fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

Компартия Китая продолжает переписывать историю, но историю нельзя изменить

История — это то, что уже свершилось. Мы можем учиться на её уроках, но не можем изменить её. Однако компартия Китая (КПК) изменяет историю в свою пользу с тех пор, как в 1949 году пришла к власти. Китайская цивилизация существует, по меньшей мере, 5000 лет, и история Китая не то же самое, что короткая история КПК. Это факт, который КПК не в состоянии изменить.

КПК, однако, никогда не прекращала попыток переписать историю, чтобы промыть мозги китайскому народу идеологией коммунизма, особенно молодому поколению, вселяя в их умы страх и укрепляя своё тоталитарное правление. Например, последний пересмотр истории компартией Китая включает удаление трагических последствий, вызванных её политическими движениями и попытку обелить «Культурную революцию» в учебниках истории.

По данным Sing Tao Daily и других средств массовой информации, самая последняя версия истории компартии Китая, опубликованная в феврале этого года, исключила такие материалы, как чжэнфэн (или «исправление», нацеленное на людей, имеющих мнение отличное от мнения КПК), фанью (антиправые), «Большой скачок» и «народные коммуны». Информация об ущербе, нанесённом «Культурной революцией», также была устранена, и возникший в результате её хаос был заявлен как инициатива по противодействию коррупции и элитным группам.

В данной статье мы рассмотрим этот вопрос и объясним, почему такая подача исторических событий вводит в заблуждение. На самом деле «Культурная революция» была огромной катастрофой, как в культурном, так и в политическом плане. Это способствовало коррупции и появлению элитного класса КПК, который по сей день продолжает эксплуатировать китайский народ.

Беспрецедентная катастрофа культуры

История Китая насчитывает около 5000 лет, Пекин был столицей нескольких династий. Но в 1966 году, в начале «Культурной революции» руководством страны была выдвинута инициатива, известная как «Уничтожение четырёх старых» (Старые идеи, Старая культура, Старые привычки и Старые обычаи). Во главе с хунвейбинами (членами студенческих отрядов, применявших экстремальные меры в борьбе с противниками Мао Цзэдуна), известными как «красные охранники», по сути, творился беспорядок: разрушение объектов культурного наследия, избиение людей и разграбление домов. Вскоре это распространилось на весь Китай и привело к невосполнимым потерям.

В то время в Пекине было разграблено более 114 000 домашних хозяйств, в том числе 1 061 в одном только жилом районе Фусуйцзин. Изъятые книги, произведения искусства и археологические объекты сожгли в течение восьми дней. Только в Пекине было конфисковано более 2,35 миллиона древних книг, почти 4 миллиона каллиграфических и художественных работ, а также антикварная мебель. Многие произведения искусства в Летнем дворце, бесценном императорском саду династии Цин, также были уничтожены.

Подобные вещи происходили в Шанхае и других городах. Статуя Будды высотой более двух метров и около тысячи небольших статуй в знаменитом храме Лунхуа были разбиты на куски. Статуе даже отрубили голову. Но чиновники КПК просто отмахнулись от этого.

«Домохозяйства 100 000 капиталистов подверглись обыску [в Шанхае]», — прокомментировал премьер Чжоу Эньлай (в то время), подразумевая, что враги государства заслуживают такого обращения.

По всему Китаю были разграблены дома около десяти миллионов таких семей. Трагедии произошли в бесчисленных исторических местах по всему Китаю, многие учёные, знаменитости и простые граждане стали объектами нападений, некоторые из них были убиты.

Известный писатель по имени Цинь Му однажды сказал:

«Это беспрецедентная катастрофа. Миллионы людей стали мишенью и погибли, многочисленные семьи были разрушены, а молодёжь превратилась в хулиганов; бесчисленное количество книг было сожжено, а исторические памятники разрушены. Даже могилы предков были раскопаны, и так много преступлений было совершено во имя революции».

Но подобные убийства, поджоги, грабежи, разбои и нанесение ущерба истории и культуре компартия Китая теперь называет компанией по борьбе с коррупцией.

Как обычно, во имя «Уничтожения четырёх старых» «Культурная революция» стала возможностью для высших должностных лиц КПК накопить для себя богатство. Среди них Чэнь Бода, Цзян Цин, Кан Шэн и другие. Для высокопоставленных чиновников КПК это не являлось секретом, но очень немногие простые граждане, особенно молодое поколение, знают об этом.

Цзян Цин, последняя жена Мао Цзэдуна, и Кан Шэн, заместитель председателя Центрального комитета КПК, в 1970 году отправились «за покупками» в Пекинский Отдел управления культурными реликвиями. Цзян выбрал французские карманные часы из 18-каратного золота, украшенные почти 100 жемчужинами и драгоценными камнями, а также четыре золотые цепочки, заплатив за них всего 7 юаней.

После смерти Кана в 1975 году и окончания «Культурной революции» в 1976 году в Летнем дворце в 1990-х годах была проведена внутренняя «выставка», на которой было представлено около 1000 реликвий, приобретённых Каном. Они включали в себя бронзовые изделия 3000-летней давности, 2000-летнюю печать Хань Синя, генерала династии Хань, самую раннюю рукопись Хун Лоу Мэна («Сон в красном тереме») и печать великого древнего Чжэн Байцяо. Кан также поставил свою собственную печать на некоторых реликвиях династии Тан, в знак того, что они являются его «собственностью».

После окончания «Культурной революции» Министерство культуры решило вернуть предметы, конфискованные у художника Е Цяньюя. Но некоторые из них были «безвозвратными», потому что их присвоили себе высшие должностные лица КПК. Министерство предоставило Е только следующий список: Чэнь Бода (9 предметов), Линь Бяо (11 предметов), Кан Шэн (8 предметов), Цзян Цин (3 предмета) и другие.

Хунвейбины также сколачивали состояние во времена «Культурной революции». Писатель Фэн Цзицай взял интервью у одного из них, который однажды присутствовал на встрече с Мао Цзэдуном на площади Тяньаньмэнь осенью 1966 года. После этого события на земле было найдено много золотых слитков. По словам «красного охранника», он и его соратники забирали себе ценные вещи, такие как золотые слитки или золотые монеты, когда грабили богатых. Когда обезумевшие толпы людей дико прыгали на площади в присутствии Мао, некоторые из собранных ими «трофеев», просто выпадали из их карманов…

Мао: источник коррупции

Когда-то в Китае почти во всех домах была одна из книг, написанная Мао, вдобавок к «Красной маленькой книжице» так называемому «Цитатнику Мао». Мало, кто знает, что Мао получал авторский гонорар за книгу. В одной из статей указывается, что в 1967 году Мао получил около 5,7 миллионов юаней в качестве гонорара, что само по себе сделало его в то время самым богатым человеком в Китае.

Когда заграничный китайский экономист Мао Юйши в 2011 году написал статьи с осуждением диктаторства Мао Цзэдуна и его коррумпированного режима, многие стали возражать, что в эпоху Мао не было коррупции. Но те, кто знают подлинную историю, понимают, что это неправда.

Писатель-журналист Ван Шивэй отметил, что Мао был неравнодушен к красивым женщинам и привилегиям, которые имели должностные лица КПК, ещё тогда, когда находился в Яньане (городе окружного значения в районе Шаньбэй провинции Шэньси, где КПК базировалась до прихода к власти в 1949 году).

«Есть три уровня одежды и пять уровней еды», — написал он в своём произведении «Дикие лилии» в 1942 году.

В той же статье он написал и о том, что чиновники КПК предавались пению, танцам и развлечению с женщинами. В течение нескольких месяцев этого писателя критиковали, а затем казнили.

Чжун Чан, британский писатель китайского происхождения, также задокументировал это в своей книге «Неизвестный Мао». Ещё в Яньане Мао попросил известную писательницу Дин Лин, составить список красивых молодых женщин, чтобы он мог присвоить им титулы императорских наложниц. Даже во времена Великого китайского голода с 1959 по 1961 годы Мао строил роскошные дворцы по всему Китаю. Пэн Дэхуай, один из самых опытных генералов КПК и первый министр национальной обороны, был снят с должности за то, что критиковал коррумпированную жизнь Мао. Позже он умер в тюрьме.

Чжан Яоци, чиновник, отвечающий за охрану Мао, также рассказывал об особой жизни Мао. Даже если ему нужно было пришить пуговицу на рубашке, это можно было сделать лишь в отеле «Цзиньцзян» в Шанхае. Это означало, что назначенное лицо должно было отвезти рубашку на специальном самолете, и потом доставить обратно на специальном самолёте… Кроме того, Мао предпочитал есть рыбу из города Учана провинции Хубэй, или с реки Цяньтанцзян провинции Чжэцзян, или из озера Тайху провинции Чжэцзян. Рыбу доставляли к нему на специальных самолётах.

Коррупция начиналась сверху и из центра, а потом со временем становилась более сильной. Другие чиновники также стали вести роскошную жизнь, используя бюджет страны.

Некоторые средства массовой информации в Гонконге сообщали о, принадлежащем Кан Шэну и его жене Цао Иоу, особняке. Строение отличалось изысканным дизайном и в общей сложности насчитывало 39 комнат. Другие высокопоставленные чиновники КПК также имели особые привилегии за счёт бюджета, включая секретные службы, апартаменты при кабинетах, современную аппаратуру, мебель, автомобили, сигареты и вино особых марок, эксклюзивные предметы повседневного обихода и возможность дать детям образование.

Всё это с 1950 года бесплатно предоставлялось чиновникам центрального комитета КПК и их семьям. Школа Байи, Национальная дневная школа, школа Цзиншань, средняя школа 101 и некоторые другие относятся к особой категории, где работают высококлассные специалисты. Этим учреждениям предоставлены крупные материальные ресурсы. Всё это было определено политикой КПК. Это была коррупция средь бела дня.

В те дни обычные граждане должны были изучать статьи Мао и относиться к ним, как к священным писаниям, иначе их заклеймили бы как противников КПК. В то время центральное правительство КПК наслаждалось коррумпированным образом жизни, который они поклялись «искоренить». Например, Мао рекомендовал к прочтению всем чиновникам провинциального уровня роман «Цзинь Пин Мэй», самую непристойную книгу в истории Китая, с целью изучения того, как «плохо» относились к женщинам в прошлом.

Крупномасштабная коррупция началась во времена «Культурной революции»

Известный учёный И Чжунтянь сказал, что крупномасштабная коррупция началась во времена «Культурной революции».

«В то время люди в городе должны были отдать сигарету, чтобы купить рёбрышки (контролируемый товар) для приготовления пищи. Крестьяне же должны были отдавать упаковку яиц, чтобы въехать в город, — писал он. Молодым людям из отдалённых районов приходилось ещё хуже — мужчины должны были дать взятку, а женщины предложить своё тело».

Лю Биньянь, писатель и журналист, в своей статье 1978 года «Люди и оборотни» разоблачил взяточничество. Одним из примеров был Ван Шоусинь, директор и партийный секретарь уездной жилищной компании в провинции Хэйлунцзян, который присвоил более 500 000 юаней в период с ноября 1971 по июнь 1978 года. Покупательная способность этих денег в то время соответствует более 10 миллионам юаней (или 1,5 миллионам долларов) сегодня.

После «Культурной революции» и до начала 1990-х годов КПК осуществляла плановую экономику. В то время ресурсы были централизованы, и рядовым гражданам приходилось давать взятки практически за всё. Например, почти не имея доступа к дипломированным врачам, им приходилось обращаться за медицинской помощью к неофициальным врачам, умеющим оказывать лишь первую медицинскую помощь. Хотя на поверхности это было бесплатно, но нужно было приготовить доктору хорошую еду и, скорее всего, преподнести подарок за работу. Молодые люди, отправленные в деревню, должны были дать взятку секретарю деревенского парткома, чтобы устроиться даже на временную работу учителем, а чтобы вернуться в город нужно было дать ещё больше.

Пользование «чёрным входом» (Zhouhoumen) стало нормой с периода «Культурной революции». Пока КПК стоит у власти, обычным гражданам приходится давать взятку за вступление в армию, поступление в колледж, за вступление в должность, ранний уход на пенсию по состоянию здоровья или ради возвращения в город. Даже чтобы посмотреть фильм, купить велосипед, получить ограниченный товар, нужно пользоваться «чёрным входом». У чиновников и их семей есть все привилегии, а у обычных людей их нет.

Как обычно такая ситуация игнорируется КПК. «Есть хорошие люди, которые пользуются чёрным входом, а также есть плохие люди, которые заходят с парадного входа», — написал Мао в своём ответе на эту ситуацию.

Такая хаотичная эра создала разного рода странные ситуации и людей. Ли Цинлинь, учитель из провинции Фуцзянь, пожаловался Мао в 1972 году, что некоторые молодые люди предпочитают делать всё, используя «чёрный ход». Мао ответил ему и отправил 300 юаней.

Поскольку ему польстило такое «имперское» внимание, Ли стал знаменитым за одну ночь. Даже чиновники КПК стали угождать ему за связь с Мао. Позднее, в 1977 году, это привело к его аресту, когда началась внутрипартийная борьба при приходе к власти Дэн Сяопина.

Тонущий корабль

Бао Тун, секретарь бывшего премьер-министра Чжао Цзыяна, когда-то сказал, что КПК была по-настоящему привилегированным классом.

Парадоксально, что от Карла Маркса до лидеров КПК коммунисты всегда выступали за классовую борьбу, призывая раскрепостить бедных, уничтожив высший класс. Однако, придя к власти, они вцепились в неё мёртвой хваткой и подавляют любое проявление инакомыслия.

Чэнь Юнь, второй по влиятельности после Дэн Сяопина чиновник КПК в 1980-х и 1990-х годах, после бойни на площади Тяньаньмэнь в 1989 году предложил каждой красной семье иметь как минимум двух детей, один из которых будет участвовать в политике (для контроля власти) и другой заниматься бизнесом (для накопления состояния). Дэн согласился с ним, и это стало политическим курсом.

Согласно данным Forbes, опубликованным в апреле 2021 года, Пекин возглавил список городов с наибольшим числом миллиардеров. В столице Китая их число достигло 100 человек. Но в Пекине существует множество представителей элитного класса, которые также накопили огромные состояния, но пока не включены в этот список.

Время от времени в СМИ появляется информация о громких скандалах в Китае. В доме Лай Сяоминя, партийного секретаря и председателя правления компании Huarong Asset Management, было обнаружено 270 миллионов юаней (или 42 миллиона долларов) наличными, полученных в качестве взяток. Жэнь Шифэн, чиновник из Пекина, хранил золотые слитки общим весом 31 килограмм. Сюй Чанюань, районный партийный секретарь из города Далянь провинции Ляонин, имел в собственности 2 714 квартир.

Согласно данным глобального рейтинга от компании Hurun, 83 наиболее состоятельных члена Всекитайского собрания народных представителей и Народного политического консультативного совета Китая в среднем владеют активами в размере 335 миллионов долларов. Для сравнения, по данным некоммерческой исследовательской группы «Центр гибкой политики», самые богатые члены Конгресса США в среднем владеют активами в размере всего 5,64 миллиона долларов США. В то время как 600 миллионов китайских граждан имеют ежемесячный доход менее 1000 юаней (около 154 долларов США). Стоимость активов самых богатых законодателей Китая в 60 раз превышает аналогичный показатель их коллег в США.

Ещё один интересный момент заключается в том, что чиновники КПК знают, что поддержание привилегированного класса в Китае ценой жестоких подавлений, истощения ресурсов и моральной дегенерации не может длиться долго. Вот почему многие чиновники и их семьи эмигрировали за границу, планируя выпрыгнуть в любой момент из «тонущего корабля».

Ключевая доктрина КПК: от насильственного захвата власти до трагедии «Культурной революции»

Анализируя феномен «Культурной революции» Ян Сяокай, экономист китайско-австралийского происхождения, заявил, что методы, применяемые в ходе «Культурной революции», соответствуют жестокой природе КПК.

«Трагедии, порождённые „Культурной революцией“, включая бесчинства хунвейбинов, резню в округе Дао и массовые убийства в Гуанси, по сути, являются такими же злодеяниями, как и преступления в ходе земельной реформы в начале 1950-х годов», — написал он.

«История компартии Китая является смесью фактов и лжи, с преобладанием последней, — продолжил Ян Сяокай. — Если вы хотите узнать настоящую историю, то должны начать с книг, запрещённых КПК, или с информации зарубежных сайтов».

Это является частью большой картины основной идеологии КПК, идеологии классовой борьбы, ненависти и разрушения традиционных ценностей. Если так продолжится и дальше, то КПК нанесёт непоправимый ущерб китайскому народу и его будущему.

В настоящее время КПК стремится скрыть свою кровавую историю, пытаясь усилить контроль и обмануть людей. В начале 2019 года КПК приказала официальным лицам компартии установить «Сюэси Цянго» (Xuexi Qiangguo), приложение, которое отслеживает изучение партийными чиновниками речей нынешних лидеров КПК.

Несмотря на все эти попытки, распад КПК является лишь вопросом времени. Как сказано в «Манифесте Коммунистической партии» Карла Маркса: «Призрак бродит по Европе — призрак коммунизма». Когда-то этот призрак поразил Советский Союз и страны коммунистического блока Восточной Европы, и захватил Китай. Это несло и продолжает нести угрозу всему миру.

КПК не представляет китайский народ. Настоящий патриотизм по отношению к Китаю требует, чтобы мы перестали проявлять лояльность к КПК. По мере того, как всё больше людей осознают преступную природу компартии, они отвергнут этот злобный режим, и жестокости КПК придёт конец.

Источник: en.minghui.org

  • Фалунь Дафа семинар
  • Остановить убийства людей ради их органов
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic