fbpx

Фалунь Дафа в мире

Почему благочестивый буддист не пользовался благосклонностью богов?

На протяжении 1500 лет в мире сложилось неоднозначное мнение об императоре династии Лян У-ди (464-549), жившем во времена Северной и Южной династий Китая. У-ди, известный как «монашествующий монарх», строил храмы, четыре раза уходил в буддийский храм на территории современного Нанкина, провинции Цзянсу и даже составил молебствие по умершей императрице. Но этот «благочестивый верующий», император У-ди, похоже, не получил особой благосклонности богов и умер от голода в плену, оставив свою страну в руинах.

У-ди (кит. 梁武帝), имя от рождения Сяо Янь (кит. 蕭衍), (464–549, основатель и император государства Лян в 502–549 ) Фото: Общественное достояние

Был ли император Лян У-ди «образцом великой добродетели», который был сподвижником буддизма, или он был учеником злого демона, который «подло ввёл страну в заблуждение?»

В сердце императора Лян У-ди не было места для людей, хотя он не жалел усилий для распространения буддизма. В поэме «Весна на юге» Ду Му, поэта династии Тан, фраза: «В пелене дождя бесконечная вереница дворцов — то четыреста восемьдесят храмов Южных династий», — относится к храмам, построенным во времена правления императора Ляна У-ди.

Как многие знают, когда Бодхидхарма пришёл в Срединное царство, император Лян встретился с ним, и первый вопрос, который он ему задал, был:

«За время моего правления я построил храмы и даровал монахам несметные богатства, какое за это будет воздаяние?».

Основатель учения чань-буддизма сказал:

«В этом нет никакой заслуги».

Тогда император задал второй вопрос:

«Почему тут нет заслуги?».

Хотя Бодхидхарма ответил ему, император так и не понял смысла его слов до конца своей жизни.

Из двух вопросов, которые император задал при встрече с Бодхидхармой, можно понять, что больше всего он заботился о себе. Какие могут быть его достоинства, если отправной точкой для совершения добрых дел является накопление заслуг для себя? Когда он как император бескорыстно и благородно заботится о благосостоянии народа, его сердце лишено эгоизма; если же он больше всего озабочен тем, чтобы что-то получить, это можно назвать усердным управлением, но не любовью к народу.

Это хорошо видно на примере деятельности императора Ляна в конце его жизни.

В то время, когда около восьми десятых населения Южной династии (примерно 800-100 тыс. человек) погибли в ходе войны и массовых убийств, 86-летний император Лян У-ди перед лицом краха своей страны по-прежнему рассматривал с позиции своей выгоды. Когда ему сказали, что сражение проиграно, он лишь вздохнул: «Есть потери, не о чём сожалеть». В этих словах нет ни малейшей степени чувства ответственности за людей, поэтому он не мог стать хорошим правителем. И это было именно так.

Император потакал своей семье и близкому окружению, обходил законы ради собственных интересов, потворствовал их расточительности, издевался над слабыми и жестоко обращался с народом, делая его бесправным. Он не щадил ни молодых, ни старых, навязывал всем драконовские законы, приговаривая их к тюремному заключению. Если человек сбегал, его семью наказывали каторжными работами, и людям некуда было идти, чтобы изложить свои обиды. Люди были разобщены, хозяйство разрушено, безнаказанно совершались грабежи и кражи. В конце правления династии Лян многие думали о мятежах и волнения продолжались.

Несмотря на то, что он считал себя буддистом, император Лян У-ди вёл себя как обычный человек.

А как должен вести себя император с точки зрения буддизма?

Из ответа Бодхидхармы следует:

«То, что вы делаете, — это маленькая добродетель, которая видна на поверхности, в действительности всё может оказаться иначе».

«Мудрость состоит в достижении чистоты в мыслях, в котором нет места эгоизму. Такого состояния невозможно достичь обычными средствами».

То, что делал император Лян У-ди, включая строительство храмов и распространение буддизма, было многообещающим. Если храм строится из уважения к Будде, для продвижения буддизма и на благо всех живых существ, а не ради собственных заслуг, то Будда, в свою очередь, дарует процветание, как в случае с императорами Канси, Юнчжэн, Цяньлун и династии Цин.

К сожалению, император Лян строил храмы, чтобы снискать благосклонность для себя, и не получил благословения Неба из-за сильного эгоизма и амбиций. Как может Будда ценить драгоценности и храмы, предоставленные людьми? Будда смотрит только на сердце человека. Делать подношения Будде преследуя эгоистичные цели абсолютно противоречит истинному совершенствованию по буддизму. Исходя из этого можно сказать, что император Лян У-ди не познал сути истинного совершенствования.

Имеет ли император право писать буддийские священные писания?

Имеется в виду написание сутр «Ритуал покаяния». В истории говорится, что императрица Дэ Си из ревности убила наложницу императора и после своей смерти была реинкарнирована в питона, свернувшегося в глубоком колодце. Насекомые вгрызались и терзали его кожу, причиняя невыносимые страдания, поэтому императрица явилась во сне императору Ляна и умоляла избавить её от страданий.

После этого император предложил известным монахам удалить сочинение «Путь чистых действий Цзинчжуцзы», написанные ранее Сяо Цзыляном, королём Вэньсюаня, собрать высказывания из различных писаний и составить десятитомный «Ритуал обряда покаяния». Первоначально известный как «Покаяния Доброты и Сострадания Додзё», он широко известен как «Покаяние на алтаре милосердия». Сегодня это один из самых популярных методов покаяния в Китае.

В дополнение император также является автором сотен томов священных писаний, таких как «Великая Пань сутра», «Великая Праджня сутра», «Сутра Цзинмин» и «Сутра трёх мудростей».

Буддийские священные писания имеют высокое содержание, потому что они несут мощь Будды и обладают силой просветлять людей. Толкование и написание сутр обычным человеком фактически является подрывом буддизма. Это равносильно тому, что ученики Будды разъясняют закон Будды. Когда ученик Будды полагается на собственное понимание при объяснении слов Шакьямуни, его толкование может исказить содержание сутр до неузнаваемости, и тогда он упадёт со своего уровня.

В канонических текстах записан диалог между Буддой Шакьямуни и царём демонов Бочуном.

Царь демонов сказал Будде Шакьямуни:

«В конце Дхармы (одно из важнейших понятий в индийской философии и индийских религиях) я попрошу своих учеников и последователей присоединиться к вашим последователям, надеть ваши одежды и уничтожить Дхарму. Пусть они искажают ваши писания и нарушают ваши заповеди, чтобы добиться того, чего я сегодня не могу добиться силой…»

Услышав эти слова, Будда долго молчал, а затем по его лицу медленно скатилась слеза. Увидев это, дьявол повёл толпу прочь, дико хохоча.

Перед тем как уйти, в Махапариниббана сутта т.7 Будда Шакьямуни сказал Гаутаме:

«Когда мне исполнится семьсот лет, именно Король дьяволов Бо Сюнь будет постепенно разрушать праведность. Он будет носить монашеское одеяние, и люди будут принимать его за монаха».

Примерно через тысячу лет после смерти Шакьямуни император У-ди, который так и не познал учения Будды, зашёл так далеко, что стал составлять и писать сутры, подмешивая в писания собственные идеи и передавая их будущим поколениям, выполняя ту же функцию, которую сыграл Король демонов Бо Сюнь.

Клеветать на конфуцианство, очернять даосизм, огульно трактовать учение Будды

Будучи императором, У-ди позже обратился в буддизм. Он считал Лао-цзы и Конфуция учениками Татхагаты, говоря, что они следовали боковым путём. В одном из своих указов, озаглавленном «Отказ от Дао ради служения Будде», он утверждал, что Лао-цзы (легендарный древнекитайский философ VI–V вв. до н. э), Конфуций (древнекитайский философ) и др., хотя и были учениками Татхагаты, они следовали еретическому учению.

Император У-ди также настаивал на том, чтобы все сто чиновников и королевская семья, приняли буддизм, как и он, и «обратились от лжи к истине и от зла к добру».

На самом деле, буддизм и даосизм являются двумя самостоятельными системами совершенствования, как их можно смешивать вместе? Кроме того, практиковать буддизм или даосизм зависит от судьбы и выбора человека и здесь не может быть принуждения!

Традиционная культура нашей китайской нации зародилась под покровительством даосизма, когда Жёлтый император Хуан-ди попросил Гуан Чэнцзы (один из даосских Бессмертных) восхождения на драконе после завершения совершенствования. Всё это было до того, как Лао-цзы написал «Дао дэ цзин». Она также предшествовала распространению буддизма в Китае.

Поэтому утверждения императора Лян У-ди о том, что Лао-цзы и Конфуций были учениками Татхагаты, крайне абсурдны.

Как император-монах, У-ди сбивал с толку многих людей, которые принимали его за очень набожного буддиста. За время своего правления он не только разрушил жизнь многих людей, его имя также использовалось более поздними поколениями противников буддизма для нападок на Будду.

На девятом году правления императора Гао-цзу (566-635., первый император династии Тан, правил в 618-626) летописец и астролог Фу прилагал все силы, чтобы уничтожить буддизм и спорил с премьер-министром Сяо Юем, который верил в него. Сяо Юй, будучи потомком Ляна У-ди (Сяо Яня) потерпел поражение, в результате чего император Ли Юань, основатель династии Тан издал священный указ, которым запретил распространение в Китае и буддизма, и даосизма.

К счастью, указ так и не был реализован, и был отменен Тай-цзуном, вторым императором династии Тан. Хотя эта катастрофа была предотвращена, очень много людей в будущем были введены в заблуждение чтением буддийского писания под авторством императора Лян У-ди, что негативно повлияло на осознание истинного смысла Дхармы.

Источник: secretchina.com

  • Фалунь Дафа семинар
  • Остановить убийства людей ради их органов
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic