fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

История Ду Цзычуня

Согласно буддийскому учению, всё в человеческом мире является иллюзией и не может вечно оставаться неизменным. Если практикующий не избавится от человеческих привязанностей, даже малейшее проявление чувств может привести к неудаче в самую последнюю минуту.

Ниже приводится история из трактата «Тайпин Гуанцзи», крупнейшего собрания чудесных историй и событий в истории Китая, составленного во времена династии Сун (960–1279).

Как учитель искал своего ученика

Ду Цзычунь жил на рубеже правления династии Северной Чжоу (557-581 гг. н. э.) и династии Суй (581-619 гг. н. э.). В молодости он был смелым и решительным человеком, который ко всему относился очень легко. Он вёл разгульный и праздный образ жизни, предаваясь удовольствиям и участвуя в кутежах и пьянках.

Ду Цзычунь не стремился сохранить и приумножить семейное богатство, и вскоре, растратив всё наследство, разорился и остался без гроша в кармане. Ду попытался найти убежище у родственников или друзей. Но все они отвернулись от него, решив, что он лентяй, гуляка и ни на что не годен.

Пришла зима, Ду ходил в лохмотьях и питался подаянием. Однажды вечером он бродил по улицам Чанъаня, страдая от холода, голода и одиночества, не зная куда идти. Остановившись, он тяжело вздохнул. В этот момент к нему подошёл старик с посохом и спросил, почему он вздыхает.

Ду рассказал о своём бедственном положении и пожаловался на бессердечие родственников. Чем больше он говорил, тем сильнее его охватывали обида и возмущение.

Старик спросил Ду, сколько денег ему нужно, чтобы жить без нужды.

«Я думаю, мне хватит тридцать или пятьдесят тысяч монет», — ответил Ду.

Старик сказал, что этого будет маловато. Ду увеличил сумму до ста тысяч. Но старик повторил, что и этого будет недостаточно, и попросил Ду назвать другую цифру.

«Как насчет миллиона?» — спросил Ду. Старик продолжал настаивать, что и этого тоже будет недостаточно. Тогда Ду попросил три миллиона.

«Хорошо, теперь подойдёт, — сказал старик. Затем он вынул 1000 монет и отдал их Ду. — Это всё, что у меня есть на сегодня. Завтра жди меня в полдень в подворье персов на западном рынке, и я отдам тебе остаток денег. Смотри, не опаздывай!»

На следующий день Ду пришёл на место встречи без опоздания. Старик, сдержав своё слово, дал ему три миллиона и исчез, не назвав своего имени.

Разбогатев, Ду почувствовал себя на седьмом небе от счастья. «Я больше никогда не стану бедным», — подумал он про себя.

Ду сразу приобрёл лучших лошадей и дорогую одежду и снова принялся за кутежи. Он пил с друзьями с утра до ночи, нанимал музыкантов, проводил время в публичных домах, нисколько не заботясь о будущем.

Всего за пару лет он растратил все три миллиона. Ду снова пришлось носить простую одежду и пересесть с коня на осла. Вскоре он не мог позволить себе даже ездить на осле, и ему пришлось ходить пешком. Ду стал так же беден, как и незадолго до этого. Подняв глаза к небу, он глубоко вздохнул.

В этот момент перед ним снова появился старец. Взяв Ду за руку, он спросил: «Каким образом ты опять потерял все деньги? Ничего, я могу тебе помочь. Сколько тебе нужно денег на этот раз?»

Сгорая от стыда, Ду смущённо молчал. Старец продолжал настаивать, но Ду лишь смущённо извинялся, отказываясь отвечать. В конце концов, старик велел Ду прийти на следующий день в то же время и в то же место, что и в прошлый раз, сказав, что на этот раз он даст ему десять миллионов.

На следующий день Ду пришёл в то же место, и старик, как и обещал, дал ему десять миллионов монет. В порыве благодарности Ду пообещал ему изменить образ жизни, открыть какое-нибудь дело и заработать много денег. Он сказал, что на этот раз станет богаче самых богатых людей, которых он знал.

Однако, как только он получил деньги, то совершенно забыл о своих намерениях и снова начал предаваться расточительству и разврату. Менее чем через три или четыре года он опять остался без гроша в кармане и оказался в ещё более бедственном положении, чем раньше.

Однажды Ду снова повстречал старика на том же месте и, закрыв лицо, хотел скрыться, сгорая от стыда. Но старик, схватив его за край одежды, сказал, что прятаться глупо. Затем он дал Ду 30 миллионов монет и сказал: «Если ты и на этот раз не сделаешь что-то хорошее, тебе уже ничто не поможет, и ты навсегда останешься в нищете».

Ду подумал про себя: «Я вёл безрассудный и распутный образ жизни, живя не по средствам, и растратил все деньги. Никто из моих богатых родственников или друзей не предложил мне никакой помощи, кроме этого старца, который трижды дал мне огромные суммы денег. Как мне отплатить ему за его доброту?»

С этой мыслью Ду сказал старцу: «Я усвоил три ваших урока доброты и теперь с умом распоряжусь предоставленными средствами, крепко став на ноги. Я также буду помогать сиротам и вдовам, обеспечив их всем необходимым, и помогу им получить нравственное воспитание. Я чрезвычайно благодарен за вашу доброту и вернусь, чтобы служить вам, когда осуществлю свой план».

Старик сказал: «Это именно то, что я надеялся услышать. Как только ты выполнишь намеченное, приходи и жди меня на фестивале голодных духов в следующем году под двумя кипарисами у храма Лаоцзюнь».

Зная, что большинство сирот и вдов живут в Хуайнане, Ду приехал в округ Янчжоу. Купив 100 гектаров плодородной земли, он построил особняк в городе и более 100 домов за городом вблизи главных дорог. Затем он собрал сирот и вдов, поселив их в этих домах. Он устроил брачные дела племянников и племянниц и позаботился о том, чтобы супругов хоронили вместе после их смерти. Тех, кто умер в другом месте, перезахоронили на родине. Благодаря его усилиям старые обиды среди людей были разрешены, и те, кто делал добрые дела, были щедро вознаграждены за свою доброту.

Исполнив всё намеченное, Ду пришёл в храм Лаоцзюнь, как и обещал, где встретил старца.

Испытания в совершенствовании

Увидев Ду, старик перестал играть на флейте и повёл его на пик Юньтай горы Хуашань (священная гора даосизма, которая находится в современной провинции Шэньси).

Пройдя более 40 миль, они пришли к великолепному храму, вокруг которого летали журавли и плыли сверкающие облака. Посреди главного зала стояла алхимическая печь высотой девять футов, и пурпурный свет, исходящий от печи, освещал весь зал. Вокруг печи, которую охраняли Лазурный дракон и Белый тигр, стояли девять нефритовых девушек.

Когда наступил вечер, старик был одет уже не в обычную одежду, а в красную даосскую накидку и золотую даосскую шапку. Он дал Ду три пилюли, похожие на белые камни, и стакан вина и велел ему принять их.

Затем он положил шкуру тигра у западной стены зала и велел Ду сесть лицом на восток. «Сиди молча, — предостерёг он Цзычуня, — даже если увидишь богов и дьяволов, посланцев ада, диких зверей или своих близких, изнемогающих под пытками, знай, что все это лишь иллюзия. Не двигайся и не бойся, они не причинят тебе никакого вреда. Хорошенько запомни мои слова».

Как только даосский священник ушёл, Ду услышал снаружи крики людей и громкое ржание лошадей: по горам и долинам мчалось бесчисленное множество солдат с развевающимися флагами и сверкающими копьями.

Среди них был высокий человек, утверждавший, что он великий полководец. На нем были ослепительные золотые доспехи, как и на его коне. Его охраняли несколько сотен солдат, которые держали в руках мечи и луки.

Они подошли к храму и крикнули Ду: «Кто ты такой? Здесь великий генерал. Как ты посмел не отдать дань уважения!»

Некоторые стражники направили свои мечи на Ду и спросили, как его зовут и что он здесь делает. Ду молчал.

Охранники рассердились и закричали: «Убейте его! Пронзите его стрелами!»

Ду оставался очень спокойным, как будто ничего не слышал. В конце концов, разгневанный генерал и его воины удалились.

Немного погодя стаи свирепых тигров, драконов, львов, гадюк и ядовитых скорпионов бросились к Ду, как будто хотели разорвать его на части и съесть. Некоторые прыгали вперёд и назад через его голову, обнажая свои острые зубы и когти, но Ду по-прежнему оставался спокойным и молчаливым. Через некоторое время змеи и звери бесследно исчезли.

Внезапно хлынул проливной дождь с оглушительным громом и молниями, и стало темно. В этот момент на него покатилось большое горящее огненное колесо, и Ду с трудом мог держать глаза открытыми из-за ослепительного сияния. Мгновение спустя двор наполнился водой на глубину более трёх метров. Гром и молния усилились и яростно сотрясали землю, как будто гора рухнула, а река потекла вспять.

В мгновение ока вздымающиеся волны хлынули туда, где сидел Ду. Помня о словах даосского жреца Ду сидел прямо, даже не моргнув глазом.

Немного погодя генерал в золотых доспехах вернулся с группой ужасных призраков из ада. Перед Ду поставили котёл, наполненный кипятком. Призраки с копьями и железными вилами в руках угрожали Ду: «Назови нам своё имя, и мы тебя отпустим, а если нет, то бросим в котёл!»

Ду по-прежнему молчал.

Затем призраки привели жену Ду и привязали её к подножию лестницы. «Скажи нам своё имя, и мы отпустим её», — кричали призраки Ду. Но он молчал.

Призраки начали хлестать его жену, а затем начали колоть её тело ножами и пронзать стрелами. Они жгли её, обливали кипятком, и всячески пытали. Жена испытывала невыносимую боль и кричала Ду: «Хотя я некрасивая, неуклюжая и недостойная тебя, я была твоей женой десять с лишним лет. Теперь демоны привели меня сюда и мучают. Я больше не могу этого выносить! Я только надеюсь, что ты скажешь что-нибудь, чтобы меня пощадили. Как ты можешь быть таким безжалостным? Как ты можешь смотреть, как меня так мучают?»

Его жена горько плакала. Тем не менее Ду оставался спокойным, как будто он ничего не видел и не слышал.

«Хорошо, — сказал генерал, — у меня есть другие способы с ней справиться!» Он приказал демонам принести железный напильник, и начал сантиметр за сантиметр отрывать плоть от её ног. Жена Ду громко кричала от боли. Тем не менее, Ду даже не взглянул на неё.

«Этот человек — мастер чёрной магии, — сказал генерал, — ему нельзя позволять оставаться в человеческом мире!» Затем он приказал своим охранникам обезглавить Ду. После того, как Ду убили, его душа была доставлена правителю Ада.

«Я вижу злодея на пике Юньтай, — сказал царь Ада, как только увидел Ду. — Отправьте его в Ад!»

Ду перенес всевозможные пытки в Аду: его варили в масляном котле, мучили в железной клетке, протыкали железными иглами, бросали в костёр и заставляли ходить по ножам и мечам. Но все же Ду помнил, что сказал ему даосский священник, и выдержал все это беззвучно.

Позже солдаты-демоны сообщили царю Ада, что к Ду были применены все средства пыток, но он не сдался.

«Это злой и порочный человек. Ему нельзя позволять быть мужчиной. Пусть в следующей жизни он будет женщиной!» — объявил правитель Ада.

Вскоре Ду переродился девочкой в семье Ван Циня. Ван был судьёй округа Шанфу в префектуре Сун. Ду рос болезненным ребёнком со дня своего рождения, его постоянно лечили иглоукалыванием и горькими травами. Он также попадал в огонь и иногда падал с кровати, и испытывал бесконечные страдания. Однако не произнёс ни слова.

Шли годы, Ду превратился в очень красивую девушку, но ни разу ни промолвил ни слова. Семья Вана думала, что их дочь глупа, и их родственники также оскорбляли и издевались над ней. Но Ду продолжал хранить молчание.

Неудача в последний момент

В том же уезде жил ученый по имени Лу Гуй, который успешно сдал имперский экзамен. Он услышал, что дочь судьи отличается необыкновенной красотой, и попросил сваху поговорить с Гуем, надеясь жениться на его дочери.

Судья отклонил его предложение, заявив, что его дочь глупа.

Лу Гуй не сдавался, сказав: «Пока жена добродетельна, какое имеет значение, если она не может говорить? Она даже может подать пример тем женщинам, которые всё время сплетничают».

Итак, судья согласился на брак. Лу Гуй следовал традиционным ритуалам и женился на Ду. У них сохранялись очень гармоничные отношения в течение многих лет, спустя некоторое время у супругов родился сын.

Когда мальчику было два года, он был очень милым и умным. Лу Гуй однажды держал ребенка, разговаривая с Ду, но тот продолжал молчать, как бы Лу ни пытался подразнить свою жену.

Лу Гуй рассердился и сказал: «В древние времена жена чиновника Цзя смотрела на него свысока, считая его ни на что не годным, и никогда не улыбалась. Но позже, когда Цзя выстрелил в фазана из стрелы, она изменила своё мнение о нём».

Он продолжил: «Хотя мой статус не так высок, как у Цзя, разве мой талант не в сто раз лучше, чем стрельба по фазану? Но ты не удосужилась сказать мне даже слово!»

«Когда жена смотрит на мужа свысока, какой смысл содержать её сына!» — в гневе воскликнул он.

Схватил мальчика за ноги, он выбросил его из дома. Ребенок ударился головой о камень; кровь брызнула во все стороны.

Из любви к мальчику Ду забыл, что сказал ему даосский священник, и закричал: «О нет!»

Как только Ду закричал, он снова обнаружил, что сидит в даосском храме на пике Юньтай; старый даосский священник тоже был там. Начинало светать, внезапно пурпурное пламя ударило по балкам храма, и он почти мгновенно сгорел.

«Ты бедный и жалкий человек, испортил такое важное дело!» — с этими словами даосский священник схватил Ду за волосы и сунул его голову в урну с водой. Пожар был немедленно потушен.

«Ты сумел равнодушно отнестись к искушению счастьем, гневом, печалью, страхом и различными желаниями, за исключением сентиментальной любви к своему ребёнку, — сказал даосский священник Ду. — Если бы ты не закричал, когда Лу Гуй выбросил ребёнка, то сделал бы эликсир бессмертия и занял бы место среди бессмертных. Какая жалость! Действительно трудно найти многообещающего ученика! Я могу продолжать делать эликсиры бессмертия, но тебе нужно вернуться в мир. Продолжай совершенствоваться с должным усердием и в будущем!»

С этими словами он показал Ду на дорогу и велел ему возвращаться. Перед тем как уйти, Ду ступил на сгоревший фундамент особняка и увидел, что алхимическая печь была разрушена железной колонной. Колонна была толщиной с руку и высотой в несколько футов. Даосский священник снял мантию и начал рубить ножом железный столб.

Вернувшись домой, Ду глубоко сожалел, что не выполнил наказ даосского священника, и захотел вернуться, чтобы исправить свою ошибку.

Но когда он поднялся на гору Юньтай, то не смог ничего найти. Ду вернулся домой, снедаемый горем и горьким сожалением.

(Рассказ из сборника «Тайпин Гуанцзи»)

  • Фалунь Дафа семинар
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic