fbpx

Фалунь Дафа в мире

Истории из жизни Цзыгуна, ученика Конфуция

В Древнем Китае ученики, посещавшие школу, глубоко уважали своих учителей. Считалось, что если человек хочет совершенствоваться, то он должен подходить к обучению с искренним сердцем. Старая китайская пословица гласит: «Учитель на один день — отец на всю жизнь». Эти слова — показатель того, насколько уважительно относились ученики к своим учителям.

Примером тому может служить Цзыгун, один из учеников Конфуция. Почитание учителя и преданность ему, а также поддержка праведных ценностей позволили ему занять видное место в китайской истории.

Фото: freepik.com

Проявлять уважение к учителю

Дуаньму Цы (около 520 г. до н. э. — 456 г. до н. э.), известный также под другим именем Цзыгун, был одним из самых выдающихся учеников Конфуция. Хотя он не был его любимым учеником, но уважал своего учителя больше всех.

Цзыгун родился в государстве Вэй в конце периода Вёсен и Осени. В 17 лет он стал учеником Конфуция. Цзыгун был, примерно, на 31 год моложе своего учителя.

В возрасте 20 лет Цзыгун унаследовал семейный бизнес, а позже занимал посты премьер-министра в государствах Лу и Вэй. Он был очень красноречив, способен и умел хорошо вести дела. Даже Конфуций однажды охарактеризовал его, как человека необыкновенного таланта, способного справиться со сложными обязанностями.

Конфуций оставил свою официальную должность, когда ему было около 50 лет, и покинул государство Лу. После выхода на пенсию он 14 лет путешествовал по разным государствам, включая Вэй, Чэнь, Сун, Цао, Чжэн, Цай и Чу, чтобы передавать своё учение. Цзыгун финансово помогал Конфуцию, чтобы тот мог открывать школы во время своих странствий. В «Исторических записях» («Historical Records»), труде историографа Сыма Цяня, упоминается, что Цзыгун был самым богатым из более чем 70 выдающихся учеников Конфуция.

В отличие от современного общества, где люди всегда стремятся получить максимальную прибыль от своих инвестиций, Цзыгун оказывал финансовую помощь своему учителю исключительно из уважения к нему и стремления распространять принципы, способные улучшить общество.

Цзыгун от природы был очень умён, и даже сам Конфуций часто говорил, что Цзыгун умнее его самого. Некоторые люди утверждали, что Цзыгун мудрее Конфуция.

Однажды князь Цзин из княжества Ци спросил Цзыгуна о добродетелях и талантах Конфуция. Цзыгун сказал: «Конфуций — мудрец, а не просто добродетельный человек».

«В чём заключается его мудрость?» — спросил князь.

«Я не знаю», — ответил Цзыгун, что очень удивило князя.

Цзыгун продолжил: «Всю свою жизнь я вижу над головой небо, но я не знаю насколько оно высоко, и вижу землю под ногами, но я не знаю насколько она тверда. Служа Конфуцию, я подобен человеку, испытывающему жажду, который идёт со своим кувшином к реке, где напивается досыта, даже не зная глубины реки».

Когда князь Цзин услышал это, он был очень взволнован. Цзыгун сравнивал святую добродетель Конфуция с небом и землёй, реками и морями, в то время как его собственное богатство знаний было лишь каплей в море.

Как-то Шусунь Ушу, аристократ из государства Лу, сказал в разговоре с придворными вельможами: «Цзыгун даровитее и умнее Конфуция».

Цзыфу Цзинбо, чиновник, который услышал эти слова, передал их Цзыгуну. Ответ Цзыгуна ещё раз продемонстрировал его почтение к своему учителю: «Стена вокруг моего дома не выше плеча, поэтому каждый может увидеть, что есть внутри. Тогда как стена вокруг дома моего учителя имеет высоту в несколько десятков футов. Те, кто не сможет найти ворота, наверняка не смогут увидеть великолепие храма предков и богатство палат».

Позже, когда Шусунь Ушу снова попытался опорочить Конфуция, Цзыгун сказал ему очень серьёзным тоном: «Напрасный труд! Достоинства других людей подобны небольшому холму, на который можно подняться, но выдающиеся способности Конфуция подобны Солнцу и Луне. Как можно превзойти его?»

После кончины Конфуция все его ученики соблюдали трёхлетний траур, за исключением Цзыгуна, который носил траур шесть лет.

Постижение пути ведения бизнеса

Древнекитайское общество ценило добродетель выше прибыли. Конфуций сказал: «Ум высшего человека склонен к праведности; ум низшего — к корысти». В своих учениях он редко упоминал «выгоду». Однако среди его учеников был один из прародителей бизнесменов, и этим человеком был не кто иной, как Цзыгун.

Как он стал одним из немногих богатых и влиятельных торговцев в период Вёсен и Осени? И как накопление его богатства было связано с конфуцианством?

Цзыгун вёл дела между государствами Цао и Лу и заработал на этом состояние. Он был известен как самый богатый ученик Конфуция. Последующие поколения часто говорили о «наследии Дуанму», подразумевая, что Цзыгун установил планку честности и надёжности благоразумного бизнесмена.

Согласно «Историческим записям» Сыма Цяня, однажды Цзыгун во главе каравана из ста повозок, груженных золотом и сокровищами, отправился на встречу с монархами различных государств. Куда бы он ни приезжал, к нему относились с большой учтивостью и уважением. Он действительно был человеком с огромным богатством.

Говорят, что один из секретов успеха Цзыгуна заключался в том, что он «брал то, от чего отказывались другие, и отказывался от того, что другие берут».

Фань Ли (536 г. до н. э. — 448 г. до н. э.), древний военный стратег, политик и бизнесмен периода Вёсен и Осени, также придерживался аналогичного хода мыслей. Он сказал, что во время засухи следует покупать лодки, а во время наводнений — повозки. Благодаря этой проницательности он стал настолько успешным, что люди, после его смерти, поклонялись ему, как «Богу богатства».

«Исторические записи» Сыма Цяня подтверждают, как Цзыгун зарабатывал деньги, ведя дела между Цао и Лу. В них также отмечается, что он часто ездил по делам между государствами и работал не покладая рук. Он относился к своим клиентам с искренностью и доверием, и всегда был верен своему слову и решителен в делах. Такой манерой поведения он заслужил себе очень хорошую репутацию, и его бизнес вскоре расширился. По словам Сыма Цяня, среди древних конфуцианских купцов самым искусным был Фань Ли, вторым (отставая ненамного) — Цзыгун.

Быть богатым, но не высокомерным

Что происходило в Древнем Китае с человеком, который разбогател? Это зависело от человека. Кто-то тратил деньги на хороших лошадей и дорогие кареты, другой предавался выпивке и пиршествам, третий окружал себя многочисленными наложницами. Кроме того, эти люди ставили себя выше других, заискивали перед власть имущими, чтобы получить возможность дёргать за политические ниточки или обманывать общественность. Такие люди очень часто становились несчастными.

Во времена династии Западная Цзинь (385 — 431 гг.) жил богатый человек по имени Ши Чун. В его доме было очень много слуг, а обстановка напоминала роскошный дворец. Однако он трагически погиб в возрасте 52 лет, а все 15 членов его семьи были казнены — прискорбный конец для богатого, но жестокого человека.

Цзыгун, напротив, всегда помнил учение Конфуция и вёл себя, руководствуясь традиционными добродетелями: «мягкость, доброта, учтивость, бережливость и великодушие». Он преуспевал в бизнесе, воплощая в жизнь учение Конфуция, будучи надёжным, заслуживающим доверия партнёром. Получая прибыль, он вёл себя праведно и сдержанно, никогда никого не обманывал. Став богатым, он никогда не делал зла и всегда старался принести пользу обществу и помочь бедным.

В энциклопедическом тексте «Вёсны и Осени господина Люя» («Люйши чуньцю») есть рассказ о том, как Цзыгун выкупил раба. Согласно существовавшему в то время в государстве Лу положению, если уроженец Лу становился рабом в другом государстве, то тот, кто выкупал его, мог получить компенсацию из государственной казны.

Цзыгун выкупил гражданина государства Лу, который попал в рабство в другой стране, и отказался от компенсации, считая, что действовал на основе морали и справедливости. Такой поступок, по его мнению, не нуждается в компенсации.

Конечно, Цзыгун не родился с таким характером, напротив, это был результат постоянного самосовершенствования в повседневной жизни.

Согласно «Историческим записям», однажды Цзыгун, одетый в роскошные одежды, ехал на холёном коне, и его колесница застряла на въезде в переулок, потому что переулок был узким, а колесница большой.

В этот момент он увидел другого ученика Конфуция — Юань Сяня, который был одет в лохмотья и с трудом шёл, опираясь на посох. Цзыгун воскликнул: «Старина, мы так давно не виделись! Как получилось, что ты оказался в таком постыдном положении?»

Юань Сянь с достоинством ответил: «Я слышал, что отсутствие денег опустошает только карманы. Неспособность следовать праведному пути — вот что действительно стыдно! Сейчас я всего лишь несколько беден, так как же ты можешь говорить, что я нахожусь в постыдном положении?»

Услышав это, Цзыгун устыдился своих слов.

Просветление после двух бесед с Конфуцием

Однажды Конфуций повёл Цзыгуна в храм предков в государстве Лу. Он попросил его налить воды в сосуд под названием 宥卮 «ю чжи», известный также как 欹器 «цици», изобретённый для орошения в государстве Лу. Когда сосуд наполнялся, он наклонялся, сливая воду.

Цзыгун налил в него воды. Когда сосуд был пуст, он слегка наклонялся, а когда в нём набиралось определённое количество воды – выпрямлялся. Конфуций велел Цзыгуну продолжать наливать в сосуд воду и дальше. Как только вода достигла краёв сосуда, он вдруг опрокинулся.

Цзыгун был озадачен и спросил Конфуция, почему сосуд перевернулся.

«Когда расцвет в мире достигает предела, наступает упадок, – объяснил Конфуций, – из глубины несчастья приходит блаженство; после захода солнца наступают сумерки, а луна, став полной, снова убывает. Поэтому мудрый человек должен научиться быть немного глупым, а талантливый – скромным. Сильные и смелые должны научиться трепетать перед другими, а богатые и знатные – постичь принципы простоты и бесхитростности».

Слова Конфуция проникли в душу Цзыгуна, и он глубоко оценил систему наблюдений уважаемого учителя.

Конфуций также рассказал Цзыгуну, что в молодости однажды спросил у Лао Цзы, что такое благопристойность. Лао Цзы ответил, что люди смогут прожить долгую жизнь только тогда, когда в благополучной обстановке смогут сдерживать свои желания. Эти слова просты, но смысл их очень глубок.

Одна поговорка гласит: «ни бедность, ни низкое положение не заставят человека отступить от принципов», поскольку он сохраняет нравственность, преодолевая трудности со стиснутыми зубами. Другая поговорка гласит, что «ни богатство, ни почести не должны развращать». То есть человек не должен привязываться к желаниям и власти. Человек должен быть доброжелательным и бережливым, даже когда богат и состоятелен, оставаясь при этом спокойным и скромным. Таковы различные проявления сдержанности, которые в итоге сделают человека счастливым.

Цзыгун был очень умным и хотел учиться. Вернувшись к себе, он задумался над словами Конфуция. Через некоторое время он снова пришёл за советом к учителю.

«Что вы скажете о человеке, который, хотя беден, не льстит, и о человеке, который, хотя богат, не высокомерен?» – спросил он Конфуция.

«Они поступают хорошо, но им не сравниться с бедняком, довольным своей жизнью, и с богачом, который всегда поступает хорошо», – ответил Конфуций.

Цзыгун был очень счастлив услышать слова Конфуция, потому что стал на шаг ближе на пути к Истине.

«Это точно так, как сказано в «Книге песен» («Шицзин», сборник песен и стихотворений, входит в конфуцианское «Пятикнижие» (五经): «Так ты режешь и обтачиваешь, а затем гравируешь и полируешь»», – сказал Цзыгун учителю, имея в виду, что нужно постоянно повышаться в самосовершенствовании.

Довольный пониманием Цзыгуна, Конфуций сказал: «С таким человеком, как Ци (Цзыгун), я могу начать беседу об одах. Я раскрыл один принцип, а он понял, что за ним следует».

Поддерживать добро и разоблачать зло

Всю жизнь Конфуций продвигал идею самоконтроля и возвращения к благопристойности. Он считал, что в мире снова воцарится доброта, если люди будут проявлять сдержанность и благопристойность, и что нельзя утвердиться в обществе, не усвоив норм этики и правил поведения.

Уважая нравственные принципы Конфуция и стремясь совершенствовать характер, Цзыгун взрастил в себе благородство и высокую духовность. Он всегда поддерживал хорошие качества в людях и не молчал, видя безнравственность.

Цзыгун выдвинул множество благоразумных идей о благопристойности, и многие из них веками были стандартом этикета для людей и даже государств. Некоторые из этих постулатов хорошо известны и сегодня, например: «Знающий знает людей, доброжелательный их любит» и «Не делай другим того, чего не желаешь себе».

Цзыгун также говорил: «Благопристойность – это вопрос жизни и смерти». Он рассматривал соблюдение приличий как нечто, тесно связанное с управлением обществом.

После смерти Конфуция князь Ай-гун из Лу пришёл выразить соболезнование, но Цзыгун отказал, сказав: «Когда мой учитель был жив, вы не назначили его на важную должность. Теперь, когда его нет, зачем вы сюда пришли? Разве это не лицемерие? Соответствует ли это правилам приличия?»

Цзыгун был прямолинейным государственным деятелем и отстаивал важность благопристойности даже, разговаривая с князем, который нарушил это правило.

Цзыгун также выступал против жестокого обращения правителей с народом. Он высоко отзывался о великодушном правлении Цзычаня в государстве Чжэн, который завоевал сердца людей. Цзычань много лет занимал пост главного министра и, когда он умер от болезни, «чиновники плакали в суде, торговцы плакали в своих магазинах, а крестьяне плакали на полях».

По мнению Цзыгуна, если власть имущие слепо наказывают людей, не обучая их правилам поведения, то это жестоко. Как однажды сказал его учитель Конфуций: «Не обучить людей и их наказывать – это бандитский поступок».

Конфуций также говорил: «Хорошее правительство должно иметь достаточные запасы продовольствия, достаточное вооружение и доверие народа».

«Если придётся отказаться от одного из трёх, то отчего в первую очередь?» – спросил Цзыгун.

«Откажись от оружия», – ответил Конфуций.

«А если придётся отказаться ещё от одного, то что выбрать?» – снова спросил Цзыгун.

«Избавься от запасов продовольствия. Каждый человек когда-нибудь умирает, но без доверия народа правительство не удержит власть», – ответил его учитель.

Говорят, что Цзыгун презирал людей трёх типов: во-первых, тех, кто подражает другим, но считает себя умным; во-вторых, тех, кто не скромен, но считает себя смелым; и, в-третьих, тех, кто нападает на других, но считает себя честным. Однако у Цзыгуна был один недостаток – отсутствие сострадания. Согласно «Аналектам» («Суждения и беседы» Конфуция), учитель трижды напоминал Цзыгуну быть «снисходительнее».

Эпилог

Следуя конфуцианству, Цзыгун старался быть добрым не только для самосовершенствования, но и во благо общества. Он хорошо разбирался и в политике, и в бизнесе, сочетая в себе доброжелательность и мудрость, достоинство и заботу об общественном благе, красноречие и стремление к миру.

Он вёл дела между государствами Цао и Лу и, как посредник между государствами, помог множеству людей. Он также стал выдающимся политиком и предпринимателем, известным такими прекрасными качествами, как доброта, надёжность и мудрость.

На 27-м году правления Кайюаня (739 г. н. э.) династии Тан Цзыгуна посмертно наградили титулом маркиза Ли. Во время династии Сун, в 1009 году нашей эры, ему присвоили титулы герцог Лияна и герцог Ли, которые на девятом году правления Цзяцзина в династии Мин были изменены на «Мудрец Дуаньму Цзы».


Уважаемые читатели! Не забудьте подписаться, чтобы не пропускать новые публикации.

https://t.me/yuanmingrussia — телеграм канал

https://vk.com/public194201714 — Вконтакте

https://ok.ru/group/57355097604114  — Одноклассники

https://www.youtube.com/channel/UC9TvY1tB-KYMZIvQeROsnqA  — YouTube

https://zen.yandex.ru/id/5ec826d987eb5a1725e23a02 — канал Яндекс Дзен

 

  • Мы в соцсетях

    мы в телеграм мы в ВКонтакте Одноклассники Мы в Youtube
  • Почему существует человечество? Почему творец хочет спасти всех живых существ
  • Фалунь Дафа семинар Шень Юнь
  • Остановить убийства людей ради их органов
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic