отравляют своей ложью хороших людей?»

Однако Чионг уверена, что дни компартии уже сочтены: «Правда всегда остаётся правдой».

Автор: Ева Фу

Источник: theepochtimes.com


Уважаемые читатели! Мы в социальных сетях:

https://yuanmingrussia — телеграмм канал

https://www.facebook.com/yuanmingrussia/ — Фейсбук

https://vk.com/public194201714   — Вконтакте

https://ok.ru/group/57355097604114 — Одноклассники

https://www.youtube.com/channel/UC9TvY1tB-KYMZIvQeROsnqA   — YouTube

https://zen.yandex.ru/id/5ec826d987eb5a1725e23a02   — канал Яндекс Дзен

https://twitter.com/yuanmingru  — Твиттер

Ждём вас!

  • Фалунь Дафа семинар
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic