fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

Милосердие и строгость императора Канси

В период правления императора Канси (1654–1722 гг.), третьего императора династии Цин, в Китае наступила эпоха золотого века. 61-летнее правление Канси вошло в историю как «эпоха процветания», которая характеризуется выдающимися политическими и военными победами, расширением границ, социальной стабильностью и экономическим процветанием. Многие историки считают Канси одним из самых успешных правителей Китая.

Фото: ru.freepik.com

С детства Канси усердно изучал китайских классиков.

«Конфуцианскую классику, исторические записи, философские сочинения и разные труды можно описать четырьмя словами: милосердие, праведность, приличие и мудрость. Суть всех учений философской школы Чэн-Чжу сводится не более чем к описанию законов природы и человеческого сознания», — сказал он однажды.

Эти принципы будут определять поведение Канси на протяжении всей его жизни.

Его решения в отношении государственных дел и обращения с подчинёнными были основаны на рациональности. Доброжелательное и честное поведение императора снискало высокую оценку и уважение, как судебных чиновников, так и простых людей.

Милосердие Канси

Канси известен в истории как «император милосердия».

По словам китайского философа Мэн-цзы:

«Самое ценное в стране — народ, затем уж следует власть, а наименьшую ценность имеет правитель».

Такое мышление оказало глубокое влияние на последующие поколения, включая Канси. Он любил свой народ и искренне заботился о нём. Он заботился о благополучии народа и регулярно думал, как улучшить жизненные условия людей.

Он считал, что если он сможет предоставить людям средства и условия для восстановления после любого негативного события, его стремление к мирному и процветающему обществу претворится в жизнь.

Канси выступал против политики отчуждения земель и снижал налоги людей, отменив «подушную плату для людей, рождённых в процветающем обществе». Его преемник и четвёртый сын, император Юнчжэн, ещё больше унифицировал систему налогообложения, фактически положив конец тысячелетнему подушному налогу в Китае.

Однажды в 1677 году свита Канси во время инспекционной поездки за пределы Великой Китайской стены обнаружила человека, лежащего на обочине дороги. Обычно человека, преграждающий путь императору, обвиняли в преступлении, но Канси попросил охранников выяснить, что произошло.

Как выяснилось, этот человек был чернорабочим по имени Ван Сихай. Он жил вдали от дома, чтобы зарабатывать на жизнь, но был настолько голоден, что потерял сознание по дороге домой.

Услышав это, Канси приказал охранникам приготовить для бедного рабочего горячую кашу. Когда Канси узнал, что семья Вана живёт в нищете, он также дал Вану деньги на поездку и поручил одному из своих людей проводить его до дома.

Древняя китайская поговорка гласит:

«Не отказывай в помощи человеку, даже если дело кажется незначительным; не совершай зла даже в мелких делах».

Канси любил свой народ, и его доброта проявлялась даже в повседневном поведении императора.

Милосердное правление Канси также проявилось в его отношении к преступникам. В 1683 году число смертных казней по всей стране не превысило и 40 случаев.

Он также проявлял снисхождения к должностным лицам, нарушившим закон. Например, Обой, видный маньчжурский военачальник, могущественный и амбициозный придворный, совершивший тяжкое уголовное преступление, был приговорён лишь к тюремному заключению.

Высокопоставленный министр Сунготу, который тоже совершил преступление, достойное смертной казни, также избежал смерти, и был приговорён к тюремному заключению.

Ян Гуансянь, возглавлявший бюро астрономии в то время, выдвинул ложные обвинения против астрономов-иезуитов, служивших при дворе Цин, назвав их последователями «еретической религии». В результате было казнено несколько христиан, и почти все христианские миссионеры были сосланы из столицы в Макао. Однако всего несколько лет спустя дело пересмотрели и Яна приговорили к смертной казни. И снова Канси помиловал чиновника из-за преклонного возраста и сослал в его родной город. Ян умер по дороге домой в следующем году.

Канси однажды сказал своим придворным:

«Я считаю, что с древних времён, когда людьми начали править короли и императоры, гораздо лучше повышать в обществе мораль и добродетель, чтобы люди стремились к добру и не совершали плохих дел, вместо того, чтобы править посредством наказания и заставлять людей бояться закона».

Канси напоминал своим придворным:

«В Книге истории сказано: „Когда все народы будут мирно жить вместе, массы людей станут добрыми и будут жить в гармонии“».

«Император должен отдавать ясные и четкие приказы своим чиновникам, а также быть великодушным и щедрым по отношению к народу», — ещё одно его высказывание.

«Императоры Яо и Шунь правили страной в соответствии с желаниями народа, мотивируя людей совершать благие дела. Стабильность и процветание общества в ходе их правления свидетельствует об успехе этой политики. Раньше я завидовал процветанию в древние времена и упорно трудился, чтобы способствовать нравственному воспитанию нашего народа, вдохновлять людей поступать по совести, чтобы мы могли вместе идти праведным путём», — говорил Канси.

Отвечайте добротой, а не местью

Перед возвращением территории Тайваня император Канси спросил мнение своих придворных о том, какую стратегию ему следует предпринять. Некоторые считали, что суд должен нанять Ши Лана, капитулировавшего генерала с Тайваня, потому что он был знаком со специфическими условиями Тайваня и был талантливым военачальником. Другие утверждали, что, согласно некоторым данным, Ши Лан продолжал поддерживать связь с принцем Чжэном на Тайване, и причина, по которой он выступал за военное нападение на Тайвань, заключалась в том, что он хотел возглавить армию и перейти на сторону Тайваня.

Канси сам расследовал это дело и счёл обвинения, выдвинутые против против Ши Лана, ложными. Дело в том, что сын Ши Лана Ши Ци и его племянник Ши Хай пытались повлиять на суд Цина, но об их плане стало известно, и все 73 члена их семей были казнены принцем Чжэном. Канси развеял все сомнения относительно Ши Лана и доверил ему командование, оказав Ши полную поддержку и помощь.

Перед тем, как войска двинулись в путь, Канси сказал Ши Лану:

«Меня не тревожит, что ты не сможешь завоевать Тайвань, но один вопрос беспокоит меня. Знаешь ли ты, что я имею в виду?»

Ши Лан ответил, что не подозревает, о чём идёт речь.

«Одни люди принца Чжэна помогали тебе раньше, в то время как другие причиняли тебе вред, всё это может осложнить ситуацию. Если будут люди, готовые сдаться, то я хочу, чтобы ты запомнил мои слова: „Отвечай только добром, никогда не опускайся до мести!“»

Глубоко тронутый доверием императора, Ши Лан начал успешное мощное наступление и обращался с пленными благородно, независимо от совершённых ими в прошлом преступлений. Убедившись в милосердии Ши, все сдавшиеся войска добровольно предстали перед судом Цина.

Много шума из-за серебряного таэля

Е Фанъай из города Куньшань успешно сдал императорские экзамены и считался образованным учёным.

Однако во время налоговой проверки было обнаружено, что он задолжал в казну один таэль серебра. Е посчитал, что один серебряный таэль — это ничто, поэтому он написал императору Канси и попросил о помиловании, чтобы его проступок был оправдан. Однако император лишил Е учёной степени и звания и наказал его по закону.

Канси придерживался принципа справедливого управления, который предусматривал суровое наказание за коррупцию и уклонение от уплаты налогов. Например, когда Ка Юнши, правительственный чиновник из провинции Сычуань собирал государственный налог, он тайно забирал 12 серебряных монет из каждых 200 собранных таэлей. Отдав губернатору Нэнтая более 200 000 таэлей серебра, собранных в ходе этой порочной кампании, он оставил оставшуюся часть денег себе. Позже Нэнтай был приговорён к смертной казни за коррупцию, а Ка Юнши, которого постигла бы та же участь, умер от болезни ещё до приговора.

Префект Чжао Фэнчжао из города Тайюаня провинции Шаньси, также был казнён за чрезмерное налогообложение людей и хищение почти 200 000 таэлей серебра.

В 1697 году губернатор провинции Шаньси Вэнь Бао и судья провинции Гань Ду вступили в коррупционный сговор. Они брали взятки, превратно толкуя закон, в результате чего «вынудили многих жителей Пучжоу бежать в горы». Когда положение ухудшилось, люди объединились и подняли бунт.

Канси послал Вэй Луня для заключения перемирия с повстанцами и велел ему принять повстанцев и относиться к ним по-доброму, если они откажутся сдаться. Он также приказал Вэю казнить Ганя Ду, потому что «как мы можем убедить людей в нашей честности, если пощадим коррумпированного чиновника?»

Внимание к деталям

В 1707 году император Канси отправился в поездку на юг, чтобы проверить ремонт водных путей. В первый день, проведя первичный осмотр объекта, он попросил местного чиновника Чжан Пэнхэ высказать его мнение о проекте.

Чжан сказал: «Государь любит народ как свою семью — вы без колебаний тратите миллион таэлей серебра, чтобы спасти жизни людей, и все подданные высоко ценят вашу доброту».

В ответ на льстивую речь чиновника Император сказал:

«Это бесполезные, пустые слова. Я спрашивал вас о проекте водных путей. Вы можете упражняться в красноречии во время сочинения эссе, но не должны витать в облаках, когда говорите об официальных делах».

«Да, государь, — сказал Чжан, — раньше я придерживался плана Люхайтао, но потом понял, что это вопрос слишком большой важности. Поэтому я прошу императора лично принять решение, стоит ли нам открывать канал, чтобы отвести воду из реки Хуай».

Услышав эти слова, Канси резко раскритиковал Чжана:

«Я видел сегодня, что столбы геодезистов установлены в полном беспорядке, и, похоже, никто не понимает, что происходит».

Затем император ясно указал на проблемы. Во-первых, выкопанный канал находился на слишком высоком месте для потока воды; во-вторых, многие геодезические столбы были установлены в местах захоронения, а это означало, что все эти могилы были бы разрушены в ходе строительства.

Далее он объяснил, почему план Люхуайтао обречён на провал. Например, такой проект предусматривает рытьё канала через горы и холмы, что было чрезвычайно сложно, и даже если бы это было возможно, во время наводнения вода хлынула бы в озеро Хунцзэ и разрушила канал.

«Поэтому вместо того, чтобы строить бесполезный канал Люхуайтао, вы можете расширить и углубить озеро Хунцзэ, чтобы вода могла легко стекать в Цзянцзя и плотину Тяньрань, где вы могли бы ещё больше расширить водный путь, чтобы поток воды двигался более плавно», — сказал император.

Канси также приказал снять все опоры геодезистов, возведённые по старому плану. Местные жители были очень рады, что могилы останутся нетронутыми, и поддержали решение Канси.

Позже император Канси снова сделал выговор Чжан Пэнхэ.

«Должностные лица, которых вы назначили ответственными за проект, пренебрегают своими обязанностями, — сказал он. — Кроме того, вы слишком много времени проводите в правительственном комплексе и выходите на проверку только раз в два-три месяца. Откуда вы можете узнать, что происходит на самом деле?»

Император также отметил:

«План Люхуайтао, который вы предложили, показал мне, что не только местные чиновники стремились получить личную выгоду, но и строители были финансово заинтересованы в продвижении этого проекта. Как мы могли рассчитывать на то, что такие люди смогут завершить проект?»

Чжан Пэнхэ сгорал от стыда, слушая такой подробный анализ его работы, сделанный императором.

Вскоре после этого Канси приказал понизить в должности чиновников, которые пренебрегали своими обязанностями, и поручил Чжан Пэнхэ «регулярно проверять набережную канала, в дождь и в ясную погоду», чтобы побудить его лучше выполнять свои обязанности.

Это говорит о том, что император Канси был беспристрастен в своих суждениях, справедливо назначая как награды, так и наказания.

Он считал, что «сердце человека определяет, как исполнять закон». В каноне семейного воспитания Канси есть такие строки:

«У людей только одно сердце, и когда оно работает, мысль формируется мгновенно, и человек сразу понимает, правильна она или нет. Если мысль ошибочна, вы должны исправить её немедленно, тогда вы не будете слишком отклоняться от Дао [праведного пути]».

Будучи великим императором, Канси имел обширную группу добродетельных чиновников на всех уровнях, следовавших примеру своего государя. Они стремились проявлять сдержанность, поддерживать честность, заботиться о людях и стремиться к разумному и честному управлению. Их совместные усилия привели к установлению в Китае эпохи золотого века, когда «в обществе царит мир, а люди живут в достатке и довольстве».

Источник: en.minghui.org


Уважаемые читатели! Мы в социальных сетях:

https://telegram.me/yuanmingrussia — Телеграмм

https://www.facebook.com/yuanmingrussia/ — Фейсбук

https://vk.com/public194201714 — Вконтакте

https://ok.ru/group/57355097604114 — Одноклассники

https://www.youtube.com/channel/UC9TvY1tB-KYMZIvQeROsnqA — YouTube

https://zen.yandex.ru/id/5ec826d987eb5a1725e23a02 — канал Яндекс Дзен

https://twitter.com/yuanmingru — Твиттер

Ждём вас!

  • Фалунь Дафа семинар
  • Остановить убийства людей ради их органов
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic