fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

Нерушимый дух Шеньли Линя

Полиция сопровождает Шеньли Линь и его жену Цзиньюй по коридору. Цзиньюй не разрешили идти дальше. Шеньли повернул голову и улыбнулся на прощание. Он спустился по лестнице и направился к ожидавшей его полицейской машине. Цзиньюй смотрела из окна их гостиной, не зная, что пройдёт целых два года, прежде чем она снова увидит мужа.

Узнав о Фалунь Дафа (или Фалуньгун) в Монреале летом 1997 года, Цзиньюй вернулась в Шанхай через шесть месяцев и присоединилась к местной группе последователей этой духовной практики. В то время Фалунь Дафа процветал в Китае уже более 5 лет, десятки миллионов практиковали его каждый день. В этой группе в январе 1998 года она впервые встретила Шеньли.

«Он не очень много говорил, но у него всегда была чудесная улыбка на лице. В начале 1999 года сыграли красивую свадьбу. Приехало много родственников и друзей, было много народу. Это было чудесно», — вспоминает Цзиньюй.

Вскоре после этого молодожёны решили, что хотят устроить свою жизнь в Канаде. Цзиньюй вернулась в Канаду, чтобы начать подготовку к переезду, в то время как Шеньли остался в Китае. Он был очень активным на занятиях Фалунь Дафа в Шанхае, и многие знали его.

20 июля 1999 года началось преследование Фалунь Дафа. Полиция ежедневно забирала Шеньли на долгие допросы. Он вынужден был оставить работу и жил на свои сбережения. Примерно через полтора месяца Цзиньюй вернулась в Китай за мужем.

Приехав, она обнаружила, что его ежедневно с 10 утра до 8 вечера увозят на допрос. Их телефоны прослушивались. За Цзиньюй следили всюду, куда бы она ни пошла. Вскоре после её приезда и она, и Шеньли были помещены под домашний арест. Решив не подчиняться несправедливому приказу, они продолжали жить своей обычной жизнью. Однако, куда бы они ни пошли, полиция следовала за ними.

Давление и слежка временно ослабились после того, как Шеньли и Цзиньюй переехали жить в другой пригород. Они воспользовались возможностью отправиться в канадское посольство в Пекине, чтобы подать заявление на визу для Шеньли.

«Почему мы должны позволить им арестовать нас? Не было абсолютно никаких причин для такого обращения», — сказал Шеньли.

Вскоре ситуация ухудшилась. Супруги наблюдали, как и без того напряжённая обстановка вокруг них обостряется. Практикующие по соседству и их семьи исчезали один за другим, часто посреди ночи. Телевидение и газеты распространяли пропаганду, очерняющую Фалуньгун и искажающую факты.

«Везде была клевета», — вспоминал Шеньли. Супруги решили, что должны что-то предпринять. Они решили поехать в Пекин и посетить национальное апелляционное бюро — последний доступный гражданам способ обжалования, чтобы заявить о своих правах.

Цзиньюй вспоминает о своих чувствах в тот момент:

«Если мы не выступим в защиту Фалунь Дафа, то кто же это сделает? Как мы можем позволить всем этим людям просто лгать?»

В то время ей казалось, что всё очень просто, но этот поступок в последующие два года создал им большие трудности.

В апелляционном офисе Цзиньюй и Шеньли заставили сидеть на полу без еды более 8 часов. Они подали следующее обращение:

«Требуем снять запрет на практику и прекратить преследование Фалуньгун. Освободите всех практикующих из тюрем и восстановите доброе имя основателя Фалунь Дафа».

В течение дня число практикующих, находившихся в этой комнате, возросло до 50 человек. Как только наступила ночь, подъехали полицейские фургоны и всех увезли.

Цзиньюй и Шеньли были доставлены в другое место в Пекине. Снаружи это не было похоже на полицейский участок. На следующее утро им сказали, что здание было общежитием и что их задержание обойдётся им в 150 юаней. Затем их обоих сопроводили обратно в Шанхай.

Поскольку Цзиньюй является гражданкой Канады, ей приказали покинуть страну в течение 48 часов и отпустили домой. Цзиньюй сидела одна в квартире, собирая вещи, когда вдруг вошёл Шеньли в сопровождении двух полицейских. Они нежно обнялись. Полицейский сказал ей: «Ваш муж — враг государства».

«Я рассмеялась, потому что это прозвучало так нелепо. Тогда я очень серьёзно сказала полицейским: «Вы не понимаете Фалуньгун. Мы хорошие люди. Вы не должны этого делать…вы не должны преследовать таких людей… ваших собственных людей, — Цзиньюй улыбается, рассказывая эту историю. — Они не знали, что сказать, и стояли с широко открытыми ртами».

Не зная, что не увидит своего мужа в течение двух лет, Цзиньюй в тот же вечер отправилась в центр временного содержания, чтобы передать Шеньли чистую одежду. Они отказались принять одежду, поэтому Цзиньюй начала говорить с ними о Фалуньгун. Вскоре вокруг неё собралась небольшая группа людей. Свидетели, обеспокоенные её безопасностью, посоветовали ей не говорить о Фалуньгун, но она повернулась и начала рассказывать им, какой хороший Фалуньгун на самом деле, и что им лгут в средствах массовой информации.

Перед отъездом в аэропорт она сказала полицейским, которые сопровождали её, и всем прохожим на улице:

«Это преследование неправильное. Фалуньгун действительно хороший и полезен для десятков миллионов людей! Я обязательно вернусь!»

Как только Цзиньюй прибыла в Канаду, она продолжила работать над тем, чтобы вывезти Шеньли в Канаду. Однажды позвонили из канадского консульства и сообщили, что его виза одобрена, но было уже слишком поздно. Днём раньше Шеньли отправили в трудовой лагерь Дафан.

Трое уголовников неоднократно избивали Шеньли в камере. Он решил не терпеть молча эту жестокость, поэтому сказал надзирателю:

«У меня есть только два способа покинуть этот трудовой лагерь: или вы забьёте меня до смерти, или, вооружённый Истиной, Добротой и Терпением, я могу затронуть сердца людей в этом месте, чтобы они изменились и больше не совершали таких ужасных вещей, а затем я уйду с достоинством. Но ты не изменишь меня!»

Затем надзиратели изменили свою тактику, отправляя его на «занятия по промыванию мозгов» более 12 часов в день. Шеньли уходил рано утром, когда звёзды ещё сияли, и возвращался в лунную ночь.

Его ягодицы покрылись волдырями от сидения на металлических табуретках в течение двенадцати и более часов в день, появились кожные высыпания. При малейшем соприкосновении с одеждой болячки вызывали ужасную боль.

«Боль была, как нож, вонзившийся мне в сердце. Затем я прочитал Лунь Юй (предисловие к книгам Фалунь Дафа) около 30 раз, и моё сердце стало спокойным и умиротворённым. Я твёрдо решил, что меня ничто не изменит».

Позже Шеньли напишет:

«Я прошёл через множество трудностей, которые не в силах описать. Как человек, я в одно мгновение потерял все свои права и свободу. Меня били и заставляли заниматься физическим трудом. Обстановка была крайне оскорбительная и мрачная. Меня окружали преступники, атаковали злобной клеветой и пропагандой о Фалунь Дафа, держали в изоляции от моей семьи и друзей и постоянно заставляли отказаться от моих убеждений. Что это было за страдание? Этого было достаточно, чтобы разрушить волю человека».

В то время как Шеньли неустанно переносил преследование, чтобы апеллировать в защиту Фалунь Дафа в Китае, его жена без устали апеллировала за его освобождение и за Фалунь Дафа в Канаде.

Цзиньюй начала с того, что написала более 300 писем канадскому правительству. Она сидела перед китайским посольством в Оттаве в течение двух недель круглосуточно и вела голодовку в течение 5 дней. Она участвовала в 4000-километровом марше SOS по Канаде по спасению практикующих Фалуньгун, преследуемых в Китае.

В ходе этого шествия многие члены парламента, мэры и другие правительственные чиновники предложили помощь. Международная амнистия инициировала спасательные кампании по всему миру. Более 100 университетских профессоров откликнулись на призыв спасти Шеньли. Тысячи канадцев обратились к премьер-министру Жану Кретьену с призывом положить конец преследованиям Фалуньгун и призвать Канаду сделать шаг вперёд, чтобы помочь добиться освобождения Шеньли.

В феврале этого года Цзиньюй получила известие, что Шеньли едет в Канаду. В Монреальском аэропорту Дорваль Шеньли вышел из лифта и обнял жену. Толпа репортёров и практикующих Фалуньгун собралась, чтобы приветствовать его. После двух лет заключения в тюрьме с включёнными камерами наблюдения он предстал перед телекамерами для 30 миллионов канадцев.

«Прежде всего я хочу выразить свою признательность канадскому правительству и народу за вашу помощь в моём спасении. Я надеюсь, что вы продолжите свои усилия по прекращению преследований в Китае».

На торжественном приёме в Университете Конкордии член парламента Ирвин Котлер, который сыграл важную роль в освобождении Шеньли, написал в гостевой книге:

«Ваше мужество, ваша решимость и преданность друг другу, поддержка Фалуньгун во всём мире и ваши вдохновляющие ценности Истина, Доброта, Терпение — общечеловеческие ценности — сделали всё это возможным. В знак уважения и дружбы, Ирвин Котлер».

В начале февраля Шеньли выступил с речью о том, что он не сожалеет по поводу своей личной потери вследствие разоблачения преследования:

«За то, что я считаю правдой, я был готов выносить заключение в тюрьме. Затем они отпустили меня. То, что я делал, ни в коем случае и ни под каким определением не является преступлением. То, что я делал, было праведно и справедливо, и я делал это не для себя. Я только хочу, чтобы люди всего мира знали правду и сказали несколько слов в защиту Фалунь Дафа».

«Я счастлив быть на свободе здесь, в Канаде, — добавил Шеньли. — Однако я прошу, пожалуйста, не забывайте обо всех практикующих Фалунь Дафа, которые продолжают страдать в Китае. Пожалуйста, окажите поддержку и помогите скорее покончить с этим злым преследованием! Спасибо!»

Источник: faluninfo.net

  • Фалунь Дафа семинар
  • Остановить убийства людей ради их органов
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic