fbpx

Фалунь Дафа в России и в мире

Директор ФБР: Китайский режим «участвует в широкой, разносторонней кампании присвоения имущества и пагубного влияния»

Директор ФБР открыто и подробно говорил о том, как Коммунистическая партия Китая (КПК) угрожает экономической и национальной безопасности США.

Директор ФБР Кристофер Рэй выступает в Гудзоновском институте в Вашингтоне, округ Колумбия, 7 июля 2020 года. (Изображение: ФБР)

«Самая большая долгосрочная угроза безопасности информации и интеллектуальной собственности нашей страны, а также нашей экономической жизнеспособности — это угроза со стороны контрразведки и экономического шпионажа Китая, — заявил директор ФБР Кристофер Рэй 7 июля. Это угроза нашей экономической безопасности, а следовательно, и нашей национальной безопасности».

В своей обширной речи в Гудзоновском институте в Вашингтоне, округ Колумбия, Рэй повторил замечания, сделанные в прошлом месяце советником по национальной безопасности Робертом О’Брайеном:

«Мы не можем закрывать глаза и уши на совершаемое Китаем».

Во время своего выступления директор ФБР подчеркнул, что, говоря о Китае, он имел в виду коммунистический режим, а не китайский народ.

«Речь идёт не о китайцах, и уж точно не об американцах китайского происхождения. Каждый год Соединённые Штаты принимают более 100 000 китайских студентов и научных сотрудников», — отметил Рэй. — На протяжении многих поколений люди отправлялись из Китая в Соединённые Штаты, чтобы обрести благословенную свободу для себя и своих близких, и наше общество является лучшим местом для осуществления их мечты. Поэтому когда я говорю об угрозе со стороны Китая, я имею в виду правительство Китая и китайскую Коммунистическую партию».

Генеральный прокурор США Барр на пресс-конференции 10 февраля 2020 года. (Image: FBI)

Директор ФБР заявил, что угроза для Америки, исходящая от коммунистического режима Китая, настолько значительна, что Генеральный прокурор США Уильям Барр и госсекретарь Майкл Помпео уже в скором времени рассмотрят многие вопросы, затронутые в его выступлении.
Рэй отметил, что речь идёт не только о разведданных или о государственной проблеме, или о неприятностях для крупных корпораций, которые в состоянии сами о себе позаботиться.

«Именно народ Соединённых Штатов является жертвой, эквивалентной китайскому присвоению имущества в таких огромных масштабах, что это представляет собой одно из крупнейших перемещений богатства в истории человечества», — сказал Рэй.

«Если вы взрослый американец, то, скорее всего, Китай украл ваши личные данные», — сказал он, приводя примеры, включая взлом Equifax китайскими военными в 2017 году и похищение конфиденциальной личной информации 150 миллионов американцев.

«Мы сейчас достигли точки, когда ФБР примерно каждые 10 часов открывает новое дело, связанное с китайской контрразведкой. Из почти 5000 активных контрразведывательных дел ФБР, которые в настоящее время ведутся по всей стране, почти половина связана с Китаем», — говорит Рэй. — И в этот самый момент Китай прилагает все усилия, чтобы скомпрометировать американские организации здравоохранения, фармацевтические компании и академические институты, проводящие важные исследования для борьбы с COVID-19».

(Image: FBI)

Как на это реагировать

Далее в своей речи директор ФБР отметил, что для того, чтобы понять угрозу, исходящую от КПК, и то, как США должны реагировать, американский народ должен помнить три вещи.

«Прежде всего, мы должны трезво оценить размеры амбиций китайского правительства. Китай — Коммунистическая партия Китая — считает, что в этой борьбе поколений их цель — превзойти нашу страну в экономическом и технологическом лидерстве», — говорит Рэй.

«Это уже в достаточной мере отрезвляет. Борьба ведётся не с помощью законных инноваций, не посредством справедливой и законной конкуренции, и не предоставляет их гражданам свободу мысли, слова и творчества, которыми мы здесь, в Соединённых Штатах, так дорожим, — продолжил он. — Вместо этого Китай прилагает все усилия, чтобы стать единственной сверхдержавой в мире, пытаясь достичь этого любыми доступными средствами».

Рэй продолжал описывать разнообразные и многосторонние способы, используемые КПК для достижения этой цели.

«Американцы должны понять, — это то, что Китай использует широкий спектр изощрённых приёмов — от кибератак до подкупа доверенных инсайдеров. Они даже занимались воровством в прямом смысле, — утверждает он. — Они впервые применили экспансивный приём кражи инноваций через широкий круг субъектов, включающих не только китайские спецслужбы, но и государственные предприятия, якобы частные компании, некоторых студентов и научных сотрудников, а также целый ряд других субъектов, работающих от их имени».

Затем Рэй перешёл к описанию китайского экономического шпионажа.

«Китай готов признать — чтобы достичь своих целей и превзойти Америку, ему необходимо сделать несколько скачков в области передовых технологий. Но печальный факт заключается в том, что вместо того, чтобы тяжко трудиться над новаторскими разработками, Китай чаще всего просто крадёт американскую интеллектуальную собственность, а затем использует её, чтобы стать конкурентоспособным для тех самых, ставших его жертвами, американских компаний, фактически состоялся двойной обман, — продолжает он. — Они готовы исследовать всё — от военной техники и ветряных установок до семян риса и кукурузы».

Файловое изображение зданий Гарвардского университета, Кембридж, Массачусетс. (Image: David Mark/Pixabay)

Рэй описал программы компартии по привлечению талантов, такие как «Программа тысячи талантов».

«Китайское правительство пытается убедить учёных тайно привезти наши знания и новаторские разработки обратно в Китай, даже если это означает кражу частной информации или нарушение наших правил экспортного контроля и конфликта интересов», — отметил он.

Затем Рэй привёл несколько примеров, в том числе один, касающийся гражданина Китая и жителя США, который украл у своего бывшего работодателя, нефтяной компании Оклахомы, коммерческую тайну стоимостью более 1 миллиарда долларов.

«Это только одно из более чем тысячи расследований, проведённых ФБР в связи с попыткой кражи американских технологий в Китае, не говоря уже о более чем тысяче текущих контрразведывательных расследований других видов, связанных с Китаем», — отметил Рэй.

«Мы проводим подобные расследования во всех 56 наших отделениях на местах. И за последнее десятилетие мы наблюдаем рост числа (примерно на 1300%) случаев экономического шпионажа, чьи следы ведут в Китай, — добавил он. — Ставки не могут быть выше, и потенциальный экономический ущерб американскому бизнесу и экономике в целом почти невозможно измерить».

Тайные усилия и угрозы академическим кругам

Далее Рэй рассказал, как китайский режим использует военных и негосударственных хакеров для кражи корпоративных и личных данных. Приведя несколько примеров, он задал вопрос: «Зачем они это делают?»

«Во-первых, Китай стремится стать мировым лидером в области искусственного интеллекта, и связанные с этим кражи нацелены прямо на продвижение китайских разработок», — заявляет Рэй.

«Всё более усугубляя угрозу, украденные Китаем данные имеют очевидную ценность, поскольку они пытаются отбирать людей для тайного сбора разведданных. На этом поприще Китай использует социальные медиаплатформы — те же самые, которые используют американцы, чтобы оставаться на связи или найти работу, — чтобы отбирать людей, имеющих доступ к конфиденциальной информации нашего правительства, а затем уговорить этих людей попытаться её украсть», — сказал Рэй, приведя примеры того, как это происходит.

Затем директор ФБР объяснил, как КПК угрожает академическим кругам и как режим использует программы по привлечению талантов, подобные программе «Тысяча талантов».

«Китай платит учёным из американских университетов за то, чтобы они тайно привозили в Китай наши знания и новаторские разработки, включая ценные данные исследований, финансируемых из федерального бюджета. Проще говоря, это означает, что американские налогоплательщики фактически оплачивают счета за технологическое развитие Китая», — заключает Рэй.

«Китай использует свои неправедно полученные выгоды, чтобы подорвать американские исследовательские институты и компании, тормозя прогресс нашей страны и отнимая у американцев их рабочие места. И мы видим всё больше и больше таких случаев», — сказал он и привёл ещё несколько примеров.

С помощью программ по набору талантов китайское правительство пытается убедить учёных тайно привезти американские разработки в Китай. (Image: Science in HD / Unsplash)

Враждебное иностранное влияние

Рэй описал, как китайский режим агрессивно подрывает американскую демократию и оказывает давление на американских лидеров с целью подчинить их своей воле.

«Есть ещё один инструмент, который Китай и китайская компартия использует для манипулирования американцами, это так называемое враждебное зарубежное влияние. Так вот, традиционное зарубежное влияние — это совершенно нормальная, легальная дипломатическая деятельность, осуществляемая по дипломатическим каналам. Но злонамеренные попытки иностранного влияния — это подрывные, необъявленные, преступные или насильственные действия, влияющие на политику нашего правительства, искажение общественного дискурса нашей страны и подрыв доверия к нашим демократическим процессам и ценностям», — сказал он.

«Китай вовлечён в очень сложную кампанию пагубного иностранного влияния, и его методы включают подкуп, шантаж и тайные сделки. Китайские дипломаты также используют как открытое экономическое давление, так и посредников, чтобы навязать свои предпочтения американским чиновникам», — отметил он.

Рэй описал, как КПК осуществляет это.

«Китай имеет рычаги влияния на американских избирателей через американские компании, учёных и представителей СМИ, которые имеют понятные мотивы и желания получить доступ к китайским партнёрам и рынкам, — сказал он. — КПК у себя в стране имеет огромную власть над теми же партнёрами и рынками. Таким образом, Китай часто пытается воздействовать на американского чиновника открыто и напрямую».

Рэй сказал, что КПК часто идёт дальше, чем просто влиять.

«Если прямая, открытая кампания влияния со стороны Китая не даёт результата, они обращаются к косвенным, скрытым, обманным способам», — сказал он, приводя примеры того, как КПК использует посредников для оказания давления на американских чиновников.

«Эти посредники, конечно, не говорят американскому чиновнику, что они являются пешками КПК, и, что ещё хуже, некоторые из них могут даже не осознавать, что их используют в качестве пешек, потому что они также были обмануты, — говорит Рэй. — В конечном счёте Китай без колебаний использует дымовую завесу, искажения и дезориентацию, чтобы повлиять на американцев.

Точно так же Китай часто подталкивает учёных и журналистов к самоцензуре в обмен на путешествие в Китай. И мы видели, как КПК давит на американские СМИ и спортивных авторитетов, чтобы они игнорировали или подавляли критику в отношении политики Китая в Гонконге или Тайване. Подобные вещи происходят снова и снова по всей территории Соединённых Штатов».

Рэй сказал, что пандемия COVID-19 не положила конец ни одной из кампаний влияния КПК.

«На самом деле, мы слышали от федеральных, государственных и даже местных чиновников, что китайские дипломаты настойчиво призывают поддержать Китай в решении кризиса COVID-19… не так давно у нас был сенатор штата, которого даже попросили представить резолюцию в поддержку ответа Китая на пандемию», — утверждает Рэй.

Файл с изображением Генерального секретаря КНР Си Цзиньпина. (Image: wikimedia / CC0 1.0)

«Охота на лис»

Рэй указал на то, что правительство Китая и КПК нагло нарушают устоявшиеся нормы и верховенство закона.

«С 2014 года генеральный секретарь КНР Си Цзиньпин возглавил программу, известную как «Охота на лис». Теперь Китай описывает «Охоту на лис» как некую международную антикоррупционную кампанию, хотя это не так, — сказал директор ФБР. — На самом деле «Охота на лис» нацелена на китайских граждан, живущих за пределами Китая и воспринимающихся компартией, как угроза. Мы говорим о политических оппозиционерах, диссидентах и критиках, стремящихся разоблачить масштабные нарушения прав человека в Китае».

«Сотни потенциальных жертв «Охоты на лис» живут в Соединённых Штатах, и многие из них являются американскими гражданами или держателями грин-карт. Китайское правительство хочет заставить их вернуться в Китай, и тактика достижения этой цели просто шокирует, — отметил Рэй. — Например, когда китайское правительство не выявило одного объекта для «Охоты на лис», оно послало эмиссара навестить его семью здесь, в Соединённых Штатах.

И что вы думаете, какое сообщение они попросили передать дальше? Что у жертвы есть два варианта: или немедленно вернуться в Китай, или покончить с собой. А что происходит, когда объекты «Охоты на лис» отказываются возвращаться в Китай? В прошлом члены их семей как здесь, в США, так и в Китае подвергались угрозам и принуждению, а те, кто вернулся в Китай, были арестованы».

Изображение покойного китайского коммунистического лидера Мао Цзэдуна на площади Тяньаньмэнь в Пекине. (Image: Kirill Sharkovski / Unsplash)

Использование открытости Соединённых Штатов Америки

«Китай имеет принципиально иную систему, чем наша, и делает всё возможное, чтобы использовать нашу открытость и преимущества своей собственной закрытой системы, — сказал Рэй. — Есть много различий, которые размыты или почти отсутствуют в Китае. Я говорю о различиях между правительством и компартией, между гражданским и военным секторами, а также между государством и частным сектором».

Рэй объяснил, что «огромное количество крупных китайских предприятий являются государственными предприятиями и, таким образом, принадлежат правительству Китая, и в том числе КПК».

«И даже если это не так, законы Китая позволяют правительству заставить любую китайскую компанию предоставлять любую информацию, которую оно запрашивает, включая данные американских граждан», — подчеркнул он.

Рэй продолжал говорить, что китайские компании любого размера по закону обязаны иметь ячейки компартии.

«Ещё более тревожно то, что ячейки компартии, как сообщается, были созданы в некоторых американских компаниях, работающих в Китае, как издержки ведения бизнеса там», — объяснил он.

«Такие признаки должны остановить американские компании, когда они рассматривают сотрудничество с китайскими корпорациями, такими как Huawei. Американцам стоит сделать паузу, перед тем как полагаться на устройства и сети такой компании», — сказал он.

Рэй далее описал Huawei как «серийного похитителя интеллектуальной собственности, игнорирующего как верховенство закона, так и права своих жертв».

Он также выразил свои опасения по поводу менталитета Huawei и её основателя Жэнь Чжэнфэя.

«[Жэнь Чжэнфэй], как сообщается, сказал сотрудникам исследовательского и опытно-конструкторского центра Huawei, что для обеспечения выживания компании им нужно — я цитирую — «броситься вперёд, убивая на ходу всех, оставляя кровавый след».  Он также, согласно сообщениям, сказал сотрудникам, что Huawei вошла, цитирую, «в состояние войны». Я, конечно, надеюсь, что он не имел в виду это буквально, но вряд ли это обнадёживает, учитывая неоднократное преступное поведение компании».

Затем директор ФБР отметил, что это означает в отношении безопасности телекоммуникационной инфраструктуры США.

«В современном мире, возможно, нет более зловещей перспективы, чем способность враждебного иностранного правительства скомпрометировать инфраструктуру и устройства нашей страны. Если китайские компании, такие как Huawei, получат беспрепятственный доступ к нашей телекоммуникационной инфраструктуре, они смогут собирать любую вашу информацию, которая проходит через их устройства или сети.

Что ещё хуже — у них нет выбора, кроме как передать её китайскому правительству, если их попросят. Неприкосновенность частной жизни и надлежащая правовая защита, которые являются неприкосновенными в Соединённых Штатах, просто не существуют в Китае».

Директор ФБР Кристофер Рэй на мероприятии говорит о связанных с национальной безопасностью уголовных обвинениях против китайского телекоммуникационного конгломерата Huawei 28 января 2019 года. (Image: FBI)

«Правда имеет значение»

Затем Рэй подытожил угрозы со стороны КПК и рассказал, как США могут ответить:

«Китайское правительство вовлечено в широкую, разнообразную кампанию воровства и пагубного влияния, и оно может проводить эту кампанию с авторитарной эффективностью. Они всё рассчитывают. Они очень настойчивы. Они терпеливы. И они не подчиняются справедливым ограничениям открытого демократического общества или верховенства закона.

Китай, возглавляемый Коммунистической партией Китая, будет продолжать пытаться присвоить наши идеи, влиять на наших политиков, манипулировать нашим общественным мнением и красть наши данные. Они будут использовать всевозможные инструменты и все сектора — и это потребует от нас тех же действий в ответ».

Рэй сказал, что ФБР «работает изо всех сил каждый день, чтобы защитить наши национальные компании, наши университеты, наши компьютерные сети, наши идеи и инновации». Для этого, по его словам, используется широкий набор методов, и они доказывают свою эффективность.

«При содействии наших зарубежных партнёров мы арестовали их агентов по всему миру. Наши расследования и судебные разбирательства разоблачили приёмы и методы, используемые китайцами, повысив осведомлённость о реальной угрозе и обороноспособности нашей промышленности.

Они также показывают нашу решимость и нашу способность связать эти преступления с теми, кто несёт ответственность. Одно дело утверждать, другое доказать в нашей системе правосудия это утверждение вне всяких сомнений. Правда имеет значение — и поэтому эти уголовные обвинения имеют значение. И мы видели, как наши уголовные обвинения сплотили другие страны на нашу сторону, что крайне важно для того, чтобы убедить китайское правительство изменить своё поведение», — подчеркнул он.

Рэй отметил, что ФБР работает более тесно с партнёрскими агентствами в США и за рубежом.

«Мы не можем сделать это сами, нам нужна помощь всего общества. Вот почему мы работаем усерднее, чем когда-либо, чтобы дать компаниям, университетам и самому американскому народу информацию, необходимую для принятия решений и защиты самых ценных активов.

Эффективное противодействие этой угрозе не означает, что мы не должны вести дела с китайцами. Это не значит, что мы не должны принимать китайских гостей. Это не значит, что мы не должны приветствовать китайских студентов или сосуществовать с Китаем на мировой арене. Но это означает, что, когда Китай нарушает наши уголовные законы и международные нормы, мы не собираемся терпеть это, а тем более позволять это делать.

ФБР и наши партнёры будут привлекать Китай к ответственности и защищать инновации, идеи и образ жизни нашей страны с помощью американского народа», — сказал Рэй, заканчивая свою речь.

Источник: visiontimes.com

  • Фалунь Дафа семинар
  • Популярное

    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic