fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

Плакат помог мне освободиться от стресса и страха

После снятия карантина, который был введён в Ухане в связи с пандемией короновируса, я решил выехать из города, чтобы найти работу в области.

Однажды я ехал в автобусе и вдруг заметил небольшой плакат на телефонном столбе. Выйдя на остановке, я подошёл к столбу и был невероятно взволнован, увидев знакомые слова: «Истина, Доброта, Терпение — праведные принципы!»

Плакат на телефонном столбе

Судя по блёклому цвету плаката было понятно, что он висит уже давно, но крупные иероглифы на нём всё ещё были отчётливо видны. Моё уважение к местным практикующим Фалуньгун сразу возросло. Прочитав плакат, я почувствовал себя наполненным новыми силами — страх, стресс и все другие проблемы, вызванные пандемией, казалось, исчезли в одно мгновение.

Я сфотографировал плакат и послал изображение друзьям. Они тоже почувствовали душевный подъём.

Впервые я встретил практикующих Фалуньгун, когда отбывал в тюрьме наказание за совершённые преступления. Я оказался свидетелем того, как сотрудники правоохранительных органов жестоко и грубо относились к людям, которые мужественно переносили пытки. Чтобы заставить практикующих отказаться от веры, их подвергали принудительному «промыванию мозгов». Но несмотря на такую жестокость, они противостояли суровой несправедливости только мирными способами.

От практикующих я узнал, что Фалуньгун является традиционным методом совершенствования, и это совсем не совпадало с ложью, которую распространяет компартия Китая в своих СМИ. Я узнал, что практика Фалуньгун приносит пользу людям, их физическому и душевному здоровью, и что практикующие Фалуньгун следуют принципам «Истина, Доброта, Терпение», чтобы стать хорошими людьми.

Главная опора Китая

Когда я впервые попал в тюрьму Фаньцзятай в провинции Хубэй, многие заключённые, из-за моей дурной славы, уже знали и боялись меня. По иронии судьбы, именно по этой причине охранники назначили меня старостой, отвечающим за всех вновь прибывших.

Все практикующие Фалуньгун, осуждённые в провинции Хубэй, содержались в тюрьме Фаньцзятай. Из-за негативной правительственной пропаганды, клевещущей на Фалуньгун, у меня было плохое впечатление обо всех практикующих, хотя на самом деле я даже не знал, что такое Фалуньгун. Охранники сказали мне, что нужно следить за этими людьми, пытаться заставить их признать себя виновными и принудить подчиняться тюремным правилам. Однако, несмотря на предпринимаемые мною усилия, практикующие отказывались слушать меня. Тот факт, что они не боялись, смущал меня, потому что любой другой на их месте сразу бы подчинился. Разочарованный, я стал жестоким и грубым по отношению к ним.

Один заключённый, с которым я подружился, сочувствовал практикующим, потому что он так же, как и они, был незаконно осуждён. Этот заключённый сказал мне, что учение Фалуньгун очень разумное, а все практикующие добрые люди, но КПК относится к ним как к преступникам. Он понял, почему они отказываются соблюдать тюремные правила, и попросил меня относиться к ним с добротой.

Позже меня отправили в отделение, в котором находились практикующие, и я стал свидетелем пыток, которые охранники применяли к ним, заставляя их отречься от своей веры. Пытки были очень жестокими.

Тюрьма Фаньцзятай была фабрикой, где всех заключённых заставляли работать как рабов − неоправданно долго и усердно. Наш день начинался ещё до рассвета, а перед тем как идти на работу все должны были сидеть на корточках в ожидании ежедневной переклички. Однажды утром начальник, делая перекличку, указал на практикующих Фалуньгун, спокойно стоявших в темноте на холодном ветру, и сказал:

«Они — главная опора нашей страны!»

Если бы практикующие признали свою вину и начали следовать тюремным правилам, их жизнь в тюрьме была бы намного легче. Но все они твёрдо стояли на том, что Фалуньгун — хороший, а они − невиновны. Из-за этого практикующих жестоко пытали не только охранники, но и заключённые, которых подстрекали охранники. Тем не менее, все эти люди, которых я встретил, оставались стойкими в своей вере и часто выкрикивали:

«Фалунь Дафа несёт добро! Истина, Доброта, Терпение — праведные принципы!»

Помогать практикующим

Администрация тюрьмы установила правило, согласно которому практикующим Фалуньгун разрешались «один приём пищи в день», «один час сна в сутки» и «одни штаны зимой». Здания не отапливались, а охранники к тому же обливали практикующих холодной водой, чтобы заморозить, при этом заставляя их работать много часов каждый день.

Однажды я услышал, как один из начальников беседовал с практикующим, который сказал, что они невиновны, а компартия Китая нарушила закон, преследуя невинных людей. Пытки задержанных − это не только нарушение закона в тюрьме, но и нарушение уголовного законодательства Китая. Этот практикующий сказал, что планирует подать в суд на охранников и администрацию тюрьмы.

Впечатлённые честностью и мужеством практикующих и сочувствуя их положению, этот начальник и я по возможности помогали им: отправляли письма, предупреждали о проверках камер, которые проводили охранники, и прятали переписанные лекции.

Учение Фалуньгун помогает мне бросить пить и курить

Мои друзья и я тайно по очереди читали Книгу «Чжуань Фалунь», основное учение Фалуньгун. Закончив читать Книгу, я подумал, что это здорово. Поскольку я передавал информационные материалы для практикующих, у меня была возможность прочитать и другие лекции Учителя Ли Хунчжи, основателя Фалуньгун. Постепенно я перестал употреблять алкоголь и курить, благодаря наставлениям Фалуньгун, которые помогли мне избавиться от вредных привычек.

Хотя в тюрьме Фаньцзятай было разрешено курить, но алкоголь употреблять запрещалось. Заключённые, у которых были деньги, подкупали охранников, чтобы те покупали им вино и еду. Некоторые заключённые даже продавали алкоголь и сигареты другим заключённым. Однако у тех, кого ловили на употреблении алкоголя, вычитали очки. Моя жизнь стала намного легче после того, как я бросил пить.

Лекции Фалуньгун также позволили мне по-новому взглянуть на окружающий мир, и я больше не считал правильным быть старостой и руководить заключёнными, хотя эта должность давала мне много привилегий, в том числе возможность сократить срок заключения.

Кроме того, на эту должность ставили только тех заключённых, у кого были особые связи с тюремным персоналом. Многие заключённые, не имеющие таких связей, подкупали охранников, надеясь быть избранными. Вот почему моё решение отказаться от такой должности было непонятным для охранников, и они дважды проверили меня, чтобы убедиться, что я знаю, что делаю. Я сказал им, что могу сократить срок своего заключения, если буду усердно работать.

Коррумпированная тюремная система

Практикующие Фалуньгун подали жалобы на охранника Ли Юна, протестуя против его жестокости и других незаконных действий. Некоторые заключённые также подали совместную жалобу в администрацию тюрьмы, в которой написали, что Ли Юн нарушает закон, обыскивая камеры без предварительного уведомления, и, обыскивая заключённых, забирает их личные вещи, включая наличные деньги. Они также перечислили свидетелей в своей жалобе.

Оказалось, что у семьи Ли Юна были тесные связи с тюремной системой этого района, включая тюрьму Фаньцзятай. В результате вместо того, чтобы расследовать дело Ли Юна, руководство тюрьмы ответило отказом в рассмотрении жалоб и пересмотром тюремной политики. Хотя заключённым первоначально было разрешено иметь денежные средства, пересмотр включал минимизацию возможностей для сокращения срока наказания в течение трёх лет, если у заключённого имелись денежные средства, и прекращение любых, уже действующих, сокращений срока наказания.

Если перечисленные в жалобах свидетели не согласятся отказаться от дачи показаний, то им будут продлены сроки заключения и отменены сокращения, а также у них в течение трёх лет не будет возможности сокращения срока наказания. Администрация тюрьмы также дала понять, что заключённым не будет разрешено сообщать о поведении охранников и другого тюремного персонала.

Тем не менее, некоторые заключённые всё ещё хотели давать показания в пользу практикующих Фалуньгун и просили тюремного прокурора записать их. Один заключённый показал, что практикующим разрешалось спать только около 25 минут в день, а не один час, как утверждала администрация тюрьмы. Но тюремные прокуратуры отказались записывать эти показания и отказали в рассмотрении юридических жалоб, написанных практикующими Фалуньгун.

Некоторые заключённые, переведённые из других тюрем на работу в тюрьму Фаньцзятай, также написали жалобу, в которой раскрыли мрачные секреты тюрьмы и её незаконные дела. Им удалось передать жалобу за пределы тюрьмы инспекторам. Взбешённый начальник тюрьмы Чжоу Хун приказал строго следить за всеми лицами, причастными к написанию жалобы и передаче её инспекторам, и долгое время держал всех инспекторов подальше от тюрьмы.

Источник: en.minghui.org

  • Фалунь Дафа семинар
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic