fbpx

Фалунь Дафа в мире

Путь к свободе

Каждый изысканный мазок китайской художницы Чжан Цуйин наполняет полотна правдой, милосердием и терпением, раскрывая невысказанные чудеса её спокойного внутреннего мира.

Известная китайско-австралийская художница Чжан Цуйин подвергалась пыткам в Китае. (Предоставлено Чжан Цуйин)

За тонким искусством известной китайско-австралийской художницы стоит кропотливый труд всей жизни, и непоколебимая вера. Трудно поверить, что такая известная художница, как Чжан, с персональными выставками более чем в 100 городах мира, столкнулась с преследованием на родине, прежде чем австралийскому правительству удалось её спасти.

Чжан, которая с детства предпочитала кисти игрушкам, считает, что традиционная китайская живопись — это искусство, дарованное небесами, требующее соблюдения строгой дисциплины. Сочетая в себе литературу, поэзию, каллиграфию и вырезание печатей, это божественное искусство, в первую очередь, направлено на самосовершенствование, что приводит к «гармонии человека с природой».

«Картина похожа на человека, поскольку каждый штрих несёт в себе внутренний мир автора, поэтому к нравственности художника предъявляются высокие требования, — отметила 59-летняя Чжан The Epoch Times. — Мы должны постоянно улучшать свой характер, делая наш художественный стиль очень чистым, изящным, тонким и осмысленным. В качестве основной идеологии в своих картинах я вижу принципы „истины, доброты и терпения“. Это добавляет в мои работы милосердия и чистоты. На выставке в Японии член Национального парламента отметил, что глаза моих персонажей излучают доброту и милосердие. Это для меня ценно».

(Предоставлено Чжан Цуйин)

Прирождённый художник

Чжан с детства была склонна к рисованию. Рисование с детства приносило Чжан умиротворение и удовлетворение. Её путь к профессиональному художеству начался в 10 лет под руководством известного каллиграфа и художника Шэнь Цзычэна. С прочной основой в традиционной живописи позже она получила возможность учиться у таких выдающихся художников, как Цянь Цзюньтао, Се Чжилю и Лю Хайсу.

Тематика картин талантливой художницы разнообразна: от земных пейзажей до небесного рая и традиционных элементов китайской культуры. Её работы публиковались в газетах и журналах как в Китае, так и по всему миру.

(Предоставлено Чжан Цуйин)
(Предоставлено Чжан Цуйин)

Посетители выставок замечают в её работах «тепло и свет», «силу и спокойствие внутреннего духа художницы». Она вспомнила комплимент одного зрителя о том, что её картины вдохновляют «людей на добрые дела».

Чжан получила несколько наград на выставках в Китае, Японии, Австралии и США. Она также является лауреатом почётных наград штата Джорджия, города Сент-Луис в Миссури, Совета штата Калифорния и городского совета Колумбуса, а Спрингфилд в Иллинойсе и Цинциннати в Огайо издали прокламации от её имени: «День Чжан Цуйин».

(Предоставлено Чжан Цуйин)
(Предоставлено Чжан Цуйин)

Обретение надежды

Чжан вышла замуж в 1985 году, а через шесть лет с мужем переехала в Австралию. В эти годы у неё случился рецидив ревматоидного артрита, от которого она страдала в детстве. Постепенно Чжан перестала пытаться даже брать в руки кисть, чтобы рисовать.

«Мне было трудно ходить и есть, и я почти потеряла надежду, — сказала Чжан, — ходила к западным и традиционным китайским врачам, прошла лечение ультрафиолетовыми лучами, инфракрасными лучами, физиотерапевтические процедуры, но моё состояние не улучшалось, а только с каждым днём ухудшалось. Я была молода, но прикована к постели».

В 1997 году Чжан в австралийской газете увидела рекламу о бесплатных занятиях медитации Фалуньгун, древней духовной практики, широко известной пользой для здоровья, которой сегодня занимаются в более чем 100 странах.

«В статье говорилось о том, что некоторые люди после упражнений почувствовали лёгкость и стали ходить без усилий, — вспоминает она. — Я была прикована к постели и страдала, поэтому подумала, почему бы не попробовать, ведь это всё равно бесплатно. Я не рассчитывала на чудо».

Однако после занятий здоровье Чжан резко улучшилось:

«Боль в теле исчезла. Я как будто возродилась», — сказала она.

Фалуньгун, также известный как Фалунь Дафа, включает в себя пять медитативных упражнений и книги о нравственности, основанные на принципах честности, доброты и терпения. По мере их изучения, у неё проявилось милосердие и улучшился внутренний мир, приближая её к высокому самосознанию.

«С регулярной медитативной практикой и повышением нравственности мои работы также постепенно становились необыкновенными, как будто я получала помощь от богов, — сказала она. — Мои картины продолжали улучшаться, и это открыло новый путь для меня. Мои работы публиковались в китайских, английских, японских и русских журналах произведений искусства».

Чжан Цуйин практикует Фалуньгун дома в Австралии. (Предоставлено Чжан Цуйин)

Когда жизнь хуже смерти

Фалуньгун был представлен в Китае в 1992 году, и к концу 90-х им занимались от 70 до 100 миллионов китайцев. Однако в июле 1999 года бывший лидер коммунистической партии Китая Цзян Цзэминь начал общенациональную кампанию преследования, чтобы опорочить Фалуньгун, опасаясь растущей популярности духовной системы среди населения.

«Когда я узнала о подавлении Фалуньгун китайским режимом, мне показалось, что моё сердце пронзили ножом. Я плакала от горя», — вспоминала Чжан.

Услышав о том, что практикующих Фалуньгун в Китае замучили до смерти, Чжан написала письмо в китайское посольство в Сиднее, чтобы помочь остановить нарушения прав человека. Но когда это не помогло, она с несколькими последователями Фалуньгун решила поехать в Китай, чтобы объяснить истинную ситуацию непосредственно властям.

«Я не ожидала, что моё благое намерение приведёт к 8-ми месячному тюремному заключению, пыткам и клевете, — поделилась она. — Я перенесла адские пытки, включая сон на бетонном полу у вонючего туалета, меня избивали, надевали кандалы и наручники и заставляли ежедневно работать по 10 часов без выходных».

Вспоминая судьбоносный день 31 декабря 1999 года, Чжан рассказала, что пошла на площадь Тяньаньмэнь в Пекине с туристической группой отеля, чтобы посмотреть на поднятие национального флага, и встретила там австралийского практикующего Фалуньгун из Мельбурна. Внезапно трое полицейских в штатском затащили Чжан в полицейскую машину. Вскоре после этого её арестовали и избили. К утру многих практикующих задержали члены Бюро общественной безопасности за посещение площади Тяньаньмэнь.

Несмотря на известность карьеры художницы, Чжан стала «врагом государства» и объектом для преследований, как и многие другие последователи Фалуньгун в Китае.

В январе 2000 года Чжан ненадолго задержали за выполнение упражнений в парке Рендинг-Лейк в Пекине. Через месяц, 4 февраля 2000 года, когда Чжан с мужем обедали в ресторане в Пекине, десять полицейских в штатском из Министерства национальной безопасности без причины арестовали их. Полицейские отвезли их на двух машинах в пекинский центр заключения, где продержали неделю с политическими заключёнными и приговорёнными к смертной казни. Власти заставляли её стоять на цементном полу в морозную зиму, лишали сна и сутками допрашивали, пытаясь заставить отказаться от австралийского гражданства. На их жестокость она ответила голодовкой. После недельного ареста она уехала в Гонконг, и вернулась в Китай только в марте.

5 марта того же года Чжан с гонконгскими практикующими Фалуньгун решили снова поехать в Китай, чтобы подать апелляцию, надеясь, что коммунистический режим остановит преследование. Однако полиция арестовала её в аэропорту Шэньчжэня после того, как нашли в её сумке письмо Цзян Цзэминю и премьер-министру Чжу, а также книги Фалуньгун. Её задержали и пытали в городском центре заключения № 1 Шанмейлинь. 16 марта 2000 года она на 50 дней объявила голодовку.

В августе 2000 года Чжан перевели в центр заключения № 3 Шэньчжэня и жестоко пытали. Чтобы сломить дух, её на два месяца заперли в центре заключения в камере мужской тюрьмы, пока не вмешалось австралийское консульство, вернув её в женскую тюрьму. Находясь под стражей, Чжан была скована 6-ти килограммовыми наручниками и цепями на лодыжках, в неё бросали коробки с обедом, обливали холодной водой и вырывали волосы.

«Восемь месяцев, проведённых в тюрьме были хуже смерти. Я не могла оборачиваться, — сказала она, — была жестоко закрыта в тёмной и сырой камере и спала на холодном бетонном полу. Они подло подстрекали сокамерников бить меня, прижимать голову к полу и бить тыльной стороной руки, ломая кости. Меня заставляли спать на холодном бетонном полу, прижав голову к унитазу, и мне ежедневно приходилось нюхать мочу и кал более десятка человек. Мне не разрешали писать письма родственникам, звонить по телефону, восемь месяцев я не видела солнечного света».

Находясь в тюрьме, Чжан беспокоилась за 12-летнюю дочь и мужа в Австралии. Ей запрещали встречаться с родственниками в Китае, а сотруднику австралийского консульства разрешали навещать её только раз в месяц.

«Хотя из консульства хотели навещать меня каждую неделю, но им не разрешили, — сказала она. — Увидев меня, они обратили внимание на жестокое обращение полиции. Переводчик не осмелился перевести наш разговор, и чиновникам пришлось успокоить его, чтобы он продолжил. Австралийские чиновники знали, что меня преследуют, и беспокоились. Они хотели моего освобождения, но китайское правительство отказывалось. Они продолжали вызывать членов правительства на переговоры».

Все восемь месяцев пыток Чжан оставалась непоколебимой. Она объяснила, что вера в Фалуньгун сделала её сильной.

«Я верю в честность, доброту и терпение, поэтому смогла выстоять», — сообщила она.

Благодаря усилиям австралийского правительства Чжан освободили в начале ноября 2000 года. 4 ноября 2000 года, окружённая десятком полицейских в зале ожидания аэропорта Шэньчжэня, Чжан в последний раз разоблачила преследование коммунистическим режимом убеждений, находясь ещё на родине: сняла пальто и показала футболку, на которой в тюрьме написала стихотворение. В то время как прохожие смотрели на неё с удивлением и восхищением, полицейские смущались. Всё, что они могли сделать, это тщетно угрожать Чжан, чтобы она надела на футболку пальто.

Стихи гласили:

«Только за то, что я сказала, что Фалунь Дафа является праведным Законом (Дхармой), меня посадили в тюрьму на восемь месяцев, где я столкнулась с трудностями. В тюрьме мою голову могут отрубить, может пролиться моя кровь, но мой благородный дух продолжит жить. Китай станет вечным грешником за преследование Фалуньгун!»

Чжан Цуйин в футболке со стихотворением, разоблачающим преследование Фалуньгун в аэропорту Шэньчжэнь, 4 ноября 2000 г. (Предоставлено Чжан Цуйин)

5 ноября 2000 года Чжан вернулась к семье в Австралию.

«Чиновники министерства иностранных дел Австралии плакали, узнав о моём трагическом опыте в китайской тюрьме», — рассказала она.

Чжан счастлива, что может открыто исповедовать свою веру в Австралии, но она искренне хочет увидеть китайский народ свободным от коммунистического правления.

«В Китае люди лишены свободы, у них нет веры, им запрещено высказывать своё мнение и защищаться, когда их преследуют, — сказала она. — Я надеюсь, что китайцы узнают о доброте Фалуньгун. Они должны увидеть зло КПК и свет мира».

Дакша Девнани — автор историй о жизни, традициях и людях с бескомпромиссным мужеством, которые вселяют в нас надежду и доброту.

Источник: The Epoch Times

  • Фалунь Дафа семинар
  • Остановить убийства людей ради их органов
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: