fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

Пытки и издевательства, которые я испытал в центре заключения Байшань провинции Цзилинь

Я последователь Фалуньгун из города Байшань (Baishan) провинции Цзилинь (Jilin). 4 февраля 2002 года в 3 часа дня, когда я вместе с другими последователями развешивал плакаты, меня незаконно арестовали полицейские за разъяснение правды о Фалуньгун.

Начальник отделения полиции вместе с полицейским обыскали и отняли у меня 200 юаней, мои очки и новый пояс. Они также избили меня и привязали к «скамье тигра». Чтобы выразить свой протест угрозам и преследованию, я отвечал молчанием на все их вопросы. Это привело начальника в безумное и свирепое состояние. Он безжалостно зажимал мои половые органы.

После этого пришёл другой помощник начальника отделения полиции. Он очень долго не мог поймать сторонников Фалуньгун, которые развешивали плакаты, и поэтому был зол. Он сразу же напал на меня, со всей силы ударил меня кулаком по голове и стал очень больно пинать меня в грудь до тех пор, пока я не начал терять сознание. Он ударил меня еще раз и уехал.

На следующее утро меня отправили в преступный полицейский участок в районе Бадаоцзян (Badaojiang). Там меня подвесили на четыре дня и три ночи. Мои руки были в синяках, и было повреждено запястье. Они не давали мне ни пищи, ни воды и старались найти какие-либо факты против меня. В конце концов, они отправили меня в центр заключения Байшань.

В центре заключения я и ещё двое последователей отказались подчиняться требованиям зла. Чтобы выразить протест преследованию, мы использовали голодовку. Мы также просили полицейских из отделения возвратить наше личное имущество и наличные деньги, которые они у нас отняли.

На третье утро меня тяжёлыми кандалами приковали к «кровати смерти». Днём двое других последователей перенесли такую же пытку. Вечером начальник Пяо (Piao) и сотрудник Чжан (Zhang), которые дежурили в тот день, пришли в маленькую камеру и приказали семи или восьми заключённым открыть мне рот и кормить меня. Во время этого принудительного кормления на моих ребрах появились синяки.

Через три дня они снова приковали меня к «кровати смерти». Чтобы принудительно кормить меня, они использовали пластмассовую бутылку с обрезанной нижней частью. Начальник политического отдела тюрьмы сказал: «На сей раз ты должен будешь держать свою голову». Лидер группы, находившийся при исполнении служебных обязанностей, и несколько заключённых вскочили на «кровать смерти».

Лидер группы Ван (Wang) кожаными ботинками безжалостно встал мне на руку. Моё запястье было заковано цепями, ладонь сильно болела. Другие преступники давили, щипали и изощрённо били меня. Начальник политического отдела № 3 угрожал: «Практикующие Фалуньгун, объявлявшие голодовку, никогда не могли пережить насильственное кормление здесь больше двух дней».

Пять дней они мучили меня на «кровати смерти». Моё тело сильно ослабло, на мне были очень тяжёлые кандалы, было очень трудно ходить. Лодыжка кровоточила. Из-за чрезвычайной слабости они не посмели больше подвергать меня насильственному кормлению на «кровати смерти» и перевели в служебную комнату на втором этаже, чтобы там снова насильно кормить.

Когда они начинали издеваться, все уголовники подошли ближе. Они относились к пытке и убийству как к развлечению.

Тюремные полицейские действительно наслаждалась принудительным кормлением. Преступники сбили с ног и сильно придавили меня, а потом начали мучить. Сильно жали ж на ребра, зажимали ж промежность, наступали на руки, били по животу и сильно сжимали голову.

Уголовники открывали мне рот, вставляли в него пластмассовую бутылку и закрывали тряпкой, которой чистят туалет. Один из заключённых начал принудительно кормить меня, при этом я несколько раз едва не задохнулся. Через месяц зверского преследования тюремные полицейские и уголовные заключённые устали.

Полицейский Чжан (Zhang) вёл себя точно безумный. Он кричал заключённым: «Кормите его до смерти!» Семь или восемь преступников исполняли его приказы самыми грязными методами. Я чувствовал, что моя голова разрывается, а тело не может двинуться. Один заключённый зажимал мне нос, а другой с жестокостью кормил меня.

Я не мог дышать, потому что каждый раз, когда вдыхал, рис попадал мне в лёгкие и пища вылетала фонтаном. Тогда заключённый стал использовать толстую бумагу, чтобы блокировать горлышко бутылки. Через некоторое время я потерял сознание. После того, как очнулся, меня в критическом состоянии отправили в городское отделение скорой помощи при больнице города Байшань.

Через шесть дней врач принес рентген моей грудной клетки начальнику Пяо, сказал, что нашли маленькие пузырьки в легких, и поставили диагноз: острый туберкулез легких. Начальник Пяо испугался, и меня перевели в туберкулезную больницу Байшань. Полицейские продолжали приковывать меня кандалами к кровати, насильственно делать мне инъекции и кормить через нос.

Поскольку плата за медицинское обслуживание слишком высокая, через неделю они вернули меня в центр заключения, где продолжали мучить. Они кормили меня через нос и делали инъекции. Зверское преследование длилось два месяца, и мой вес снизился с 70 до 40 килограммов.

Тюрьма провинции Цзилинь 25 июня отказалась принять меня из-за сильного истощения, Но начальник Пяо тайно сговорился с местным судьёй, человеком недобросовестным. 28 июня меня снова отправили в тюрьму провинции Цзилинь на основании поддельного решения суда, в котором говорилось: «Участие в голодовке является нанесением вреда самому себе, а потому не подлежит освобождению для лечения».

  • Фалунь Дафа семинар
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic