fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

Хронология событий с 1996 по 1999 год. Целостный взгляд на мирное обращение «25 апреля» в Пекине 22 года назад

Двадцать два года назад, 25 апреля 1999 года, около 10 тысяч практикующих Фалуньгун собрались у Государственного бюро по приёму жалоб и обращений в Пекине. Они обратились к правительству с просьбой освободить нескольких десятков практикующих Фалунь Дафа, незаконно арестованных двумя днями ранее в соседнем городе Тяньцзине, и о предоставлении практикующим Фалунь Дафа законного право свободно следовать своим духовным убеждениям.

Мирное обращение практикующих Фалуньгун в Пекине 25 апреля 1999 года

Это обращение стало добровольным мероприятием, направленным на защиту моральных основ нашего общества. 10 тысяч практикующих Фалуньгун решили выступить в защиту незаконно арестованных соучеников в Тяньцзине. Они не думали о возможных последствиях этой акции, но знали, что поступали правильно.

С тех пор многие люди узнали о незаконности преследования Фалуньгун в Китае. Но некоторые из них, включая как старшее поколение, пережившее многочисленные политические кампании компартии Китая (КПК), так и молодое поколение, особенно поколение миллениума и поколение Z, по прежнему не знают, в чём заключалась цель этой мирной акции, и даже неверно понимают значение этого периода истории.

Здесь мы хотели бы рассмотреть произошедшие события и объяснить, почему это мирное обращение имеет столь важное значение для Китая и его будущего.

Предыстория события (1996–1999 годы)

С момента прихода к власти в 1949 году КПК каждые несколько лет запускала новое политическое движение, направленное против помещиков, капиталистов, интеллигенции и многих других граждан. Через несколько лет после резни на площади Тяньаньмэнь, произошедшей в 1989 году, КПК обратила внимание на практикующих Фалуньгун.

Фалуньгун (или Фалунь Дафа) — это система самосовершенствования, основанная на принципах «Истина, Доброта, Терпение». Уходя корнями в традиционную китайскую культуру, она коренным образом отличается от идеологии классовой борьбы, ненависти и лжи КПК. Более того, чудесная сила Фалуньгун в улучшении здоровья и характера также привлекла множество людей к изучению этой практики.

1996 год. Клевета в газетах

«Гуанмин жибао», одна из крупнейших газет Китая, целевой аудиторией которой являются представители интеллигенции, 17 июня 1996 года опубликовала комментарий с нападками на Фалуньгун. Люди, знакомые с историей КПК, подозревали, что эта статья сигнализирует о намерении КПК опорочить репутацию Фалуньгун.

Месяц спустя, 24 июля 1996 года, Главное государственное управление КНР по делам прессы и издательств выпустило постановление, которое было разослано в бюро прессы и издательств каждой провинции. Это постановление запрещало публикацию книг «Чжуань Фалунь» и «Китайский Фалуньгун», основных книг Фалунь Дафа, ставших бестселлерами в Пекине.

1997 год. Полицейское расследование не обнаружило признаков каких-либо нарушений

В январе и июле 1997 года Министерство общественной безопасности Китая (также известное как Министерство полиции) инициировало две волны общегосударственного расследования с целью выявления так называемой «незаконной религиозной деятельности», связанной с Фалуньгун. Любое подтверждение такой деятельности Фалуньгун должно было быть классифицировано как «культ». Однако после тщательного расследования, проведенного полицейской системой по всему Китаю, никаких признаков подобной незаконной деятельности обнаружено не было.

Тем не менее, растущая популярность Фалуньгун очень беспокоила Цзян Цзэминя, который в то время был лидером КПК.

1998 год. Шпионаж и ложные обвинения

В марте 1998 года Ло Гань, один из девяти членов Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, заняв пост секретаря Центральной политико-юридической комиссии КПК (PLAC), начал активно преследовать Фалуньгун.

В июле 1998 года по приказу Ло и других официальных лиц Министерство общественной безопасности объявило Фалуньгун «культом», после чего мобилизовало полицию по всей стране для сбора доказательств в поддержку обвинений.

Первое бюро Министерства общественной безопасности опубликовало постановление № 555 от 1998 года «О начале расследования в отношении Фалуньгун». Открыто объявив Фалуньгун «культом», власти приказали полиции получить информацию из внутренних источников о деятельности Фалуньгун и собрать доказательства «незаконных и преступных» действий последователей этой практики. Местным органам полиции также надлежало провести тщательное расследование.

Большое число полицейских, сотрудников отделов Единого фронта и специальных агентов было отправлено на пункты практики Фалуньгун по всему Китаю. Под предлогом выполнения упражнений Фалуньгун и изучения таких книг как «Чжуань Фалунь», эти полицейские внедрялись в среду практикующих Фалунь Дафа в качестве тайных агентов. Это было легко сделать, потому что все мероприятия Фалуньгун были открыты для общественности, не было списков или регистрации.

Благодаря тесному взаимодействию с практикующими Фалуньгун, многие полицейские, познакомившись с принципами Фалунь Дафа, сами стали усердными практикующими. Вопреки ожиданиям Ло и других чиновников КПК, не было собрано ни одного доказательства против Фалуньгун.

Тем не менее, подобные расследования косвенно провоцировали выдвижение ложных обвинений в адрес Фалуньгун. Когда бы это ни происходило, практикующие Фалунь Дафа выходили вперёд, чтобы прояснить ситуацию и снизить нанесённый вред.

Ниже приведены некоторые примеры.

Случай 1. Управление полиции Чаоян в провинции Ляонин опубликовало постановление № 37 от 1998 года «О запрещении незаконной деятельности Фалуньгун». Несколько добровольных помощников на пунктах практики Фалунь Дафа были оштрафованы на общую сумму более 4000 юаней. Квитанций об уплате этих «штрафов» власти не предоставляли.

Более 40 практикующих Фалунь Дафа отправились в Пекин, чтобы обратиться в Министерство общественной безопасности. Более 1000 практикующих Фалунь Дафа подали совместный иск на незаконные действия сотрудников полицейского управления Чаоян.

Случай 2. В мае 1998 года Главное государственное управление по делам физкультуры и спорта в Китае провело всестороннее расследование в отношении Фалуньгун. Практикующие Фалунь Дафа спокойно и честно ответили на все вопросы.

20 октября 1998 года руководители рабочих групп, отправленных в город Чанчунь провинции Цзилинь и город Харбин провинции Хэйлунцзян, высоко оценили благотворное влияние Фалуньгун на физическое здоровье человека и поддержание социальной стабильности общества.

Кроме того, неправительственные организации также провели независимые опросы в Пекине, провинции Гуандун, городе Даляне провинции Ляонин и городе Ухане провинции Хубэй. Результаты были аналогичными и подтвердили положительное влияние Фалуньгун.

Случай 3. В конце мая 1998 года в программе «Бэйцзин тэкуай» (Пекинский экспресс) пекинское телевидение показало клеветнический репортаж Хэ Цзосю о Фалуньгун. Хэ выступил с критикой Фалуньгун, заявив, что практика наносит вред. На видеозаписи коллективного выполнения упражнений Фалунь Дафа в парке Юйюаньтань репортёр назвал практику Фалуньгун «суеверием».

После выхода программы в эфир сотни практикующих Фалуньгун из Пекина и близлежащей провинции Хэбэй написали письма или лично пришли на студию. Сославшись на постановление правительства «Три Нет» в отношении цигун (никаких атак, никаких споров и никаких репортажей), они рассказали о позитивных изменениях в их жизни, которые произошли благодаря практике Фалуньгун. Они также выразили беспокойство, что ложный репортаж может в больших масштабах ввести граждан и общественное мнение в заблуждение.

Хэ и Ло — родственники (их жены сёстры). Несмотря на незначительные академические достижения, Хэ стал членом Академии наук Китая за политкорректность и продвижение коммунистической идеологии. Чтобы угодить Цзян Цзэминю, он однажды опубликовал статью, в которой заявил, что политические теории Цзяна подтверждаются с помощью «квантовой механики», что принесло ему титул «научного хулигана». Когда он напал на Фалуньгун, приведённые им примеры не имели ничего общего с Фалуньгун. Это был типичный заговор КПК.

После того как практикующие Фалуньгун рассказали о благотворном влиянии практики на здоровье человека, руководство пекинского телевидения признало репортаж о Фалуньгун своей самой серьёзной ошибкой. В качестве извинения 2 июня 1998 года пекинское телевидение представило объективный репортаж, в котором практикующие Фалуньгун из всех слоёв общества мирно выполняли упражнения в парке.

Случай 4. 21 июля 1998 года первое бюро Министерства общественной безопасности опубликовало другое постановление, предписывающее полиции атаковать Фалуньгун. В результате полицейские низшего звена с применением силы разогнали практикующих Фалуньгун с пунктов практики в таких провинциях, как Синьцзян, Хэйлунцзян, Хэбэй и Фуцзянь. Без предъявления ордера, они устроили обыски в частных домах и конфисковали личные вещи практикующих Фалуньгун.

Согласно внутренней информации, Ло дважды, в 1997 году и в 1998 году, пытался представить Фалуньгун как «культ», подлежащий преследованию. «Это произошло не потому, что практикующие Фалуньгун совершили что-то противозаконное. Ло занимал наивысшую позицию, которой мог достичь, и чтобы подняться выше, он должен был проявить себя в политическом плане», — сказано в аналитической статье «Минхуэй» 2009 года.

Позже Ло обнаружил, что многие сотрудники в Министерстве общественной безопасности практиковали цигун. В 1996 году он уволил должностных лиц, занимавшихся цигун.

Случай 5. Во второй половине 1998 года несколько вышедших на пенсию сотрудников Всекитайского собрания народных представителей во главе с Цяо Ши провели подробное расследование Фалуньгун и пришли к выводу, что практика Фалуньгун приносит только пользу и не несёт никакого плохого воздействия. В конце года они представили свои выводы Постоянному комитету Политбюро ЦК КПК, который в то время возглавлял Цзян Цзэминь.

Цяо Ши был одним из основателей КПК. Он родился в Шанхае, и изначально носил имя Цзян Чжитун. Во время вторжения японских военных сил (1937-1945) он участвовал в подпольной деятельности КПК в Шанхае. Во время гражданской войны в Китае (1945–1949) он занимал должность партийного секретаря в университете Тунцзи и генерального координатора академического комиссара в Шанхае.

Проработав в технической сфере, начиная с 1949 года, в 1963 году Цяо стал политиком. 13 лет он проработал в Управлении по связям центрального народного правительства (LOCPG), и затем занял пост вице-министра. В 1983 году он возглавил Главное управление Центрального комитета КПК и организационный отдел КПК. В 1985 году он стал членом Политбюро и был назначен партийным секретарем Центральной политико-юридической комиссии КПК (PLAC) и курировал вопросы политики и права, безопасности, разведки и правосудия. Став вице-премьером в 1986 году, Цяо занял пост председателя Всекитайского собрания народных представителей в 1993 году, и в то время всё ещё отвечал за политику и право. В 1998 году он вышел на пенсию.

Цяо занимал почти все высокопоставленные посты в КПК, включая информационно-пропагандистскую деятельность, внутреннюю структуру, политику и право, административную и законодательную власть. Редко кто из чиновников КПК мог похвастаться таким послужным списком. Фактически, между 1985 и 1998 годами Цяо был высшим должностным лицом в политической и правовой системе Китая.

Тем не менее, вывод Цяо о том, что «Фалуньгун приносит только пользу стране и китайскому народу и не оказывает никакого плохого воздействия», а также демократический подход действующего на тот момент премьер-министра Чжу Жунцзи, проявленный в ходе мирной акции «25 апреля», привели Цзяна в ярость. К тому же Цзян завидовал популярности практики Фалуньгун и её основателя.

1999 год. Аресты в Тяньцзине

После инцидента с пекинским телеканалом СМИ в Пекине наконец приняли политику «Трёх Нет». Столкнувшись с этой ситуацией, Ло и Хэ переключили свое внимание на соседний город Тяньцзинь.

11 апреля 1999 года Хэ опубликовал статью в Science Review of Juvenile (журнал, издаваемый Тяньцзиньским педагогическим университетом или TUCOE) под названием «Не рекомендую молодёжи заниматься Фалуньгун». В статье он повторил клеветническую пропаганду, представленную им на Пекинском телевидении в 1998 году, которая оказалась ложью.

После публикации этой статьи некоторые практикующие в Тяньцзине понимали, что им необходимо разъяснить правду издателю и соответствующим государственным органам. В результате в период с 18 по 24 апреля некоторые практикующие обратились в TUCOE и другие агентства.

Следуя принципу Фалуньгун быть хорошими гражданами, практикующие, пришедшие в TUCOE, поддерживали порядок, чтобы доставить как можно меньше беспокойства. Они тихо разговаривали и спокойно передвигались, держа проходы свободными для передвижения пешеходов, чтобы не блокировать движение. Практикующие также помогали полицейским регулировать движение.

Такая акция была единственным способом для практикующих высказать свои опасения правительственным чиновникам по поводу клеветнической статьи Хэ, поскольку тоталитарный режим КПК контролировал все средства массовой информации и общественное мнение в Китае; почти все политические движения КПК начинались с клеветы «имперскими литераторами» в СМИ.

Помимо свободы убеждений и слова, право на апелляцию также гарантируется статьей 41 Конституции Китая:

«Граждане Китайской Народной Республики имеют право критиковать и вносить предложения в отношении любого государственного органа или должностного лица. Граждане имеют право подавать в соответствующие государственные органы жалобы или обвинения в отношении любого государственного органа или должностного лица или разоблачать их за нарушение закона или неисполнение служебных обязанностей.

Соответствующий государственный орган должен ответственно и путём установления фактов рассматривать жалобы, обвинения или разоблачения, сделанные гражданами. Никто не может подавлять такие жалобы, обвинения и разоблачения или принимать ответные меры в отношении высказывающих их граждан».

Однако Ло, партийный секретарь Центрального комитета по политическим и правовым вопросам, в ответ на мирную акцию приказал полиции Тяньцзиня обеспечить более 300 сотрудников для охраны общественного порядка с 23 по 24 апреля. Некоторые практикующие были избиты, получили ранения, а 45 были арестованы.

Когда последователи Фалунь Дафа потребовали освободить 45 арестованных практикующих, муниципальные власти Тяньцзиня заявили им, что Министерство общественной безопасности Пекина вмешалось в инцидент, и что задержанные практикующие не могут быть освобождены без официального разрешения.

«Отправляйтесь в Пекин, — посоветовали некоторые официальные лица, — только тогда этот вопрос может быть решён».

Эскалация критики и нападок КПК на Фалуньгун в период с 1996 по 1999 год также вызвала обеспокоенность среди практикующих. Они решили остановить эту клевету, поехав в Пекин для обращения в защиту Фалуньгун. Многие слышали, что официальным каналом является Государственное бюро по приёму жалоб и обращений граждан, поэтому 25 апреля 1999 года они добровольно собрались перед Государственным бюро в Пекине.

Историческое обращение

Хотя аресты в Тяньцзине были прямой причиной мирного обращения 25 апреля в Пекине, они были лишь частью систематической фальсификации и клеветы со стороны некоторых высокопоставленных чиновников КПК в отношении Фалуньгун, начиная с 1996 года.

Хотя практикующие приехали со всех уголков Китая и них был разное происхождение, всех их объединяло одно и то же желание. Их воспоминания о том дне тоже были похожи. Ниже приведены некоторые свидетельства, опубликованные на Minghui.org за последние 22 года.

Свидетельские показания Мэн Чжаоу

Мэн Чжаоу учился в Советском Союзе в 1950-х годах и был высоко образованным учёным. Начав практиковать Фалуньгун в октябре 1995 года, он нашёл «награду за горечь своей жизни».

«Я понимал, что людям будет очень трудно найти такую прекрасную возможность», — написал он.

Чжаоу услышал об инциденте в Тяньцзине от другой практикующей, когда они разговаривали по телефону. Она сказала, что направится в Государственное бюро по приёму жалоб и обращений в Пекине на следующий день (25 апреля 1999 г.), и он тоже решил пойти.

«Ранним утром следующего дня я сел на велосипед и приехал на улицу Сиси в 9 утра. Я заметил, что по обеим сторонам улицы припарковано много велосипедов. Я тоже оставил там свой велосипед», — вспоминает он.

«Идя по улице Фую, где находится Государственное бюро по приёму жалоб и обращений, я увидел, что там уже собралось много практикующих Дафа. Следуя указаниям полиции, они стояли по обеим сторонам улицы Фую. Я присоединился к людям на западной стороне дороги и оказался примерно в десяти метрах от здания бюро. Полицейские машины регулировали движение. Атмосфера была немного напряжённой.

Некоторое время спустя, по указанию полиции, все практикующие, которые стояли на восточной стороне дороги, которая расположена рядом с красной стеной Чжуннаньхай (центральный правительственный комплекс, где расположен Государственный совет), переместились на западную сторону дороги. Перемещение такой большой группы людей было произведено за 10 минут. На западной стороне дороги стало тесно. Стояли ряды людей, в каждом ряду по 10 человек, ряд за рядом, толпа была многочисленной. Мы даже не могли повернуться», — продолжил Чжаоу.

«Вдоль улицы Фую выстроилась очередь практикующих длиной более одного километра. Только на самой Фую насчитывалось более 10 000 человек. В северном направлении находились практикующие, стоящие в направлении с востока на запад от Сиси вплоть до парка Бэйхай. Длина линий, несомненно, составляла несколько километров. Слева от меня было более 10 практикующих Дафа из Тяньцзиня. Справа от меня было несколько практикующих, которые прилетели из Урумчи в провинции Синьцзян. Всё демонстрировали спокойствие и стояли очень тихо. Один за другим люди по цепочке передавали информацию о том, что происходило впереди», — отметил он.

Свидетельские показания Ши, в то время аспиранта на получение звания доктора философии в Китайской академии наук

«Вечером 24 апреля я, как обычно, пошёл в группу изучения Фа, но немного опоздал, задержавшись на работе», — написал Ши. Ли, одна из консультантов группы, рассказала о ситуации в Тяньцзине.

«На следующее утро я прибыл на улицу Фую около 7.30 утра. На этой и близлежащих улицах уже находились практикующие. Некоторые из них стояли, а некоторые сидели. Они не разговаривали с пешеходами, и некоторые читали книги Фалуньгун. Хотя практикующих было много, мы не блокировали движение и не шумели», — продолжил он.

На соседней улице Сяньмэнь Ши увидел практикующих, аккуратно стоящих в очереди в общественный туалет. Практикующие выстроились в ряд на улице: те, кто находился у стены, сидели, а те, кто был у дороги — стояли. Некоторые читали «Чжуань Фалунь». «Я видел, что некоторые из них были сельскими жителями, много хороших и очень скромных людей», — добавил он. Повсюду находились полицейские в штатском, которые докладывали о ситуации по радио.

Свидетельство другого практикующего Фалуньгун из Китая

Мы не можем назвать имя этого практикующего по соображениям безопасности, поскольку преследование в Китае всё ещё продолжается.

Ниже приводится его рассказ:

«После упражнений я увидел небольшие группы практикующих из Пекина и других городов, направляющихся к Государственному бюро по приёму жалоб и обращений. Вдоль дорог и перекрестков уже стояли полицейские. Они не разрешили нам двигаться вперёд. Мы пробивались к северу от западных ворот Чжуннаньхай по маленьким улочкам.

Начало подниматься солнце, и подходило всё больше и больше практикующих. Мы не знали друг друга, но мирно общались. Мы сформировали три ряда. В первом ряду стояли молодые практикующие. Практикующие во втором и третьем рядах сидели, читали „Чжуань Фалунь“ или медитировали. Мы освободили дорогу для пешеходов.

В утренний час пик автобусы и автомобили двигались по улице в обычном режиме. Наше обращение было ясным и простым: „Освободить арестованных практикующих, вернуть практикующим среду, в которой они могут свободно следовать своим духовным убеждениям, и разрешить публикацию книг Фалунь Дафа“.

Позже полиция ограничила число проезжающих автомобилей и пешеходов. Многие полицейские патрулировали улицу. По улице туда и обратно ездил огромный бронетранспортёр. В машине была камера, записывающая происходящее. Никто не прятался, поскольку мы знали, что поступаем правильно. Позже мы узнали, что видео записи предназначались для показа в разных учреждениях, чтобы проверить, не находятся ли их сотрудники в толпе.

Практикующие оставались там весь день, ожидая результатов переговоров между представителями Фалунь Дафа и премьер-министром Чжу Жунцзи (в то время). Пока мы ждали, несколько происшествий, свидетелями которых я стал, глубоко тронули меня.

1. На обочине дороги отдыхала женщина с маленьким ребёнком. Мужчина средних лет, вероятно, полицейский в штатском, спросил её: „Кто тебе велел прийти сюда?“ Она ответила: „Моё сердце“. Я сразу же прослезился, когда услышал её искренний и мудрый ответ.

2. Хотя там находились десятки тысяч практикующих, мы были очень дисциплинированными. Полицейские неспеша и без напряжения прогуливались по улице. Некоторые из них бросали свои продуктовые пакеты, бутылки с водой и окурки на землю. Практикующие поблизости подбирали мусор и выбрасывали его в мусорные баки. Улицы и тротуары были чистыми благодаря практикующим.

3. Во второй половине дня к месту происшествия было приказано прибыть чиновникам из окрестных округов. Человек, который утверждал, что он был главой округа Яньцин, спросил у сельской женщины: „Что вы делаете здесь, оставляя свою ферму без присмотра?“ Она ответила:

„После того, как я начала практиковать Фалуньгун, моё здоровье восстановилось, и мои посевы стали хорошо расти. Я хочу рассказать это официальным лицам в центральном правительстве“.

Она произнесла это так просто и искренне, что это произвело на меня впечатление.

Около 21 часа мы узнали, что наши требования удовлетворены. Мы очистили улицы от мусора и мирно и быстро покинули место. Однако практикующие из других городов уехали на машинах, присланных местными властями. Это был хитрый способ зарегистрировать их участие в мероприятии. Практикующие никогда не думали, что менее чем через три месяца начнется жестокое преследование, которое не прекратится даже через двадцать лет. Позже мой руководитель рассказал мне об этом, и я узнал, что в конфиденциальном правительственном досье число практикующих, которые выступили с обращением, намного превышало 10 000. Когда-нибудь правда наконец откроется, и эта цифра станет известной».

Свидетельство практикующего из Китая

«Примерно в 8.15 утра 25 апреля группа людей, возглавляемая премьером Чжу Жунцзи (в то время), вышла из Западных ворот центрального правительственного комплекса, пересекла улицу, и подошла к стоящим там практикующим. Практикующие начали аплодировать. Премьер Чжу спросил:

„Зачем вы пришли? Кто просил вас собраться здесь?“ Многие практикующие ответили примерно так: „Мы пришли сообщить о ситуации с Фалуньгун. Никто не направлял нас“. Премьер Чжу снова спросил: „Почему вы написали письма с обращением? Почему здесь так много людей?“

Многие практикующие ему ответили. Один сказал:

„Письма, которые я, например, написал, могут заполнить почти целый мешок. Но я не получил ни одного ответа“. Премьер Чжу сказал: „Я ответил на ваш вопрос“. Практикующие сказали: „Мы не получили ответа“. Премьер попросил практикующих выбрать нескольких представителей, которые смогут пойти с ним и подробно сообщить о ситуации.

В полдень 25 апреля 1999 года Ли Чан и Ван Чживэнь из научно-исследовательской Ассоциации Фалунь Дафа и трое практикующих из Пекина вошли внутрь правительственного здания в качестве представителей Фалуньгун и поговорили с правительственными чиновниками. Они представили три просьбы практикующих Фалуньгун:

1) Освободить практикующих Фалуньгун, арестованных в Тяньцзине.

2) Обеспечить спокойную обстановку, чтобы практикующие Фалуньгун могли открыто практиковать, не опасаясь ответных мер со стороны правительства.

3) Разрешить публикацию книг Фалуньгун.

Среди правительственных чиновников, которые присутствовали на беседе, были руководитель Государственного бюро по приёму жалоб и обращений и несколько человек, представляющих городские власти Пекина и Тяньцзиня. К вечеру в городе Тяньцзине освободили всех задержанных практикующих Фалуньгун согласно распоряжению центрального правительства. После этого практикующие тихо разошлись. Весь процесс был очень мирным и спокойным».

Как мирное обращение было названо «осадой»

СМИ, контролируемые КПК, позже выдвинули обвинение в том, что «Фалуньгун осуществил осаду Чжуннаньхай», резиденции центрального правительства. Фактически, единственная причина, по которой практикующие находились рядом с Чжуннаньхай, заключалась в том, что Государственное бюро по приёму жалоб и обращений граждан находится у Западных ворот здания, в котором расположена резиденция высших органов управления КНР.

Фалуньгун учит людей быть хорошими гражданами, следуя принципам «Истина, Доброта, Терпение», и избавляться от привязанностей, в том числе и стремления к политической власти. Практикующие, участвовавшие в обращении «25 апреля», не собирались вмешиваться в политику. Их цель была проста и заключалась в том, чтобы остановить клеветническую пропаганду и не разжигать ненависть к Фалуньгун в обществе.

Влияние мирного обращения

Хотя мирное обращение «25 апреля» не смогло остановить умышленный заговор КПК против Фалуньгун, оно позволило общественности, обычным гражданам и официальным лицам, стать свидетелями мирного и милосердного характера практикующих Фалуньгун. По мере того как все больше и больше людей узнавали о случившемся, многие из них осознавали, что это событие стало моральным памятником нашей эпохи.

Трудно представить, что в Китае, самой густонаселенной стране мира, которая находится под управлением самого тоталитарного коммунистического режима, в обществе, моральный уровень которого упал до такой низкой степени, найдётся так много людей, проявивших смелость и мужество, и добровольно вышедших вперёд, чтобы защитить принципы «Истина, Доброта, Терпение». В ходе многочисленных политических движений КПК успешно преследовала помещиков, капиталистов, представителей интеллигенции и демократических активистов. Перед лицом такого жестокого режима, практикующие Фалуньгун продемонстрировали беспрецедентный уровень мужества, доброты и решимости.

После мирного обращения «25 апреля» власти установили за практикующими Фалуньгун широкомасштабное наблюдение, которое осуществляли либо непосредственно сотрудники полиции, либо косвенно работодатели. Фактически, преследование практикующих Фалуньгун началось еще в 1998 году, как упоминалось выше. Но жестокое преследование не было явным до июля 1999 года, когда Цзян издал приказ полиции подавлять практикующих Фалуньгун по всей стране.

Классовая борьба, жестокость, ненависть и ложь являются главными направлениями политики КПК, которая не может мириться с принципами Фалуньгун «Истина, Доброта, Терпение». По этой же причине Цзян издал директиву «опорочить их репутацию, разорить финансово и уничтожить физически». КПК использовала ту же идеологию против других целевых групп в предыдущих политических кампаниях, но только после начала преследования Фалуньгун КПК объединила все свои тактики для преследования группы невинных людей, единственное намерение которых состояло в том, чтобы быть хорошими гражданами.

На протяжении тысячелетий китайцы верили в добро и глубоко верили в божественное. Хотя КПК почти разрушила традиционные ценности Китая и теперь угрожает всему миру, это всего лишь вопрос времени, когда жестокий и бесчеловечный режим будет сдан в позорный архив истории. Более 370 миллионов китайцев публично отказались от своего настоящего и бывшего членства в КПК и принадлежащих ей организациях. Многие правительства, официальные лица и люди доброй воли во всём мире также решили противостоять коммунистическому режиму.

Независимо от того, насколько сильными могут казаться тёмные силы, и независимо от того, сколько бы чиновников не отреклись от своих моральных ценностей, за всеми нами наблюдает Бог. Наш выбор определит наше будущее, потому что это настоящее свидетельство того, чему мы принадлежим.

Источник: en.minghui.org

  • Фалунь Дафа семинар
  • Остановить убийства людей ради их органов
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: