fbpx

Фалунь Дафа в мире

История совершенствования Будды Миларепы (часть 5)

На протяжении истории Гималаи всегда были особым местом, где обитали многие люди, занимающиеся самосовершенствованием. Люди здесь живут простой, скромной жизнью, умеют хорошо петь и танцевать. Они также глубоко почитают Закон Будды. Почти тысячу лет назад здесь совершенствовался человек, которого звали Миларепа (Милэжиба). В то время как многочисленные Будды и Бодхисаттвы смогли достичь Просветления, только пройдя через многие жизни и бедствия, Миларепа сумел достичь Просветления за одну земную жизнь, добился таких же заслуг, как Будда, и впоследствии стал известен как основатель Белой секты тибетского буддизма.

__________________________________________________________

Часть 4

Фото: freepik.com

[Далее следует рассказ Миларепы.]

Нгоктон Чодор и его семья пришли со множеством подношений, чтобы попросить абхишеку у Хеваджры (идам или Просветлённый тантрического буддизма — прим. пер.). Жена Мастера сказала мне: «Марпу интересуют в качестве подношения только золото или ценности, и он даже не будет учить Дхарме такого аскета, как ты. Позволь мне подумать о том, как раздобыть подношение для него. Ты должен получить абхишеку несмотря ни на что. Пожалуйста, возьми это и попроси его об этом. Если он по-прежнему не будет учить тебя дхарме, я пойду просить за тебя». Затем она достала из шкафа с нижним бельём рубин в форме дракона и протянула его мне. С этим сияющим ярким рубином я вошёл в часовню. Простёршись перед Мастером и протянув рубин, я сказал: «Мастер, пожалуйста, помогите мне на этот раз с абхишекой несмотря ни на что». С этими словами я сел на место получателя.

Мастер взял рубин, перевернул его и некоторое время смотрел на него. Затем он спросил: «Великий Маг, где ты это взял?»

«Мне дала его жена Мастера», — ответил я.

«Мастер сказал с улыбкой: „Позови сюда Дакмему!“

Пришла жена Мастера, и он спросил её: „Дакмема, откуда это у тебя?“

Его жена много раз поклонилась и сказала, дрожа от страха: „Этот рубин не имеет никакого отношения к Мастеру. Когда я выходила замуж, мои родители сказали, что у тебя плохой характер. Если жизнь когда-нибудь станет тяжёлой для меня, мне могут понадобиться деньги. Так что они дали мне этот рубин и попросили не показывать его никому. Это моя тайная собственность. Но этот ученик слишком несчастен, поэтому я отдала ему рубин. Пожалуйста, прими его и любезно соверши для него абхишеку. В прошлом ты неоднократно выгонял его, когда он приходил за абхишекой, доводя его до отчаяния. На этот раз я надеюсь, что Нгоктон Чодор и другие ученики помогут мне вместе горячо просить Мастера. Затем она начала кланяться снова и снова.

Увидев, что Мастер всё ещё сердится, Нгоктон и другие не осмелились ничего сказать. Они просто пали ниц перед Мастером. Мастер сказал: „Дакмема, как ты можешь быть такой глупой и дарить такой хороший рубин другим? Хм! — затем он прикрепил рубин к своему головному убору и продолжил, — Дакмема, ты ошибаешься. Всё, что у тебя есть — это моё, включая этот рубин. Великий Маг, если у тебя есть подношения, я совершу для тебя абхишеку. Этот рубин мой и не считается твоим подношением“.

Однако я думал, что жена Мастера ещё раз объяснит, почему этот рубин должен быть подношением. Все остальные тоже умоляли за меня. Так что я нагло ждал там и не двигался.

Мастер пришёл в ярость. Он вскочил со своего места и отругал меня: „Я приказал тебе убираться. Почему ты ещё здесь?!“ Он поднял ногу и пнул меня. Когда моя голова склонилась к земле, он наступил на неё. Я почувствовал головокружение, как будто всё потемнело. Внезапно он снова ударил меня ногой, перевернув меня лицом вверх. Казалось, что всё вокруг внезапно стало ярким, и я увидел звёзды. После удара ногой Мастер взял кнут и стал бить меня. Нгоктон подошёл и попросил Мастера остановиться, но Мастер действительно выглядел очень грозным. Его могучий гнев действительно достиг крайности. Я подумал: „Кроме боли, я ничего здесь не получу“. Я должен просто убить себя. Я горько плакал, в этот момент пришла жена Мастера, чтобы утешить меня. Сдерживая слезы, она сказала: „Сильный человек, не грусти. В этом мире нет лучшего ученика, чем ты. Если ты хочешь найти других мастеров для изучения Дхармы, я обязательно помогу тебе и познакомлю с ними. Я возьму на себя расходы на проживание и подношения мастеру“. Обычно на последующих церемониях присутствовала жена Мастера, но в этот раз я проплакал всю ночь, а она всё это время оставалась со мной.

На следующее утро Мастер послал за мной. Я подумал, что он научит меня Дхарме, и поспешил. Мастер спросил меня: „Вчера я не совершил для тебя абхишеку. Ты расстроен? У тебя были какие-нибудь дурные мысли?“

Я ответил: „Моя вера в Мастера непоколебима. Я долго думал об этом и понял. Всё это происходит потому, что мои грехи слишком велики“. С глубокой печалью в сердце я рыдал, когда говорил. Мастер сказал: „Почему ты плачешь передо мной вместо того, чтобы каяться?! Убирайся!“

Я вышел с чувством сильной душевной боли, как будто у меня было психическое расстройство. Я думал: „Это действительно странно. Когда я совершал плохие поступки, у меня были и расходы на жизнь, и пожертвования. Однако при изучении Дхармы у меня нет ни того, ни другого, и я очень беден. Предположим, у меня была бы половина денег, которые у меня были, когда я делал плохие вещи, я бы получил абхишеку и заклинания. Без подношений этот Мастер не научит меня заклинаниям. Даже если я пойду в чужие места, это не поможет, так как у меня всё равно нет ничего для подношений. Поскольку я не могу получить Дхарму без денег, а это физическое тело продолжает накапливать карму, не обретая Дхармы, почему бы просто не убить себя? Ох, что мне делать?!“ Я думал о многих вещах, и мои мысли были хаотичными. Затем я пришёл к выводу, что моим приоритетом было получение денег. Я, вероятно, мог бы пойти работать на кого-то богача и накопить некоторые средства для изучения Дхармы. Или я должен получать деньги, произнося заклинания и совершая плохие поступки? Как вариант, я могу вернуться домой. Было бы так замечательно увидеть маму. На самом деле вернуться домой было бы неплохо, просто я могу и там не получить денег. Ох, несмотря ни на что, я должен получить что-то — либо Дхарму, либо деньги вместо того, чтобы бесполезно оставаться здесь. Поэтому я решил уйти. Думая, что если я попрошу что-то у Мастера, это приведёт к новым оскорблениям и побоям, я не взял с собой никакой пищи, только свои книги и другие личные вещи.

В дороге я подумал о помощи жены Мастера и мне стало грустно. Когда я был в шести часах ходьбы от Дроволунга, наступил полдень и время обеда. Я попросил еды и мне дали немного жареной ячменной муки. Затем я одолжил у старика котёл и развёл огонь на улице, чтобы вскипятить воду для питья. Прошло полдня, и я подумал: „Когда я работал на Мастера, я делал это отчасти для того, чтобы служить Мастеру, а отчасти и для того, чтобы заработать себе на пищу. Жена Мастера заботилась обо мне и хорошо относилась ко мне. Сегодня утром я не попрощался с ней перед тем, как уйти. Это было неправильно“. Подумав об этом, я захотел вернуться, но мне не хватало смелости на это. Когда я вернул котёл его владельцу, старик сказал мне: „Ты ещё молод. Почему бы не заняться чем-то полезным вместо того, чтобы просить милостыню? Если ты умеешь читать, то, вероятно, сможешь читать Священные писания для людей. В противном случае ты можешь работать на кого-то и получать еду и одежду. Так что, молодой человек, ты умеешь читать Священные писания?“

„Я мало читаю Священные писания. Но я умею читать!“ — ответил я.

„Хорошо. Мне необходим кто-то, чтобы читать Священные писания. Ты можешь делать это для меня пять или шесть дней? Я заплачу тебе!“ — сказал пожилой человек.

„Конечно!“ — ответил я с радостью.

Поэтому я остался в доме старика и читал Праджня Парамиту. В книге был рассказ о Саде Прарудита. Как и я, он был очень беден. Но он отказался от всего, чтобы изучить Дхарму. Всем известно, что человек умрёт, если его сердце извлекут из тела. Тем не менее, Сада Прарудита отдал своё сердце, чтобы изучить Дхарму. По сравнению с ним мои страдания были ничем. Поэтому я подумал: „Мастер, вероятно, научит меня Дхарме. Если нет, его жена сказала мне, что познакомит меня с другими ламами“. С этими мыслями я направился обратно.

Что касается Мастера, его жена сказала ему после моего ухода: „Мастер, ты прогнал самого большого своего врага. Его больше нет. Теперь ты должен быть счастлив!“

Мастер Марпа спросил: „О ком ты говоришь?“

„Ты не знаешь? О Великом Маге. Ты всегда относился к нему, как к врагу, и заставлял его страдать“, — ответила она.

Услышав эти слова, Мастер тут же побледнел и расплакался. Сложив ладони вместе, он молился: „Все предыдущие мастера этого преданного наследия, а также все Дакини и Божества-защитникии, пожалуйста, помогите моему ученику с очень хорошей природной основой вернуться!“ После этих слов он потерял дар речи.

Вернувшись, я сначала поклонился жене Мастера. Она восторженно сказала: „Ах, теперь я чувствую себя намного лучше. Я думаю, на этот раз Мастер, вероятно, научит тебя Дхарме. Когда я сказала ему, что ты ушёл, он громко призвал своего ученика с очень хорошей природной основой вернуться. Он даже был в слезах. Великий Маг, ты вызвал милосердие у Мастера!“ Я подумал: „Вероятно, жена Мастера сказала это, чтобы утешить меня. Если у Мастера были бы слёзы, и он назвал бы меня человеком с хорошей природной основой, значит, он был бы доволен моим поведением. С другой стороны, если он просто попросит меня вернуться, и не сделает мне абхишеку и не передаст заклинания, то моя природная основа всё равно ничего не значит. Я буду продолжать страдать, если не поеду в другие места“. Пока я думал об этом, жена Мастера сказала ему: „Великий Маг не хочет покидать нас и вернулся. Как насчёт того, чтобы попросить его поклониться тебе?“

Мастер Марпа сказал: „Хм! Дело не в том, что он не хочет бросить нас. Он не хочет отказываться от себя самого!“.

Когда я подошёл, чтобы пасть ниц перед Мастером, он сказал: „Тебе нужно набраться терпения и избавиться от этих грязных мыслей. Если ты действительно искренне хочешь обрести Дхарму, то должен быть готов отдать за неё свою жизнь. Иди построй мне трёхэтажный дом. Я совершу для тебя абхишеку, как только это будет сделано. У меня не так много еды, и я не могу отдавать её даром. Если ты не можешь свыкнуться с этим и хочешь путешествовать, то можешь уехать в любое время!“

Я не смог сказать ни слова и вышел из комнаты.

Я подошёл к жене Мастера и сказал: „Я скучаю по маме. Мастер не хочет учить меня Дхарме. Он ещё раз сказал, что научит меня после того, как я построю дом. Даже после того, как дом будет готов, он, наверное, всё равно не станет меня учить, а будет только ругать и бить. Я решил вернуться в родной город. Желаю вам и Мастеру мира и счастья“. С этими словами я собрал свои вещи и собрался уходить.

Жена Мастера сказала: „Великий Маг, ты прав. Я обязательно найду для тебя хорошего мастера. Нгоктон Чодор — главный ученик Мастера, и ему передали заклинания. Я придумаю, как отправить тебя учиться у него. Не спеши. Останься здесь на несколько дней“. И я остался.

Индийский мастер Наропа проводил большой ритуал пения на десятый день каждого месяца для поклонения Буддам. Следуя этой традиции, Мастер Марпа также проводил ритуал пения на десятый день каждого месяца. На этот раз хозяйка сварила из одного большого мешка ржи три вида вина: крепкое, среднее и лёгкое. Она пригласила Мастера на крепкое вино, других лам на среднее, а мы с ней пили лёгкое. В тот день многие говорили тосты друг другу, и все ламы, включая Мастера, напились. Увидев пьяного Мастера, жена пошла к нему в спальню и достала из чемоданчика печать, украшения и рубиновые чётки. Она проштамповала подготовленное письмо и вернула печать обратно на место. Свернув поддельное письмо, чётки и украшения вместе, она запечатала пакет воском и передала его мне. „Тебе нужно пойти к Нгоктон Чодор и сказать ему, что Мастер дал это тебе в качестве подношения для него“, — сказала она.

Поклонившись ей, я взял пакет и направился в Ю. Два дня спустя Мастер спросил свою жену: „Что делает в эти дни Великий Маг?“

„Он ушёл! Это всё, что я знаю“, — сказала она.

„Куда он пошёл?“ — спросил Учитель.

Жена ответила: „Он очень много работал, строя дома. Ты не только отказывался учить его Дхарме, но также ругал и бил его. Он ушёл, чтобы найти других мастеров, которые бы обучили его. Он собирался сказать тебе, но боялся, что ты снова его побьёшь. Поэтому он ушёл без предупреждения. Я изо всех сил пыталась остановить его, но не смогла“.

Услышав эти слова Мастер Марпа посинел. Он спросил: „Когда он ушёл?“

„Вчера“, — ответила жена.

Мастер подумал немного и проинёс: „Мой ученик не уйдёт далеко“.

Когда я прибыл в Ю, мастер Нгоктон обучал многих лам Хеваджра-тантре. После того как я простёрся перед ним издалека, он снял шляпу, чтобы поприветствовать меня в ответ, и сказал: „Это поза ученика Марпы. Это очень хорошие кармические отношения. В будущем этот человек станет Царём Дхармы. Не могли бы вы проверить, кто это?“ Один монах, с которым мы уже встречались раньше, пошёл посмотреть. „Это ты? Почему ты здесь?“ — спросил он.

Я сказал: „Мастер Марпа очень занят, и у него не было времени обучать меня. Поэтому я пришёл изучать Дхарму. Мастер Марпа дал мне в доказательство украшения Наропы и чётки“.

Монах пошёл к мастеру Нгоктону и сказал: „Великий Маг здесь!“ Затем он повторил мои слова.

Мастер Нгоктон был очень доволен: „Он пришёл сюда с украшениями Наропы и чётками. Это подобно распускающимся цветам удумбара. Это большая редкость и необыкновенно. Мы должны поприветствовать его с уважением. Давайте пока остановим лекцию. Те из вас, кто в зале, быстро идите за балдахином, знамёнами, украшениями и музыкальными инструментами. Попроси Великого Мага немного подождать снаружи“.

Поэтому монах попросил меня подождать, пока они готовятся. Место, где я кланялся, позже назвали „Холм поклонения“.

Через некоторое время меня проводили в большой зал с балдахином, знамёнами и под музыку. Я снова поклонился и начал передавать подарки. Мастер Нгоктон был в слезах и надел украшения на голову. Он помолился, попросив укрепить его, затем поместил украшения в центр алтаря, окружив всевозможными изысканными подношениями. Затем он открыл письмо, в котором говорилось:

„Нгоктон Чодор, я нахожусь в медитации, и у меня нет времени учить Великого Мага. Я прошу его пойти и искать у тебя Дхарму. Пожалуйста, сделай ему абхишеку и передай заклинания. Я передаю тебе украшения Мастера Наропы и чётки“.

Прочитав письмо, Нгоктон сказал: „Это приказ Мастера. Я сам сделаю тебе абхишеку и передам заклинания, несмотря ни на что. Долгое время я думал попросить тебя приехать сюда и изучать Дхарму. Теперь ты пришёл, и это с благословения Мастера“. Он сделал паузу, прежде чем продолжить: „Ах, Великий Маг! Я помню, что многие ламы из Ярлунга, Кхама и Дакпо часто приезжали сюда, чтобы учиться у меня. Но плохие люди из Йепо в Доле всегда беспокоили их, мешая им делать мне подношения. Пожалуйста, вызови там град. Затем я сделаю тебе абхишеку и передам заклинания“.

Услышав это, я удивился и подумал: „Я действительно грешный человек. Я должен совершать проступки везде, куда бы ни пошёл! Я пришёл сюда учиться праведной Дхарме, а не вредить людям градом. Я не знал, что мне придётся сделать это снова. Если я не вызову град, это будет против воли Мастера, и я не смогу изучить Дхарму. Если я буду следовать инструкциям, то снова совершу плохие дела. Мне лучше последовать приказу Мастера и вызвать ещё один град.

Не имея другого выбора, я подготовил необходимые предметы, укрепил их заклинанием и прибыл в Дол. Сотворив заклинание, я отправился в дом одной старухи, чтобы укрыться. Сразу же начались молнии и гром, одна волна за другой надвигались тёмные тучи. Прежде чем прилетели крупные градины, начали падать мелкие. Старуха воскликнула: „Небеса! Моя пшеница пропала. Как я выживу?!“

Её слова причинили мне боль. Я вздохнул и подумал: „Я совершил серьёзные преступления!“ Я спросил её: „Где твоё поле? Можешь нарисовать?“ Затем она нарисовала треугольник, напоминающий длинную губу. Я сделал жест и накрыл треугольник горшком. Её земля была защищена от стихийного бедствия. Но один угол не был хорошо укрыт, и посевы в этом углу были уничтожены ливнем. Спустя долгое время буря прекратилась, и я вышел посмотреть. С холмов над двумя деревнями сошёл сильный поток и смыл все посевы. Только поле старухи уцелело, и её посевы не пострадали. Интересно, что всякий раз, когда позже снова случался град, это поле оставалось невредимым. Этой женщине больше не нужно было приглашать лам для ритуалов по защите своей земли.

На обратном пути я увидел двух старых пастухов, у которых потоп унёс волов и овец. Я сказал им: „Отныне прекратите грабить учеников Нгоктон Чодора. Если вы сделаете это ещё раз, я вернусь с ещё большим градом!“

После этого случая люди в этом районе больше не смели грабить. Постепенно они начали верить в мастера Нгоктона и поклоняться ему. Позже они стали приносить ему подношения.

На лугу с ежевикой я собрал мертвых птиц и крыс, которые были убиты градом. Неся сумку с мёртвыми животными, я вернулся в храм. Я положил их перед мастером и сказал: „Мастер, я пришёл сюда ради праведной дхармы, но я не знал, что мне снова придётся навлечь на себя плохую карму. Пожалуйста, простите меня“. С этими словами я заплакал.

Мастер Нгоктон спокойно сказал мне: „Великий Маг, пожалуйста, не беспокойся. Дхарма и сила Наропы и Майтрипы способны спасать людей с великими грехами, основываясь на их природе Будды. У меня также есть заклинание, чтобы мгновенно предложить спасение сотням птиц и животным. Все живые существа, которые погибли во время града, переродятся, чтобы первыми слушать твою проповедь в твоей „Чистой земле“, когда ты достигнешь состояния Будды. Я могу использовать свои способности, чтобы предотвратить их несчастную судьбу до перерождения. Если не веришь, просто посмотри». Он замолчал на некоторое время. Все птицы и звери ожили, и одни разбежались, а другие улетели.

Увидев такую необыкновенную реальность, моё сердце наполнилось радостью и восхищением. Я пожалел, что не убил больше животных. Иначе разве я не смог бы спасти больше живых существ?

Тогда Мастер Нгоктон научил меня Дхарме. У алтаря Хеваджры он совершил абхишеку и научил меня заклинаниям.

Затем я нашёл древнюю пещеру. Вход был на южной стороне, откуда я мог видеть дом хозяина. Я быстро отремонтировал пещеру и начал медитировать внутри согласно Дхарме, переданной мастером. Однако без одобрения Мастера Марпы я не ощутил никакого эффекта, хотя очень усердно практиковал.

Однажды мастер Нгоктон пришёл ко мне в гости и спросил: «Великий Маг, у тебя уже должны быть такие-то и такие-то ощущения. Как ты себя сейчас чувствуешь?»

«Я ничего не чувствую», — ответил я.

«Как? Что ты говоришь? С этой Дхармой каждый достигнет ощущений за короткое время, если только он не нарушил обеты. Кроме того, ты пришёл сюда, потому что верил в меня. Затем он немного подумал и сказал себе: „Если бы Мастер Марпа не одобрил этого, он бы не дал мне этих предметов. Это странно. Почему так происходит?“ Затем он сказал мне: „Попробуй ещё раз, продолжай медитировать и усердно думать!“

Слова мастера напугали меня. Но я не осмелился рассказать ему всю историю. Я подумал: „Несмотря ни на что мне нужно получить одобрение от Мастера Марпы“. Но в то же время я продолжал усердно практиковать.

В то время мастер Марпа строил дом для своего сына и написал письмо Нгоктон-ламе: „Дому моего сына нужны пиломатериалы. Пожалуйста, пришлите как можно больше еловых брёвен. Когда дом будет готов, мы будем петь Махапраджняпарамита-сутру и устроим большой праздник. Вы должны прийти в это время. Великий Маг — плохой человек и сейчас должен быть у вас дома. Вы можете взять его с собой. Марпа“.

Нгоктон-лама принёс мне письмо и сказал: „Почему Мастер назвал тебя плохим человеком? Что это? Боюсь, Мастер этого не одобрил“.

Я был вынужден признаться: „Вы правы! Мастер на самом деле не одобрял этого. Письмо и вещи, которые я передал Вам, были от его жены“.

Он сказал: „О, если это так, то мы оба сделали нечто бессмысленное. Без одобрения Мастера, конечно, нет великой добродетели. Поэтому мы ничего не можем сделать. Он хочет, чтобы ты пошёл со мной“.

„Хорошо, тогда я пойду“, — ответил я.

„После отправки пиломатериалов я выберу день, когда мы отправимся. А пока ты можешь оставаться здесь и совершенствоваться в тишине“, — сказал Нгоктон-лама.

Несколько дней спустя люди в доме Нгоктона узнали, что я собираюсь уехать, и пришли поговорить со мной. Мы болтали о новом доме и праздновании совершеннолетия сына Марпы. Один лама, недавно вернувшийся от Мастера Марпы, подошёл ко мне, и я спросил: „Они говорили обо мне там?“ Лама ответил: „Однажды жена Мастера спросила меня, что делает в эти дни Великий Маг? Я сказал ей, что ты медитируешь. Она спросила, чем ты ещё занимаешься, кроме медитации. Я сказал, что ничего, так как ты в одиночестве сидел в пещере. Она сказала, что ты забыл кое-что, что тебе особенно нравилось, и попросила меня принести это тебе“. Затем лама дал мне несколько глиняных игральных костей, которые жена Мастера попросила передать мне. Держа их в руке, я начал думать о ней.

Когда лама ушёл, я играл в кости и думал: „Я никогда не играл в них перед женой Мастера. Почему она сказала, что я их люблю? Может быть, я ей не нравлюсь?“ Я также подумал о своём деде, которому из-за игры в кости пришлось покинуть свою родную деревню и путешествовать. Пока я думал обо всём этом, один кубик упал на землю и разбился. В осколках был листок бумаги. Я поднял его и увидел слова: „Мой ученик, Мастер сделает тебе абхишеку и передаст заклинания. Пожалуйста, приходи с Нгоктон-ламой“. Прочитав записку, я очень обрадовался и начал бегать по пещере. Через несколько дней Нгоктон-лама сказал мне: „Великий Маг, пора готовиться к путешествию!“

Кроме подарков, которые я вручил якобы от Мастера Марпы, Нгоктон-лама привёз с собой всё, что можно было поднести Мастеру Марпе, включая статуи Будды, священные писания, музыкальные инструменты, колокольный пестик, а также золото, нефрит, шёлк и предметы повседневного обихода. Единственным исключением была старая хромая овца. Овца обладала эксцентричным темпераментом и никогда не хотела следовать за другими.

Нгоктон-лама дал мне тюк шёлка и сказал: „Ты хороший ученик. Пожалуйста, принеси это в подарок Мастеру Марпе“. Его жена также дала мне пакет закусок с маслом яка и сказала: „Это для жены Мастера, Дакмемы“.

Нгоктон-лама, я и его ученики начали путешествие со всеми этими вещами. Когда мы были возле Лходрака, Нгоктон-лама сказал мне: „Сильный человек, можешь ли ты сказать жене Мастера, что мы здесь? Надеюсь, для меня найдётся чаша вина“. Я последовал его указанию и встретил жену Мастера. Передав ей закуски с маслом яка, я сказал: „Нгоктон-лама прибыл. Он надеется, что ему дадут выпить чашу вина“.

Жена Мастера очень обрадовалась, увидев меня. Она сказала: „Мастер в спальне. Ты можешь пойти и рассказать ему об этом“. Я очень нервничал, входя в комнату. Мастер сидел в медитации на кровати лицом к востоку. Я распростёрся перед ним и завернулся в шёлк. Он проигнорировал меня и повернул голову на запад. Я пошёл на запад и снова пал ниц. Он повернулся на юг. У меня не было выбора, кроме как сказать: „Мастер, я знаю, что Вы расстроены из-за меня и не хотите принимать моё поклонение. Но Нгоктон-лама принёс в жертву своё тело, речь и разум вместе со всем своим имуществом, включая золото, серебро, нефрит и домашний скот. Он надеется выпить чашу вина. Пожалуйста, проявите сострадание и исполните его желание“. Слушая мои слова, Мастер Марпа выглядел очень тщеславным. Он щёлкнул пальцами и сказал с гневом: „Когда я привёз из Индии непостижимые писания Трипитаки, основы Четырёх Колесниц и Священные заклинания, никто меня не приветствовал, даже мышь. Кто он такой?! Только потому, что он приносит с собой немного вещей, я, великий переводчик Сутр, должен приветствовать его?! В таком случае ему лучше не приходить“.

Я рассказал об этом жене Мастера. Она сказала: „У Мастера очень плохой характер. Нгоктон-лама — выдающаяся личность. Мы должны приветствовать его. Мы вдвоём можем пойти встретить его“. Я ответил: „Нгоктон-лама не ожидает, что Вы или Мастер придёте. Он просто хочет выпить чашу вина“.

Но жена хозяина сказала: „Хм, нет, я пойду“. Затем она пошла встречать Нгоктона-ламу с несколькими ламами и большим количеством вина.

В день праздника все в трёх деревнях Лходрака собрались на пир, поздравляя с совершеннолетием сына Мастера Марпы и завершением строительства нового дома. Во время пира мастер Марпа спел благоприятную песню.

После того, как песня закончилась, Нгоктон-лама показал всё, что принес, и сказал: „Мастер, всё моё — тело, речь и ум — всё принадлежит Вам. Когда я пришёл в этот раз, то оставил себе только старую овцу. Она давно живёт в стаде, слишком старая и хромая. Всё остальное я принёс вам в качестве подношений. Мастер, пожалуйста, почтите меня священной абхишекой и заклинаниями, особенно основами Кагью (также известной как Устная Линия, тайно передаваемая устно от учителя к ученику)“. Он снова распростёрся перед Мастером.

Мастер Марпа радостно ответил: „О, священная абхишека и заклинания — это кратчайший путь к Ваджраяне. При этом можно достичь состояния Будды за одну жизнь, а не за несколько жизненных циклов практики. Предыдущие мастера и Дакини особо подчеркивали, что этому нужно обучать устно. Поскольку ты ищешь Дхарму, хотя овца старая и хромая, без неё всё равно нельзя назвать это полным подношением. Поэтому я не могу научить вас заклинаниям. Что касается другой Дхармы, я уже научил тебя ей“. Услышав эти слова, все рассмеялись.

Нгоктон-лама сказал: „Если я включу в подношение старую овцу, Вы научите меня Дхарме?“ Мастер Марпа ответил: „Если ты сам принесёшь её сюда, я научу тебя“.

На следующий день, когда празднование закончилось, Нгоктон-лама вернулся и сам принёс овцу Мастеру. Мастер Марпа был очень доволен и сказал: „Это то, что мы называем Секретная Мантраяна (то есть Ваджраяна), и нам нужны такие ученики, как ты. В самом деле, что я могу сделать со старой овцой? Но ради уважения Дхармы, мы должны сделать это“. Затем Мастер Марпа совершил абхишеку и научил его заклинаниям.

Через несколько дней издалека приехало несколько лам. Вместе с некоторыми ламами мы собрались на проведение ритуала. Мастер Марпа положил рядом с собой длинную палку из сандалового дерева. С широко открытыми глазами и гневным жестом он яростно закричал: „Нгоктон Чодор! Зачем ты совершил абхишеку и научил заклинаниям такого плохого человека, как Тхопага?!“ Произнося это, он смотрел на палку, и его рука медленно потянулась к ней. Дрожа от страха, Нгоктон-лама низко поклонился и ответил: „Мастер, вы прислали мне письмо с разрешением учить его. Вы также дали мне украшения Мастера Наропы и рубиновые чётки. Сильный человек и я следовали вашему приказу. Пожалуйста, простите нас!“ После этих слов он нервно огляделся и не знал, как унять гнев Мастера.

Мастер в яростном гневе указал на меня: „Ты негодяй! Откуда это у тебя?“ К тому времени я почувствовал боль, как будто нож пронзил моё сердце. Испуганный и дрожащий, я едва мог выговорить: „Это… это… это от жены Мастера“. Услышав эти слова, Мастер вскочил со своего места и пошёл бить жену. Она знала, что это произойдет, и стояла далеко от нас. Увидев, как развиваются дела, она бросилась в комнату и закрыла дверь. Мастер подбежал к двери, взревел и сильно ударил в дверь. Спустя долгое время он вернулся на своё место и сказал: „Нгоктон Чодор, ты совершил нечто такое абсурдное! А теперь иди за украшениями и чётками мастера Наропы!“ Он покачал головой, и говорил, всё ещё пребывая в ярости. Нгоктон поспешно поклонился ему и направился за чётками и украшениями.

В это время мы с женой Мастера выбежали из дома. Увидев выходящего Нгоктона-ламу, я заплакал и сказал ему: „Умоляю Вас, пожалуйста, обучайте меня в будущем!“ Он ответил: „Без разрешения Мастера, даже если я буду вести тебя, результат будет таким же, как и в этот раз. Это не принесёт никакой пользы ни тебе, ни мне. Пожалуйста, оставайтесь здесь. После того, как ты получишь разрешение от Мастера, я помогу тебе, несмотря ни на что“.

Я сказал: „Я накопил огромные грехи. Даже Мастер и его жена так сильно страдают из-за меня. Я не думаю, что смогу преуспеть в изучении Дхармы в этой жизни. Я лучше убью себя“. Затем я достал нож, чтобы совершить самоубийство (тибетцы обычно носят с собой нож). Нгоктон-лама подошёл, крепко обнял меня и сказал: „Ах! Великий маг, друг мой, пожалуйста, не делай этого. Мастер учит нас Тайной Ваджраяне. В его учении говорится, что собственные скандхи (терминология буддизма: совокупность привязанностей, элементы, формирующие духовное и физическое существование человека), дхату (первоэлементы материи) и аятаны (терминология буддизма: опоры для сознания) связаны с состоянием Будды. До конца жизни, даже если человек использует правритти-виджняну (терминология буддизма: контроль над своим сознанием, в том числе между жизнью и смертью), убийство Будды считается преступлением. В этом мире нет греха более серьёзного, чем самоубийство. Даже эзотерический буддизм гласит, что, если кто-то покончит с собственной жизнью, он совершит тягчайшее преступление. Пожалуйста, подумай об этом и отбрось эту мысль. Мастер, вероятно, научит тебя Дхарме. Даже если он этого не сделает, всё будет в порядке, поскольку ты можешь учиться у других лам“. Когда он сказал это, все вокруг нас, включая всех лам, проявили сочувствие ко мне. Некоторые пришли, чтобы утешить меня, а некоторые пошли к Мастеру, чтобы узнать, есть ли у меня шанс, чтобы он обучил меня. Я думаю, что в то время моё сердце было железным, иначе оно разорвалось бы от боли на куски. Я, Миларепа, накопил гору кармы, и чтобы найти праведную Дхарму, мне пришлось терпеть такую огромную боль!»

­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­__________________

После того, как Достопочтенный произнёс эти слова, все слушавшие его были в слезах. Некоторые стали пессимистично относиться к этому миру, а некоторые даже упали в обморок от печали.

Речунгпа спросил: «Учитель, почему Мастер Марпа позже всё же решил обучать вас Дхарме?»

Часть 6


Уважаемые читатели! Не забудьте подписаться, чтобы не пропускать новые публикации.

https://t.me/yuanmingrussia — телеграм канал

https://vk.com/public194201714 — Вконтакте

https://ok.ru/group/57355097604114  — Одноклассники

https://www.youtube.com/channel/UC9TvY1tB-KYMZIvQeROsnqA  — YouTube

 

  • Мы в соцсетях

    мы в телеграм мы в ВКонтакте Одноклассники Мы в Youtube
  • Почему существует человечество? Почему творец хочет спасти всех живых существ
  • Фалунь Дафа семинар Шень Юнь
  • Остановить убийства людей ради их органов
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic