fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

Растущее влияние компартии Китая и резкое увеличение числа случаев инфицирования коронавирусом в Нью-Йорке и США (ч.1)

«Даже спустя 30 лет после падения Берлинской стены американцы не понимают опасности коммунистического режима, — сказала Марион Смит, исполнительный директор мемориального фонда «Жертвы коммунизма» 8 ноября 2019 года в газете «Ю-Эс-Эй тудей» (USA Today). — Существует причина, по которой после большой трагедии [геноцида евреев — прим. ред.], нас призвали никогда не забывать об этом. Человечество имеет тенденцию снова и снова совершать те же ошибки».

В то время лишь немногие люди обратили внимание на предупреждение Смит. Через несколько недель эпидемия коронавируса начала распространяться в Ухане, городе, расположенном в центральной части Китая. Хотя врачи определили штамм нового вируса и сообщили о первых случаях заражения, компартия Китая (КПК) скрывала эту информацию, что привело к постепенному распространению смертельной инфекции в другие части мира.

6 апреля 2020 года США сообщили о более чем 360 тысячах случаев заражения вирусом, больше, чем в любой другой стране мира (хотя число заражённых в Китае, по оценкам аналитиков, значительно занижено). В городе Нью-Йорке, который считают оплотом демократических ценностей свободного мира, было зарегистрировано наибольшее число случаев заражения в Соединённых Штатах.

В этой статье мы анализируем многолетние американо-китайские отношения, которые привели к подъёму Китая и проникновению идеологии этой страны в США. Постоянно расширяющееся влияние КПК в мире способствовало распространению её идеологии пренебрежительного отношения к человеческой жизни. Сокрытие компартией Китая вспышки коронавируса превратило эпидемию в глобальную пандемию.

Не только китайцы, но и многие люди в остальной части мира, в том числе в США, стали жертвами сокрытия информации компартией Китая (КПК) об этом беспрецедентном кризисе. Во время великой скорби о потерянных жизнях в ходе разразившейся пандемии и мольбы за безопасность и здоровье каждого человека, мы надеемся пролить свет на вред, который наносит КПК, и вдохновить людей разорвать связи с ней.

Эта статья состоит из шести разделов:

1. Укрепление мировых позиций компартии Китая благодаря поддержке США
2. Растущее влияние компартии Китая в районе Манхэттена
3. Круглосуточная пропаганда компартии Китая на площади Таймс-сквер
4. Огромное влияние компартии Китая на ООН и неправительственные организации
5. Кампания по идеологической обработке, проводимая компартией Китая в студенческих городках учебных заведений США
6. Проникновение компартии Китая в сообщества в США

1. Укрепление мировых позиций компартии Китая благодаря поддержке США

«Коммунизм — это ложная теория, и ответом на эту ложную теорию является правда, а не невежество, — сказал 20 августа 1960 года Ричард Никсон во время своей избирательной компании. — Коммунизм начинается с заявления о том, что не существует универсальной правды или общеизвестной правды в отношении человеческой природы».

Вступление Китая в ВТО

Через двенадцать лет Никсон изменил своё мнение, и в феврале 1972 года посетил Китай. 1 января 1979 года США и Китай установили полноценные дипломатические отношения. С этого времени США признаёт КНР единственным законным представителем Китая, а Тайвань — частью Китая.

Джимми Картер подписал соглашение о двухсторонней торговле с КНР, и Китаю был предоставлен статус наибольшего благоприятствования в торговле (СНБ). В 1979 году также было подписано соглашение о сотрудничестве в области науки и техники, и после этого между странами были начаты сотни совместных исследовательских проектов и программ.

Сотрудничество с США также значительно укрепило международные позиции Китая. В 1980 году Китай становится членом Всемирного банка и в 1981 году получает первый кредит. С помощью США и Японии Китай стал членом Азиатского банка развития, который позже выдал Китаю кредит в размере 40 миллиардов долларов на транспортные, энергетические, водные, сельскохозяйственные и финансовые проекты.

После того как компартия Китая 1989 году жестоко подавила демократическое движение на площади Тяньаньмэнь, в США был представлен закон об отмене или пересмотре статуса Китая, как нации со статусом наибольшего благоприятствования в торговле. Президент Билл Клинтон в 1993 году объявил, что Китай должен соответствовать определённым критериям прав человека, чтобы продлить СНБ. Однако под давлением со стороны компаний США он безусловно продлил этот статус для Китая без учёта вопросов, связанных с правами человека.

10 октября 2000 года Клинтон подписал законопроект Конгресса США о постоянных торговых отношениях с Китаем, предоставив Китаю статус нормальных торговых отношений на постоянной основе (NTR) [бывший СНБ], и Китай стал полноправным членом Всемирной торговой организации (ВТО).

11 декабря 2011 года Китай официально присоединился к ВТО, и в декабре этого же года президент Джордж Буш младший присвоил Китаю постоянный статус наибольшего благоприятствования.

Несбывшиеся ожидания США

Эти события превратили коммунистический Китай в главного игрока мировой экономики. «В 1978 году Китай перешёл от социалистической плановой экономики к рыночной; с того момента Китай постепенно открывал свою экономику для иностранных инвестиций», — указано в отчёте Совета по международным отношениям.

В 2000 году Китай занял шестое место среди крупнейших экономических государств мира, обладая численностью населения в один миллиард человек. Вступление Китая в ВТО в 2001 году укрепило позиции КНР на мировой арене. Товарооборот между Китаем и США увеличился более чем в 30 раз: от восьми миллиардов долларов в 1986 году, до более 578 миллиардов долларов в 2016 году. К 2009 году Китай уже превзошёл Германию, став самым большим экспортёром товаров. К 2009 году экономика Китая выросла в восемь раз по сравнению с 2001 годом.

Сближение Никсона с Китаем принесло большую пользу Китаю, но политическая система КНР, базирующаяся на политике коммунистического режима, последние несколько десятилетий, в основном, оставалась прежней.

В январе 1979 года, через два месяца после установления дипломатических отношений с США, Китай провёл короткую пограничную войну с Вьетнамом в ответ на вторжение последнего и оккупацию Камбоджи в 1978 году (что положило конец поддерживаемому Китаем режиму «красных кхмеров»).

Когда в 1984 году президент США Рональд Рейган посетил Пекин, китайское государственное телевидение не транслировало его речь, в которой он выступил с критикой Советского Союза, продвигая западную капиталистическую модель общества, демократию и свободу религии.

После вступления Китая в ВТО в декабре 2001 года ускорилось сокращение рабочих мест в обрабатывающей промышленности США. По оценкам Института экономической политики, в период с 2001 по 2011 годы рост дефицита в двусторонней торговле США и КНР привёл к потере примерно 2,7 миллионов рабочих мест в США, в том числе в обрабатывающей промышленности и других отраслях.

Неправильное понимание природы коммунизма

Майкл Пиллсбери, бывший чиновник правительства, служивший в министерстве обороны, и в настоящее время занимающий должность директора Центра стратегии в отношении Китая при Гудзонском институте, описал отношения между США и Китаем в своей книге «Столетний марафон: секретная стратегия Китая по замене Америки в роли мировой сверхдержавы», опубликованной в 2015 году.

Как и многие должностные лица США Пиллсбери раньше верил, что поддержка США поможет Китаю стать демократическим и мирным государством без амбиций и притязаний на региональное или даже мировое господство. «По словам Пиллсбери, он был потрясён, когда обнаружил, что Китай всегда обладал амбициями стать доминирующей мировой силой, что было буквально заложено и глубоко скрыто в культурной ДНК страны», — написал в рецензии к книге репортёр «Уолл-стрит джорнэл».

«Из мемуаров Генри Киссинджера мы теперь знаем, что решение установить открытые отношения с США было принято не гражданскими лидерами Китая, а группировкой в руководстве КПК, получившей название «малой банды четырёх» (состоящей из четырёх китайских генералов)», — написал Пиллсбери в своей книге.

Позиции Пекина укрепились благодаря поддержке США

13 декабря 2019 года Дэвид Стилвелл, помощник государственного секретаря по Восточноазиатскому и Тихоокеанскому региону, произнёс речь в Центре стратегических и международных исследований (CSIS). Он сказал, что в течение десятилетий правительство США предоставляло полную поддержку Китаю. «Мы оказывали военную и разведывательную помощь, осуществляли щедрую передачу технологий, обеспечивали преимущественный доступ в области торговли и инвестиций, спонсировали и организовывали широкие образовательные программы по обмену — и продолжаем делать это. Мы также предоставляли финансирование для развития и организовали наращивание потенциала между правительствами и многое другое», — отметил он.

Однако в последние годы КПК демонстрирует растущую враждебность по отношению к США, нашим интересам и нашим принципам… Это совсем не то, чего хотели или ожидали американские конгрессмены 40 лет назад, когда инициировали многоплановую политику США на усиление поддержки модернизации и либерализации Пекина», — подчеркнул Стилвелл.

Даже после массовых убийств на площади Тяньаньмэнь в 1989 году правительство США в основном придерживалось той же позиции по отношению к Китаю. «В течение десятилетий мы мирились с нарушениями прав человека в Китайской Народной Республике (КНР) и в основном закрывали глаза на передачу КНР ядерных и ракетных технологий в Пакистан, Иран, Северную Корею и другие страны, — продолжил он. — Мы в значительной степени упустили из виду попытки КНР завладеть технологиями США двойного назначения и использовать их в военных целях. Мы практически не выступали против кражи Китаем нашей интеллектуальной собственности, пиратства товаров с товарными знаками и бесчисленных других недобросовестных методов в торговле. Разработка политики требует балансирования интересов, и у нас часто находились причины, чтобы позволять тому или иному преступлению КНР оставаться безнаказанным. Но последствия нарастали как снежный ком».

Чтобы усугубить ситуацию, после массового убийства в 1989 году на площади Тяньаньмэнь, лидеры КПК начали проводить патриотическую образовательную кампанию. Цель кампании состояла в том, чтобы добиться поддержки народа с помощью манипулирования национальными интересами и критики иностранцев, особенно американцев и японцев.

В своей речи Стивелл также отметил: «Но должностные лица США не замечали этого и концентрировались на создании следующей главы в нашей политике поддержки КНР. И, вероятно, самой благоприятной и имеющей самые далеко идущие последствия, — вступление КНР во Всемирную торговую организацию».

Он прокомментировал и недавние сделки президентов США с Китаем: «Президент Билл Клинтон вступил в должность, будучи чрезвычайно критически настроен в отношении состояния прав человека в Китае… Однако к 1994 году Клинтон ослабил свою настойчивость». «Президент Джорж Буш младший и Барак Обама оба концентрировались на аспектах поведения Пекина, просто следуя примеру их предшественников… Но оба заверяли, что США относились к КНР, как к партнёру и стороннику».

«Даже когда Пекин обманывал США и дефицит торговли между США и Китаем в общем достиг четырёх триллионов долларов, — заявил Стивелл, — оба президента поддерживали статус Пекина в важных международных организациях, пренебрегая тем фактом, что Пекин часто подрывал миссию и дух этих организаций».

2. Растущее влияние компартии Китая в Манхэттене

Если бы Китай был растением, США, вероятно, надеялись бы, что благодаря постоянной помощи со стороны Америки, это растение постепенно принесёт плоды демократии и свободы. Однако Китай, управляемый КПК, — это необычное «растение». Атеистическая КПК «буйно плодоносит» ненавистью и насилием, и, если её не контролировать, она, словно опасный вирус, который распространяется подобно раковым клеткам, инфицирует весь мир.

Когда в январе 1979 года лидер компартии Китая Дэн Сяопин впервые приехал в США с визитом, министр иностранных дел КНР задал ему вопрос во время полёта, почему он выбрал США для своего первого заграничного визита в качестве лидера Китая. «Потому что все союзники Америки богаты и сильны, и, если Китай хочет быть богатым и сильным, он нуждается в Америке», — ответил Дэн, согласно историку Джону Помфрету.

Дэн Сяопин, который верил в доктрину Мао Цзэдуна о том, что «политическая власть произрастает из дула оружия», через три недели вторгся во Вьетнам. «Маленький ребёнок перестал слушаться, пришло время его отшлёпать», — сказал он шутя президенту Картеру за 10 лет до того, как в 1989 году на площади Тяньаньмэнь по приказу Дэна танками задавили мирных протестантов.

Даже имея статус члена ВТО, коммунистический Китай не был бы таким сильным, как сегодня, если бы не постоянные денежные вливания Запада, особенно с Уолл-стрит. Подпитываемая финансовыми магнатами США и другими рынками, КПК достигла беспрецедентного, нового уровня, и превратилась в полноценную «раковую сущность».

Влияние Уолл-стрит на политику США в отношении Китая

Во время визита в Пекин в 1994 году председатель Федеральной резервной системы США Алан Гринспен сказал китайским лидерам, что Америка и остальной мир заинтересованы в успешном развитии Китая. Он подчеркнул: «Поэтому в технических областях, где у нас имеется многолетний опыт, мы хотели бы предоставить вашему центральному банку настолько большое содействие, насколько это возможно».

В последние 20 с небольшим лет финансовые группы с Уолл-стрит вдохновляли американцев инвестировать в китайские предприятия. Одновременно с этим финансовые компании выступали гарантом китайских фирм, помогая им приобретать и контролировать компании, рынок недвижимости и другие предприятия в США.

Уолл-стрит также лоббировал политику рынка для принятия решений, благоприятствующих Китаю. После того как в апреле 1999 года китайский премьер-министр посетил США, лидеры предприятий Америки сыграли критически важную роль в том, чтобы убедить президента Клинтона поддержать вступление Китая в ВТО.

В соответствии с Законом 1988 года о внешней торговле и конкурентоспособности, США в период с 1992 по 1994 гг. назвали Китай валютным манипулятором. Однако с тех пор ни один президент, включая Клинтона, Буша и Обаму, никогда не причислял Китай к валютным манипуляторам из-за сторонников Китая на Уолл-стрит.

Танцы с волком: Уолл-стрит и КПК

Как самый большой город США, Нью-Йорк является финансовым, деловым, культурным и медийным центром американского общества. Здесь также располагается штаб-квартира ООН. Из-за такого важного стратегического значения этот город стал главной целью проникновения КПК.

В качестве одного из примеров можно привести план экономии средств (TSP), план с фиксированным пенсионным взносом для федеральных служащих, объём пенсионных активов которого составляет почти 600 млрд. долл. США. Федеральный пенсионный инвестиционный совет (FRTIB), который управляет планом, в ноябре 2019 года объявил о вложении миллиардов долларов пенсионных активов в акции MSCI, несмотря на призывы Конгресса США изменить курс.

«Морган Стэнли Капитал Интернешнл» (MSCI ACWI ex-U.S., Morgan Stanley Capital International All Country World Index Ex-U.S.), является индексом фондового рынка, который связан с акциями 23 стран с развитыми рынками, и 26 стран с развивающимися рынками. На 31 декабря 2019 года доля акций двух китайских компаний Alibaba и Tencent занимает соответственно первое и третье место в списке компаний MSCI.

Обозреватель газеты «Вашингтон пост» (Washington Post) Джош Рогин 12 марта 2020 года написал, что инвестиции TSP в китайские корпорации могут поставить под угрозу накопления пенсионеров.

MSCI ACWI ex-U.S. — это один из многих фондовых индексов, разработанных MSCI. В ноябре 2019 года компания объявила об увеличении до 20% доли акций Китая в некоторых индексах MSCI. Этот шаг привёл к ещё большему росту китайских акций.

FTSE Russell, вторая по величине в мире индексная компания, 21 февраля 2020 года объявила об увеличении доли китайских акций по фондовым индексам, повторив шаг MSCI.

До объявлений MSCI и FTSE Russell агентство Bloomberg приняло решение в течение следующих 20 месяцев, начиная с 1 апреля 2019 года, включить 364 государственные китайские облигации в глобальный агрегированный индекс Barclays. По оценкам аналитиков, полное включение привлечёт около 150 миллиардов долларов иностранного капитала на рынок облигаций Китая, который примерно оценивается в 13 триллионов долларов США.

Финансовые риски и национальная безопасность

Рогин написал, что политика Уолл-стрит по использованию пассивных индексных фондов для создания ложной картины в отношении проблемных китайских компаний на американском рынке капитала, например, пенсионного плана федеральных служащих, является «ещё большей финансовой угрозой», чем уханьский вирус.

Столь резкое увеличение активов китайских компаний на Уолл-стрит дало Пекину огромные рычаги внутри США и создаёт огромные риски для американских инвесторов и американской экономики. «Экономическая уязвимость США также является угрозой для национальной безопасности», — написал Рогин.

Советник президента США по национальной безопасности Роберт О ‘Брайен соглашается с этим мнением: «Я не понимаю, почему мы должны финансировать китайскую оборонную промышленность».

Согласно статье, опубликованной 14 января 2020 года в журнале Foreign Policy, 55% американцев владеют акциями, в основном полагаясь на профессионально управляемые пенсионные фонды, паевые фонды и пенсионные счета. «Глобальные индексы облигаций начали включать китайские государственные облигации… Эти крупные сдвиги в выделении средств к концу 2021 года могут автоматически увеличить портфельные инвестиции США в китайские компании и государственные ценные бумаги до одного триллиона долларов, без активного согласия большинства американцев», — пишут авторы статьи.

«Эта двойственность (то есть, возрастающие инвестиции американцев в китайские компании), несмотря на торговую войну США и Китая, представляет значительные риски, — говорится в статье далее. — Это связано с тем, что портфели американцев слишком сильно зависят от экономики, которая контролируется КПК».

Однако, учитывая пропаганду и дезинформацию КПК во время недавней пандемии коронавируса, американским инвесторам трудно прийти к чёткому пониманию того, что находится внутри их портфолио.

Два примера

В апреле 2010 года инвестиционный банк «Голдман Сакс груп» (Goldman Sachs) был обвинён Комиссией по ценным бумагам и биржам США (SEC) в мошенничестве при продаже инвесторам облигаций высокорискового ипотечного продукта. Для выхода на китайский рынок банк «Голдман Сакс груп» согласился в 2003 году выплатить «пожертвование» в размере 67 миллионов долларов для покрытия убытков инвесторов после неудачи китайской брокерской фирмы. Взамен этого в марте 2005 года «Голдман Сакс груп» получил разрешение на создание собственного совместного инвестиционного банка в Пекине, по сообщению газеты «Нью-Йорк таймс».

«В сделке «Голдман Сакс груп» необычным является тот факт, что известная американская компания была готова заплатить 67 миллионов долларов, чтобы помочь правительству распустить совершенно не связанное с ней государственное предприятие Hainan Security, чьи чиновники обвинялись в судебном порядке в хищении миллионов долларов со счетов инвесторов», — говорится в статье.

Другим примером является финансовый холдинг «Джей Пи Морган Чейс» (J.P. Morgan), который в период с 2006 по 2013 год нанял около 200 родственников и друзей руководителей азиатских компаний. В их число вошли около 100 физических лиц, которые получили рекомендации для работы в холдинге от чиновников китайских государственных фирм. Часть нанимателей не имели квалификации для этой работы. Об этом в мае 2019 года сообщил журнал «Уолл-стрит джорнэл».

Подобная практика найма сотрудников, известная как программа «сыновья и дочери», была предметом многолетнего исследования американских властей. В 2016 году инвестиционный холдинг «Джей Пи Морган Чейс» признал свою вину в нарушении Закона об иностранной коррупции и согласился выплатить 264 миллиона долларов для урегулирования гражданских и уголовных обвинений, связанных с азиатской практикой найма сотрудников. Более двух десятков сотрудников холдинга были уволены или привлечены к дисциплинарной ответственности в связи со следствием по этому делу.

Извлечённые уроки

После нескольких десятилетий ошибочных шагов в отношении КПК должностные лица США осознали последствия своих действий.

«После распада Советского Союза мы полагали, что свободный Китай неизбежен. Чувствуя оптимизм, на рубеже XXI века США согласились предоставить Пекину открытый доступ к нашей экономике, а также ввести Китай во Всемирную торговую организацию, — заявил 4 октября 2018 года вице-президент США Майк Пенс в Гудзоновском институте. — Мечта о свободе остаётся далекой для китайского народа. И хотя официальный Пекин по-прежнему на словах выступает за «реформы и открытость», знаменитая политика Дэн Сяопина теперь звучит, как пустые слова».

Пенс добавил, что ВВП Китая вырос в 9 раз, и эта страна стала второй по величине экономикой в мире, и во многом этот успех был обусловлен американскими инвестициями в Китай. «С помощью программы «Сделано в Китае–2025» компартия Китая поставила перед собой задачу контролировать 90% самых передовых отраслей в мире, в том числе робототехнику, биотехнологию и искусственный интеллект… Используя эту украденную технологию, Коммунистическая партия Китая хочет массово перековать мечи на орала».

Госсекретарь США Майк Помпео отметил: «Посмотрите, у нас давно существует традиция дружбы с китайским народом, которую мы ценим. Мы продолжаем это делать и сегодня. У нас в Америке есть китайско-американское сообщество, которое мы любим и ценим. Я знаю благодаря деловым и личным связям; я знаю многих из них», — сказал он 30 октября 2019 года во время своего выступления.

«Но я должен сказать, что коммунистическое правительство Китая сегодня — это не то же самое, что народ Китая. Оно достигает своих целей и использует методы, которые создали проблемы для США и остальной части мира», — продолжил он.

Майк Помпео подчеркнул, что правительство США слишком медленно решало вопросы рисков, которые создаёт КПК. Чтобы помочь росту Китая, в последние несколько десятилетий США пожертвовали американскими ценностями, разорвав отношения с Тайванем, обходя стороной проблему нарушения прав человека в Китае, закрывая глаза на нарушения Китаем правил ВТО, и, позволяя предприятиям США выполнять требования Китая по «спорным» вопросам.

«Непримиримость Пекина создаёт в США класс людей, который постоянно лоббирует интересы Китая. Их основная задача состоит в том, чтобы продавать доступ к лидерам Китая и связывать деловых партнёров, — пояснил Помпео. — Всякий раз, когда в наших отношениях возникал спор или напряжение, многие наши учёные обвиняли США в искажении характера Коммунистической партии Китая».

В то же время Пекин контролировал и ограничивал доступ к американским дипломатам, журналистам и учёным. По словам Помпео «государственные средства массовой информации Китая и представители правительства заполнили пробелы, постоянно пренебрегая намерениями и политическими целями США».

«И это не только наши проблемы. Это проблемы для всех наций, которые разделяют наши ценности», — пояснил он, добавив, что считает нынешнюю администрацию способной исправить эти ошибки.

Продолжение. Часть 2

Источник

 

  • Фалунь Дафа семинар
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic