fbpx

Фалунь Дафа в мире

Поиск истины, сострадания и мужества

Документальный фильм «Обретение мужества» рассказывает о преследовании Коммунистической партией Китая одной китайской семьи.

Ифэй Ван выполняет медитативное упражнение Фалуньгун. Бывшая журналистка стала жертвой репрессий против Фалуньгун со стороны компартии Китая и добивается справедливости для своей сестры, которая была замучена до смерти в трудовом лагере. (Swoop Films)

Представьте, что вас преследуют, сажают в тюрьму и пытают более десяти лет. Представьте, что вы 20 лет не можете добиться, чтобы вам выдали останки вашей замученной до смерти сестры, чтобы похоронить её.

Представьте, что вашего маленького племянника похищают, чтобы заставить вас прекратить требовать тело вашей сестры от властей. А теперь представьте, что у вас есть сила продолжать улыбаться, любить жизнь и заниматься духовной практикой, за которую вас преследуют. Всё это, что невозможно представить, вы увидите в прекрасно снятом и безукоризненно озвученном фильме «Обретение мужества».

Тёмные воды Жёлтой реки, «колыбели китайской цивилизации», стремительно превращаются в бушующий поток, который называют «печалью Китая». Так же и духовная практика Фалуньгун, когда-то поддерживаемая коммунистической партией Китая (КПК), внезапно стала мишенью, быстрее, чем Жёлтая река изменила своё течение.

«Опорочить их репутацию. Разорить финансово. Уничтожить физически», — из указа Генерального секретаря КПК Цзян Цзэминя, 1999 г.

«Мои родители познакомились с практикой Фалуньгун в 1994 году. Мы всей семьёй стали практиковать. Но в 1999 году КПК начала преследование. Всё вдруг так быстро изменилось», — говорит Лео Ван.

Его жена София добавляет:

«Мы были счастливой, трудолюбивой семьёй, оба были инженерами-механиками. Нас уважали, и мы открыто исповедовали нашу веру. Кэфэй, сестра Лео, была арестована в августе 2001 года. А потом Лео… — её голос прервался. — Однажды Лео просто не пришёл домой».

Полиция редко, если вообще когда-либо, звонит членам семьи, чтобы сообщить им об арестах. Семьи часто остаются в неведении того, что произошло. Тот же тёмный демон позволяет партийным функционерам незаконно кремировать заключённых, не предупреждая семьи.

«Я была очень напугана. Я не знала, что случилось с моим мужем», — вспоминает София.
Двадцать дней спустя один из заключённых позвонил и сообщил, что Лео жив. Этот человек сказал, что никогда не видел, чтобы кого-либо так жестоко избивали. Он посоветовал Софии приготовиться к смерти Лео.

«Мой мир развалился. Словно небо обрушилось на меня», — сказала София.
Прошёл целый год, прежде чем Софии и их маленькому сыну Мартину разрешили увидеться с Лео.

«Адвокатам не разрешали нас защищать, иначе они потеряли бы свои лицензии», — рассказывает Мартин. — Шесть месяцев я не спал. Я мог думать только о папе. Когда мы увидели его в первый раз, он сказал, что с ним всё в порядке, но выглядел он очень плохо».

Лео пытается справиться со своим посттравматическим стрессом после 12-летнего тюремного заключения. Он построил точную копию стула, на котором его пытали, чтобы помочь рассказать свою историю. (Swoop Films)

КПК более всего нацелена выявлять и арестовывать тех практикующих Фалуньгун, которые владеют или имеют доступ к принтерам и печатают книги и материалы Фалуньгун.

«Лео делал свою работу по печати материалов, а я свою, но мы редко обсуждали это друг с другом, — говорит другая сестра Лео, Ифэй. — Мы думали, если нас арестуют, мы не выдадим много информации».

Лео обслуживал копировальные машины, а Ифэй помогала производить и распространять печатные материалы.

Полиция арестовала обеих сестёр. Их избивали и пытали электрической дубинкой. Муж Ифэй, журналист Гордон, смог добиться освобождения жены.

Как видно из фильма, мужество и упорство Гордона помогли ему тайком заснять сцены внутри тюрьмы. Ещё сильнее он рисковал своей свободой, снимая в морге. Гордон и их маленькая дочь Ава помогли Ифэй бежать в Америку, а сами остались в Китае. К сожалению, Гордон ничего не мог сделать, чтобы освободить свою невестку. Четыре месяца спустя Кэфэй Ван умерла.

Власти позволили Ифэй мельком взглянуть на окоченевшее, полуобнажённое тело сестры. Части её тела почернели и распухли. Я закричала: «Кэфэй, Кэфэй, не пугай меня так. Ты не можешь умереть!»

Кэфэй избивали и пытали, безуспешно пытаясь заставить её «назвать имена» и отказаться от практики. Охранники кололи ей глаза иглами, чтобы лишить сна. Она ни разу не проговорилась.

«Мне было страшно, но я никогда не отказывалась от своей практики, — говорит младшая сестра, Тифэй. — Мир должен знать, что случилось с нашей сестрой. Этого не должно случиться с другими людьми. Я помню, что после того, как они начали преследование, мы не включали свет в доме. Люди, которые когда-то были друзьями, теперь держались на расстоянии, потому что знали, что мы практикующие. Сама я провела в трудовом лагере два месяца. Дома было ненамного лучше. Мы были очень напуганы. Наш дом был чем-то вроде второй тюрьмы».

На вопрос о Китае, контролируемом компартией, Лео Ван ответил просто: «Теперь я думаю о Китае как о тюрьме — тюрьме, наполненной тюрьмами».

Кадр секретной съёмки, сделанной в китайском трудовом лагере. (Swoop Films)

Лео говорит, что во время заключения в тюрьме около 200 человек поняли и поддержали принципы «Истина, Доброта, Терпение». Некоторые из них были охранниками, но большинство узники. Некоторые охранники даже стали обращаться к нему «господин Ван». После освобождения Лео потребовался год, чтобы снова научиться ходить.

Стефани Ли — переводчик и представитель семьи, а также исполнительный продюсер фильма. Она и её сестра тоже практикующие Фалуньгун. Сестру арестовали. «Подобные вещи происходят снова и снова», — сказала Ли.

Теперь, оказавшись в свободной стране, Ифэй Ван может свободно раздавать материалы о преследовании Фалуньгун компартией Китая. (Swoop Films)

Предупреждение Америке

«На протяжении десятилетий мы пытались предупредить США о подрывных действиях компартии, — сказала Ли. — Нас мало кто слушал. Мы знаем, что КПК проникла в эту страну. Мы знали это десятки лет назад. Мы знаем, на что они способны».

О предполагаемых связях Эрика Свалуэлла с китайским шпионом, связях Нью-Йоркского университета с китайскими коммунистами и о том, что «КПК представляет реальную угрозу американскому суверенитету», Ли пророчески предостерегала Госдепартамент США.

У китайцев есть поговорка о Жёлтой реке: «В течение 30 лет река течёт на восток, а потом 30 лет течёт на запад». В течение 19 лет тело Кэфэй Ван оставалось замороженным в морге, в то время как её семья всё ждала и ждала, когда ситуация изменится и кто-то проявит сострадание и отдаст им её тело.

Ифэй Ван пообещала сестре и умирающему отцу, что найдёт в себе мужество потребовать ответа за смерть сестры. «Кто это с ней сделал? Они должны быть привлечены к ответственности. Мы никогда не сдадимся, пока они не выдадут тело нашей сестры».

Китайская пословица гласит: «Капля воды точит камень». Если это так, то «Обретение мужества» — это первая капля нескончаемого потока борьбы семьи Ван за освобождение тела их сестры из коммунистических застенков.

Песня «Обрести мужество» в исполнении Мика Хейла

Автор: Марк Лентин

Источник: theepochtimes.com

  • Фалунь Дафа семинар
  • Остановить убийства людей ради их органов
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic