fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

Дерзкий побег семьи практикующих Фалуньгун из Китая

Минхуэй Ван учится в средней школе Сан-Диего, и осенью начнёт посещать колледж.

Минхуэй Ван (в центре) со своими родителями на Акции со свечами в память о 20-летнем мирном сопротивлении последователей Фалунь Дафа преследованиям со стороны китайского коммунистического режима. 20 июля 2019 года, Ла-Хойя, Калифорния

Вот её история.

Несколько дней назад на мой iPhone пришло тревожное сообщение, что какой-то хакер в Куньмине, провинция Юньнань, Китай, пытался получить доступ к моей учётной записи. Я запаниковала, но не потому, что в моём телефоне есть сверхсекретная информация.

Услышав слово Куньмин, я мгновенно ощутила давление. Тут же вспомнились леденящие душу воспоминания почти десятилетней давности, когда моя семья пересекла границу из Китая в Мьянму и совершила дерзкий побег. Тогда мне сказали, что я могу в последний раз насладиться потрясающим китайским пейзажем.

Мои родители и я практикуем Фалунь Дафа, это древняя китайская медитативная практика, которая насчитывала более 70 миллионов последователей в Китае в 1990-х годах. Основными принципами Фалунь Дафа являются Истина, Доброта, Терпение, поэтому наша семья всегда жила в гармонии.

Однако атмосфера в Китае была не такой мирной. В 1999 году, за год до моего рождения, началась злобная кампания по искоренению практики Фалуньгун, и коммунистические власти использовали любые средства, чтобы это осуществить. Китайские СМИ объявили Фалунь Дафа «демоническим», и полиция арестовывала всех, кто рассказывал людям правду о Фалуньгун.

Кроме того, очень много последователей Фалунь Дафа, отказавшихся отречься от своей веры, были брошены в тюрьмы и трудовые лагеря.

Заключённого практикующего Фалуньгун заставляют отказаться от веры в Истину, Доброту, Терпение. 

Тем не менее большинство практикующих, включая моих родителей, оставались активными приверженцами этого учения. За эти годы их несколько раз отправляли в лагеря для промывания мозгов за упорство в практике Фалунь Дафа.

Что касается моих детских воспоминаний, они всегда были горькими.

Однажды в 2007 году я пришла домой и обнаружила в гостиной беспорядок. Все бумаги и книги валялись на полу. Наш сосед сказал, что моего отца привезли домой в этот же день в наручниках, а затем четверо полицейских забрали у него ключи, вошли в дом, обыскали и конфисковали все материалы Фалунь Дафа без согласия отца.

Я часто слышал новости о друзьях-практикующих, таинственно пропавших в китайских тюрьмах, поэтому понимала, с чем может столкнуться папа. Мне тогда было всего семь лет. В то время как другие девочки моего возраста играли в куклы, я жила под постоянным давлением и каждый день беспокоилась за жизнь отца. Мы хотя бы знали, где он находится. Во многих случаях семьям об этом не сообщали.

Вскоре после ареста папы я начала писать ему письма. Я писала о таких беззаботных вещах, как школьные экскурсии и приготовление какого-нибудь простого блюда без присмотра мамы. Он тут же отвечал, рассказывал интересные истории и давал полезные советы. И это был единственный способ для него выполнить роль отца в этих обстоятельствах. Папины письма были для меня такими трогательными. Но я также знала, что отец, вероятно, писал эти письма по ночам, после долгого принудительного труда или во время «расслабляющих» часов в промежутках между пытками.

Я оказалась права, но мой отец пережил гораздо больше, чем я могла себе представить. Позже он рассказал нам, что тюремные надзиратели очень изобретательно мучили его, пытаясь заставить отречься от Фалуньгун. Они применяли много видов пыток, которые слишком болезненны, чтобы их описывать. Увидев у папы шрамы по всему телу, мы с мамой всё поняли без слов. Обычный человек не смог бы выдержать и одного дня, а ему пришлось терпеть это в течение полутора лет.

Позже он сказал моей матери, что мои письма, а также его вера в Фалунь Дафа были единственным, что удерживало его от физического и умственного краха.

Я не знаю, каково это — потерять работу, здоровье, репутацию и свободу в 42 года только за то, что ты следуешь вере в Истину, Доброту, Терпение. Но мой отец прошёл через все эти невзгоды при злобном китайском режиме.

Жизнь практикующих Фалунь Дафа за пределами тюремных камер тоже не была беззаботной. В то время как отец был незаконно задержан, маме пришлось работать на двух работах. Она вставала в пять утра и ложилась спать около двенадцати, чтобы успеть закончить свою работу. Но даже тогда мама умудрялась уделять мне много времени. Она каждый день исправляла мои домашние задания и следила за тем, чтобы я хорошо училась в школе. Она ходила на каждое родительское собрание.

Картина практикующего Фалуньгун

С тех пор как моего отца арестовали, в местном полицейском участке было нанято два человека, которые следили за всеми действиями мамы. Они не скрывали, что следят за ней, готовые арестовать в любой момент. Менеджер матери запаниковал и уволил её.

Теперь, когда не было стабильной работы, ей постоянно приходилось носиться по городу, давая частные уроки, поэтому она часто опаздывала, чтобы забрать меня из школы. В такие дни я плакала в школьном зале ожидания, боясь, что её могут посадить в тюрьму.

Обычно люди связывают потерю свободы с тюремным заключением, но в материковом Китае всё общество — это большая тюрьма. Даже наши мобильные телефоны и интернет-активность были под наблюдением. Каждый раз, когда в поле зрения появлялась полицейская машина, я боялась, что она едет за мамой.

Институты общества этого ненормального государства лишают детей их способности и права думать и выбирать. Каждый первоклассник вынужден вступить в ряды «юных пионеров» коммунистической партии и должен поклясться защищать партию своей жизнью. Я сказала матери, что не хочу быть частью партии, которая причиняет боль и убивает практикующих Фалунь Дафа.

Но когда мама разговаривала со школьными чиновниками, ей сказали, что я не получу никаких наград или признаний, если не буду пионеркой. Мама ответила, что я должна получить всё, что заслуживаю, и никаких политических условий быть не должно. Мама защищала мои права, но она едва могла защитить свои собственные, и она не могла вытащить моего отца из тюрьмы, как бы сильно ни старалась.

Однажды мой школьный директор вытащила меня из класса и пыталась надавить на меня, чтобы я пожаловалась на свою маму за «нарушение общественного порядка». Я была шокирована, но также понимала, что она была отравлена пропагандой и«промыванием мозгов» из всех государственных СМИ, чтобы понять, что моя мать не сделала ничего плохого.

Так мы и жили под постоянной слежкой и притеснением, как нарушители закона или нищие.
В конце концов отца выпустили из лагеря, потому что у него резко подскочило артериальное давление, и они не хотели нести ответственность, если он вдруг умрёт. Именно тогда мама решила, что мы должны уехать из Китая. В апреле 2011 года, зная, что мы попали в чёрный список китайских пограничников и не сможем выехать из страны легально, то поехали на автобусе в город Куньмин, заплатили кому-то, чтобы нас вывезли из Китая в Мьянму.

Нас сопровождал пожилой человек. Мы пересекли границу, проходя мимо болот. На дороге не было дорожных знаков и каких-либо пунктов въезда. Наш сопровождающий велел нам идти порознь, чтобы были не так заметны. В какой-то момент я случайно повела маму в неправильном направлении. И когда мы наконец встретились с папой, его лицо было красным от волнения. Я никогда не видела его таким напуганным, даже когда он столкнулся с враждебными полицейскими.

У него были все основания опасаться, что наша семья может быть разлучена навсегда. Нам потребовалось около семи дней, чтобы попасть из Китая в Бангкок, Таиланд. Мы добирались пешком, на машине и на лодке. Это была очень быстрая поездка для нас, учитывая, что многие на самом деле проводили недели, страдая от многих физических трудностей на этом пути.

Благодаря многим добросердечным людям и Верховному комиссару ООН по делам беженцев мы смогли въехать в Соединённые Штаты и получить легальный статус. Мы рисковали своими жизнями, выбираясь из Китая, потому что не хотели всю оставшуюся жизнь жить под гнётом злобной компартии Китая, и выехали, чтобы иметь возможность свободно заниматься практикой.

Я написала этот рассказ, чтобы повысить осведомлённость о продолжающемся преследовании практикующих Фалунь Дафа в материковом Китае. Я написала, чтобы люди могли извлечь из этого урок, и чтобы никогда не повторился Холокост.

Я писала и буду продолжать писать для детей моего возраста или даже для тех, кто младше меня, многие из которых осиротели в результате преследований. Они страдают от всего, что я описала выше, и от того, что ещё не описано. Я писала и от имени миллионов людей, которые хотят положить конец преследованиям и не перестают бороться за то, чтобы их голос был услышан.

Автор: практикующая Фалуньгун Минхуэй Ван

  • Фалунь Дафа семинар
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic