fbpx

Фалунь Дафа в мире

Пытки, которым меня подвергали в Центрах заключения и тюрьмах в Китае

Примечание редактора: Цзян Гобо, бывший правительственный чиновник уровня уезда, вспоминает опыт до и после начала практики по Фалунь Дафа и как он превратился из коррумпированного чиновника в честного, праведного человека, который завоевал уважение коллег, начальников и жителей деревень, которым он помогал. Однако после того, как коммунистический режим начал преследование этой духовной практики, Цзяна уволили, арестовали, приговорили к тюремному заключению и жестоко пытали за его приверженность Фалунь Дафа.

Невероятные пытки

C тех пор, как коммунистические власти Китая запустили общенациональное преследование последователей Фалуньгун в июле 1999 года, меня арестовывали 13 раз, заключали в лагерь принудительного труда три раза, и приговорили к тюремному заключению сроком на 5 лет. И всё это за то, что я был предан своим убеждениям и верил в «Истину-Доброту-Терпение». Кроме того, власти изъяли у меня деньги и ценные вещи на сумму более 30 000 юаней.

Когда я находился в центрах заключения, трудовых лагерях и тюрьмах, меня подвергали в общей сложности 77 видам пыток, включая избиение электрическими дубинками; пристёгивание цепями к железному стулу; прикрепление наручниками к «кровати мертвеца» в позе креста; привязывание верёвками к «скамье тигра»; насильственное введение неизвестных препаратов и воды с перцем и др. Меня доводили до предсмертного состояния 39 раз.

Невероятная жестокость, с которой со мной обращались, и нестерпимая боль, которую мне довелось испытать в одном из центров заключения, превратила мою жизнь в ад наяву. В меня насильно вводили яды и перчёную воду, отчего меня рвало зелёным гноем. Меня прикрепляли цепями к кресту в позе летящего орла на 20 дней. Сокамерник сказал, что никто ранее не мог продержаться более двух дней на кресте, не моля о пощаде. Когда меня сняли с креста, я не мог стоять и мне пришлось ползти до камеры.

Мой позвоночник был сломан в трёх местах после того, как меня сильно прижали к горизонтальной деревянной балке. Правый глаз перестал видеть из-за пыток, и зрение долго не восстанавливалось. Я не мог ходить в туалет и мне приходилось использовать катетер. В течение 26 дней у меня не очищался кишечник. Через 20 дней мой вес снизился на 40 кг и во время пыток я многократно терял сознание.

Ниже расскажу о том, что мне пришлось пережить во время последнего ареста в 2009 году и последовавшего за этим тюремного заключения.

Арест

По иронии судьбы за день до ареста в феврале 2009 года мой начальник сказал мне: «Цзян, я весь год ждал, когда снова смогу работать с вами. Я так рад, что вы в моей группе».

На следующее утро я пришёл на работу к 7.50 утра как обычно. Как только я поставил мотоцикл перед зданием офиса, за мной остановился микро-автобус среднего размера.

Я услышал, как кто-то зовёт меня по имени, оглянулся и увидел, как шесть молодых людей приближаются ко мне. Первый накинул на меня петлю, двое выкрутили руки, двое других схватили за ноги, а последний зацепился за талию. Они подняли меня и уронили на лицо. Руки скрепили наручниками за спиной, на голову накинули чёрный капюшон. Меня забросили в машину, которая быстро уехала прочь.

Весь процесс занял менее минуты, и я понял, что меня снова арестовали за принадлежность Фалуньгун (или Фалунь Дафа).

Примерно через 20 минут мы приехали в больницу. Меня вытащили из машины, занесли внутрь и бросили на пол. Кто-то снял с меня обувь и протащил по полу больницы в другое отделение для полного обследования. На мне всё это время были наручники и голова была закрыта.

Через 30 минут меня снова за ногу затащили в машину. Голова пять раз стукнулась о ступени здания больницы. Голова кружилась, я чувствовал очень сильное головокружение как будто небо вращалось. Это было ужасно.

Иллюстрация пытки: тащить по полу

Молодой человек смеялся, однако, моя голова ритмично ударялась о ступени с громким «бах». Они протащили меня ещё метров 30 по гравию внутреннего двора. Потом снова подняли и бросили в машину.

«Мы проследим, чтобы на этот раз ты действительно умер»

Наконец, когда мы прибыли в караульное помещение центра заключения Чанлэ, с меня сняли чёрный капюшон. Я узнал полицейских, которые меня арестовали. Они работали в городе Вэйфан и местном подразделении безопасности района Куйвэнь. Один из них сказал мне:

«Мы ждали тебя долго, но не могли собрать достаточно доказательств против тебя. Один из практикующих по имени Цао перевёл всю вину на тебя в этот раз, и теперь тебя ждут большие неприятности. Мы хорошо знаем, что ты не совершал никаких преступлений, но мы действительно проследим, чтобы на этот раз ты умер».

Центр заключения округа Чанлэ находился вне поля зрения общественности, поэтому полиция могла применять ко мне самые жестокие методы пыток. В ночь прибытия меня приковали к железному стулу и в течение 33 часов не давали ни еды, ни питья, не разрешали пользоваться туалетом.

Согласно директивам городского и районного отделов внутренней безопасности меня оставили сидеть на железном стуле все следующие шесть месяцев. Полиция проводила длительные допросы, иногда всю ночь напролёт. Я всё время находился в сидячем положении и не мог прилечь отдохнуть. В течение этих шести месяцев мне приходилось переносить невероятный холод и тяжкий зной. Ноги распухли и сильно болели. У меня также было учащённое сердцебиение.

Обливание концентрированным дезинфицирующим средством

Однажды полицейский Сунь заступил на смену и очень грубо спросил меня о чём-то. Я не ответил, поэтому он подскочил ко мне и начал яростно ругаться. Погружённый в свою ярость он схватил бутылку с дезинфицирующим средством и плеснул его мне на голову и лицо.

Поскольку я был прикован к железному стулу, то не смог уклониться. Сунь не остановился на этом, он набрал в бутылку холодной воды и ещё раз десять плеснул мне её в лицо.

Моя одежда промокла насквозь. Дезинфицирующее средство и вода полились по телу, в обувь, разлились по полу. Была зима, стоял жуткий холод. Меня трясло от холода. Сунь оставил меня, запертым на стуле.

В конце концов, обувь и носки высохли, но кожа и волосы были сожжены. За следующие шесть месяцев я потерял 70 процентов волос, голова сильно чесалась, появилась перхоть в огромном количестве.

Привязан к «кровати мертвеца» на три недели

«Кровать мертвеца» это большая самодельная кровать с четырьмя железными кольцами прикреплёнными по углам. Посреди кровати было большое отверстие, чтобы человек мог испражняться. Отверстие обычно закрывалось деревянной доской, закреплённой металлическими штырями. Однако, когда меня приковали к кровати, металлические штыри заменили бамбуковыми палками, которые износились и сломались в течение дня. Мои ягодицы провалились в отверстие и застряли.

Иллюстрация пытки: привязывание к «кровати мертвеца»

Привязывание к «кровати смерти» очень похоже на прикрепление цепями к кресту. Руки и ноги расставлены и были прикреплены к четырём кольцам по углам так, что я не мог двигать ни руками, ни ногами. Металлические кольца врезались в лодыжки, отчего текла кровь. Всё тело затвердело через некоторое время и боль была невыносимой. Я сжимал зубы и считал минуты. Не имея возможности двигать ногами длительное время, я потерял чувствительность в левом бедре. На восстановление после этой травмы ушло три года.

Испражняться в таком состоянии было очень трудной задачей. Я терпел сколько мог. Когда я уже более не мог сдержаться, то испражнялся прямо в штаны. В результате постоянного искусственного сдерживания у меня началось недержание. А временами я не мог помочиться, даже если было очень нужно, отчего желудок сильно отекал. Боль невозможно описать.

Прикован к «железному стулу» на месяцы

По меньшей мере, пять из шести месяцев, в течение которых меня допрашивали, я был прикован к железному стулу в комнате допросов. Исключениями были перевод на «кровать мертвеца» на три недели, и три ночи на двухъярусной кровати в камере, где мне семь раз вводили внутривенно разные неизвестные препараты, и каждый раз около 10 часов в больнице.

Иллюстрация пытки: железный стул

Пока я был прикован к стулу, трижды шёл снег, а ночью температура в комнате для допросов часто опускалась ниже нуля. Полицейские забрали мою зимнюю куртку и оставили мне только двое тонких штанов. Днём я мог терпеть, но в самые холодные часы ночи я сильно замерзал и дрожал от холода. В середине марта охранник открыл окно над дверью позади меня и оставил его открытым, так что там был постоянный сквозняк, который пробирал меня до костей. Я часто терял сознание от ледяного холода.

Комары

Всё лето я провёл на железном стуле в комнате для допросов. Летом невыносимо жарко, и все стараются избегать комаров. Во всех камерах Центра заключения, кроме комнаты для допросов, на окнах и дверях были сетки для защиты от комаров. Сотрудники, занимавшиеся моим делом, проводили много времени во дворе, обмахиваясь веером, или оставались в караульном помещении с сеткой. Даже в течение короткого времени, проведённого в комнате для допросов, они распыляли на себя средство от комаров. Однако дверь в комнату для допросов оставалась широко открытой. Я был прикован к железному стулу наручниками за спиной, и меня постоянно кусали комары.

Наручники, скреплявшие руки за спиной

В знак протеста против бесчеловечного обращения я объявил голодовку. В желудок через нос мне вставили трубку для кормления и закрепили её на голове тканью и скотчем. Руки были скованы наручниками за спиной, поскольку охранники считали, что я вытащу трубку, если они этого не сделают.

Иллюстрация пытки: руки, скреплённые наручниками за спиной

Руки были скованы наручниками за спиной круглосуточно. Когда мне удавалось задремать, то я просыпался через пару минут от боли. Постепенно это время увеличивалось с 5 до 10 минут. Более пяти месяцев с наручниками за спиной, прикреплённый к железному стулу, я спал не более двух часов, пока меня не перевели из центра заключения в 2010 году.

После длительного нахождения в наручниках за спиной руки человека обычно настолько немеют, что он не может ими пошевелить, когда наручники внезапно снимают. После недели нахождения в наручниках человек не может поднять рук в течение трёх дней. После 10 дней нахождения в наручниках с заведёнными за спину руками человек не может поднять рук выше плеча в течение 5 дней.

Я провёл в наручниках за спиной 5 месяцев. Многие говорили мне, что руки больше не будут двигаться никогда, и я стану инвалидом.

Угрозы и запугивание

В течение двухмесячного периода с середины мая до середины июля 2009 года мне более 40 раз говорили, что городские власти дали указания по поводу моего дела, и всё, что от меня требуется, это сказать, что я перестану практиковать Фалуньгун. Если бы я сказал это, меня бы отпустили на следующий день, и я бы сразу вернулся на работу в качестве чиновника окружного уровня. Я бы получал свою зарплату, которая была удержана во время моего заключения, и мне бы выделили жильё. Однако я продолжал молчать.

До того, как я стал практиковать Фалунь Дафа, у меня были неизлечимые болезни, я находился на грани смерти. Я был морально испорчен и шёл к самоуничтожению. Но Дафа изменил меня в корне и превратил меня во внимательного и честного человека, хорошего чиновника. Как я мог отказаться от практики Дафа? Как может пробудившийся человек отказаться от веры в Истину, Доброту, Терпение?

Видя, что я не поддался ни одному из предложенных соблазнов, полицейские вернулись к своей истинной сущности. Заместитель начальника группы Сунь угрожал мне пять раз. Он говорил следующее:

1. «Думаешь, ты ещё начальник? Ещё руководишь другими правительственными чиновниками, которые всегда подлизывались к тебе? Позволь мне сказать тебе, что теперь ты стоишь меньше, чем экскременты собаки. Эти люди могут обвинить тебя в любом преступлении, в каком захотят, и ты ничего не сможешь сделать».

2. «Даже не мечтай, что тебя не осудят, если ты будешь молчать. Мы можем очень легко фабриковать улики против тебя, если только полицейские, ведущие это дело, подпишут их. Это будет проще простого — упрятать тебя за решётку на 15 или даже 18 лет». И он действительно сфабриковал против меня улики.

3. «Убить тебя так же легко, как убить муравья. Мы не столкнёмся ни с какими последствиями и даже можем получить повышение за это».

4. «Разве ты не понял за все эти годы, что дела Фалуньгун рассматриваются так же, как и политика «одного ребёнка»? Нет никакой правовой основы. Мы можем приговорить тебя к 15 годам по тем же обвинениям, по которым тебя отправили в лагерь принудительного труда. Ты ничего не сможешь с этим поделать. Даже если тебя несправедливо обвинили и несправедливо убили, никто не осмелится помочь тебе, если только он хочет выживать под властью Коммунистической партии Китая (КПК)».

5. «Думаешь, что тебя освободят всего лишь после нескольких дней заключения или нескольких дней принудительного труда, как раньше? Это невозможно. Может быть, ты даже не сможешь выйти живым из центра заключения. Даже если выберешься отсюда живым, ты не сможешь выйти из тюрьмы. Если тебе повезёт, и твой срок закончится до твоей смерти, они просто приговорят тебя ещё к нескольким годам, сфабриковав какое-то обвинение. Если после этого ты всё ещё останешься жив, тебе просто продлят срок. Так легко найти недостатки, чтобы продлить срок; подойдёт любое произвольное обвинение. Я хочу сказать, что нет никакого шанса, что тебя выпустят живым, и ты снова станешь свободным человеком».

После того, как срок моего пятилетнего тюремного заключения закончился в декабре 2009 года, допросы прекратились и полицейские уехали из центра заключения. Меня перевели оттуда через восемь с половиной месяцев.

Тюрьма

Из-за пыток в Центре заключения я невероятно ослабел, когда прибыл в мужскую тюрьму Шаньдун, поэтому меня сразу госпитализировали. Тюремные охранники посещали меня и оказывали на меня давление в больнице, чтобы заставить меня отказаться от моих духовных убеждений. Когда их попытка не удалась, меня перевели обратно в тюрьму.

Затем меня перевели в тюрьму провинции Шаньдун в марте 2020 года. В этой тюрьме с 2002 года содержалось много мужчин, практикующих Фалуньгун. Их отправляли сюда со всей провинции.

В противовес заявлениям Министерства тюрем о том, что они «современные и цивилизованные», в четырёх стенах этого учреждения совершались все виды организованной преступности, направленные против практикующих Фалуньгун. Администраторы и охранники использовали насилие и «промывание мозгов», чтобы заставить практикующих отказаться от своей веры. До моего прибытия в эту тюрьму двенадцать последователей Фалуньгун умерли, находясь в заключении.

Я рассказал о Дафа одному охраннику в первый же день, а также поделился своим опытом работы тюремным охранником и объяснил ему, что стать хорошим человеком благодаря совершенствованию по Дафа — это очень хорошо, а вот преследование — это очень плохо. «Тот, кто участвует в преследовании, однажды столкнётся с последствиями», — сказал я ему.

Однако никто меня не слушал.

Телесные наказания, лишение сна, избиения

Чтобы «перевоспитать» меня и заставить отказаться от духовных убеждений, охранники использовали разного рода отвратительные, злобные методы, включая телесные наказания, избиения и сексуальное насилие.

Заместитель директора Чжан и другие заставляли меня сидеть на маленьком табурете или стоять в течение длительных периодов времени. Каждый день меня заставляли сидеть на маленьком пластиковом табурете и не разрешали двигаться, а самый длинный сеанс длился 17 часов подряд. За мной круглосуточно наблюдали уголовники. Если я хоть чуть-чуть шевелился, мне наносили удары, а иногда и избивали. За время пребывания в тюрьме меня избили более 60 раз. В первый же день меня избили до полусмерти.

Иллюстрация пытки: длительное сидение

Пребывание в сидячем положении без возможности двигаться сказалось на моём физическом состоянии. У меня появились язвы на ягодицах, которые были очень болезненными. Тем не менее, меня по-прежнему заставляли сидеть. В результате на ягодицах образовались глубокие гнойные раны.

Охранники также заставляли меня стоять рядом с кроватью в течение длительных периодов времени, самый продолжительный из которых составил 11 часов. Мне не разрешалось ложиться спать, в то время, когда сокамерники ложились спать. Начальник Чжан сам решал, когда мне ложиться спать.

Мои ноги ещё не восстановились после прошлых травм, а теперь отёк и онемение стали ещё сильнее. После 40 дней длительного стояния или сидения мои ноги стали фиолетово-чёрными, и я постепенно терял чувствительность стоп. Они распухли, и я не мог носить обувь. Но директор Чжан не сдавался, заставляя меня сидеть или стоять все дольше и дольше.

Однажды ночью, после того, что я простоял 11 часов, ноги полностью онемели. Я больше не мог стоять и упал на пол. Однако мне не разрешили лечь в постель. Заключённый Лю сделал мне подпорку и заставил сидеть на маленькой табуретке до двух часов ночи.

Через месяц после заключения в тюрьме сокамерники Лю и Сунь начали словесно оскорблять меня. Лю ударил меня так сильно, что правое ухо полностью перестало слышать. Месяц спустя заключённый Янь ударил меня ногой в промежность и повредил гениталии. На восстановление ушло более трёх лет.

Избиения и нападки

Охранники из отдела № 11 подговорили уголовников Вэя, Лю и Суня унижать меня и издеваться надо мной. Лю и Сунь пытались насильно накормить меня неизвестным веществом из большой бутылки из-под «Спрайта». Я сопротивлялся, и в конце концов они сдались. Лю попытался спустить мои штаны и дотронуться до моих интимных частей, как он делал это с другими последователями Фалуньгун. Я сурово сказал ему: «Лю, ты ровесник моего сына. Я старше твоего отца. Если ты оскорбишь меня, разве это не то же самое, что оскорбить твоего отца?». Только тогда он остановился.

Как только Лю остановился, Сунь дал мне сильную пощёчину, от которой правое ухо оглохло навсегда. Сунь и Лю отнесли меня на кровать. Когда Сунь сидел на моей верхней части тела, Лю сел мне на колени, снял с меня носки и использовал сломанную пластиковую палку от вешалки для одежды, чтобы с большой силой царапать середину ступней. Он прошёлся туда-сюда более 30 раз, в результате чего подошвы ног опухли. Следующие пять дней мне было трудно ходить.

В начале апреля 2010 года охранники подразделения поручили другому преступнику Яню (36-ти лет) избивать и пытать меня. Янь был безжалостен и бил меня сильнее, чем Лю и Сунь. От его удара или пинка меня отбрасывало назад более чем на три метра. За две недели Янь избил и словесно оскорбил меня более 40 раз.

Иллюстрация пытки: избиение

Однажды утром Янь неожиданно ударил меня в промежность пальцами ног. Я скрючился на полу, потея от боли. Это привело к тому, что половые органы онемели на три с половиной года. Гениталии стали чёрно-фиолетовыми. Заключённый Жэнь, который видел мои гениталии в душе, предсказал, что жить мне осталось недолго, утверждая, что он видел гениталии мёртвых людей, и они были такого же цвета.

Угрозы смерти

Заключённый Чжан и другие были назначены следить за мной и постоянно угрожать мне смертью. Когда Чжан увидел, что мои ноги распухли, почернели и побагровели, много раз он говорил мне следующее:

«Твои ноги уже не вылечишь можно лишь ампутировать. На самом деле, тебе ещё повезёт, если их ампутируют, и ты только останешься инвалидом. Самое худшее, что может случиться: ты просто не выживешь. Говорю тебе, у прокурора уже запасена урна и завещание для тебя, когда ты сделаешь свой последний вздох. Как только смерть настигнет тебя, сразу выйдет заключение о вскрытии, где будет сообщено, что ты умер естественным путём. Тюрьма будет совершенно не при чём. Некого будет винить, никто не понесёт ответственность. Жена с сыном приедут забрать урну, а отец с матерью некоторое время ещё поплачут».

«Тебя также легко убить, как и муравья, — часто говорил он.

Заключённый Тэн также постоянно говорил мне: «Слушай, я скажу тебе правду. На этот раз полицейские прислали тебя сюда умирать они никогда не дадут тебе выйти отсюда живым. В каждой тюрьме есть квота: 5 из 1000. Если ты умрёшь здесь, войдёшь в квоту и тюрьма не понесёт ответственности».

Психиатрическая лечебница

До 2012 года меня содержали в подразделении для заключённых с психическими болезнями. В то время меня запугивал заключённый Цзинь, которому было уже за 50, и он страдал от биполярного расстройства. Он трижды прибегал ко мне в ванную, кричал и клялся при всех, что убьёт меня.

Введение неизвестных препаратов

Меня перевели в обычное подразделение к концу мая 2012 года. Охранники и заключённые начали вкладывать в мою пищу и напитки неизвестные вещества. Меня подвергали ужасному, жестокому отравлению.

В 2013 году, на шестой день китайского Нового года, заключённый Фэнцзы, подстрекаемый начальником отделения, насильно кормил меня через трубку, вставленную в нос. До конца дня я больше не принимал ни пищи, ни воды. Посреди ночи я проснулся от сильной головной боли, а когда открыл глаза, мне показалось, что мир кружится. Я сразу же закрыл глаза и не решался открыть их в течение следующих трёх часов. У меня была пульсирующая головная боль, и я чувствовал себя больным. Желудок заурчал так сильно, что я свесил голову с кровати и меня вырвало. К 7.10 утра меня вырвало дюжину раз, и я насчитал семь случаев, когда в рвоте была кровь.

Около 9 утра ко мне зашёл начальник подразделения и спросил: «Что случилось? Нужно отвезти вас в больницу?» Я сказал ему: «Думаю, кто-то подложил в мою еду яд. У меня кружится голова и меня тошнит кровью».

Следующие три дня я не мог встать с кровати, и меня перестали насильственно кормить. Я только ходил один раз в день в туалет, опираясь на спинки кроватей. В моче была кровь.

Через три дня после отравления, девять дней подряд я видел кровь в стуле. Также у меня было сильное головокружение. Как 80-летний старик, я садился на край кровати, вставал и медленно шёл, а через несколько минут меня снова тошнило.

В течение следующих шести месяцев такие эпизоды повторялись примерно каждый месяц, и каждый из них длился около пяти дней. Один из них произошёл 17 марта 2013 года, примерно в 10.30 вечера. В это время я лежал в постели и вдруг почувствовал головокружение и у меня началась рвота. В последующие шесть месяцев приступы стали реже и случались раз в два месяца.

Через три дня после освобождения из тюрьмы я почувствовал такое головокружение, что не мог встать с постели и не мог есть. Я не мог открыть глаз. Это продолжалось пять дней, затем это повторялось каждые пять дней. Однажды я был за городом на тренинге, и через два дня после него у меня началось сильное головокружение, и меня вырвало в туалете. Я прилёг отдохнуть и потерял сознание на пять часов.

В последнее время я прочитал много сообщений на Minghui о случаях отравления практикующих Фалуньгун в заключении или тюрьме. В одном из отчётов говорится о женщине, которая была отравлена в тюрьме, и после освобождения её ноги почернели и, в конце концов, она лишилась ног. Людям трудно представить или поверить в это, не видя фотографий. Однако, поскольку я сам испытывал очень похожие симптомы, я знаю, что это реально.

В марте 2016 года у меня сильно опухли ноги и ступни. Однажды я заметил, что нижняя часть ног стала серовато-тёмного цвета, в отличие от нормального бледного цвета кожи на остальной части ноги.

То, что я раскрыл здесь, является лишь верхушкой айсберга бесчисленных преступлений, совершённых китайским коммунистическим режимом против практикующих Фалуньгун. Преследования продолжаются в Китае и по сей день. Я надеюсь, что, узнав то, через что мне пришлось пройти, люди увидят злую природу КПК, и китайский народ сумеет отделить себя от злобной партии.

(Написано 31 августа 2020 года. Цзян Гобо умер 29 апреля 2021 года.)

Источник: en.minghui.org

  • Фалунь Дафа семинар
  • Остановить убийства людей ради их органов
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: